Шеф № 23

Шеф № 23
Автор: Сергей Быструшкин, христианский журналист, писатель.
02.03.2022

"Шеф"-  новый цикл рассказов известного христианского писателя С.Быструшкина. Анотация:  

Шеф № 23

"Зачем верить, когда знаешь?". Этот вопрос уже давно не дает покоя Патрику Штейну. Известный московский журналист, пережив клиническую смерть, был возвращён на Землю, но отныне Патрик - сотрудник Всевышнего, помогающего Ему спасать души людей для Вечности.

Не выдержав жизни с таким человеком как Патрик, от него уходит жена, он вынужден постоянно врать близким, как-то объясняя свои внезапные отлучки.

И как же жить человеку, который даже не может спокойно согрешить, зная, что за каждый грех предстоит давать ответ, и чья работа - твои страсти?"

 

«Дьявол любит троицу»

 Предположим, где-нибудь в пятом поколении у вас есть ведьма. Или, скажем более лаконично, родственница, обладающая талантом влиять на судьбы других людей одной лишь силой мысли. В наше время к подобным явлениям относятся со скепсисом, хотя этот тезис еще нуждается в проверке. Наблюдая за тем, как всевозможные «марафоны желаний» собирают миллиарды откликов (и денег, разумеется), можно сделать вывод, что в людях изначально присутствует какой-то религиозный компонент. И те, кто презрительно отзываются о магическом мышлении, просто отрицают его наличие у самих себя.

Шеф № 23

Возьмем для примера семью Барто. Этот род пользуется большим уважением в обществе. Вряд ли кто-то из вас не слышал о скульпторе Игнатии Барто. Нынешние представители отечественной демократии недавно развязали в прессе компанию-травлю против него за то, что внезапно (?!) выяснилось его авторство одной из скульптур, восхваляющей Сталина. Старик тяжело переживал эту акцию, сделался задумчивым, угрюмым, перестал видеться с дочерью. Агриппина поняла всё без слов и первое время предпочитала не беспокоить отца. Слава Богу, со временем Игнатий Васильевич нашел в себе силы жить дальше.

   Сама Груня последние дни больше обращала внимание на предстоящее венчание. Нельзя сказать, что она была поглощена своим мужем по самую макушку. Денис был не воплощением ее идеалов. Порой занудным до скрежета зубов. Интеллигент в пятом поколении, как и она, но между ними различий, как показало время совместного проживания, было больше, нежели она предполагала.

   -Какой он порой… стеклянный! – жаловалась она своей подруге Мире. – Пошли мы как-то в одно кафе. Литературное. Он себе заказал чай пуэр. И улун. Нам принесли чайничек. Он его схватил и начал расхваливать: «Какой же прекрасный Тегуаньинь! Нежнейший, вкусом напоминающий шелестящий прибой». Тьфу! Рассуждает как сопливый интеллигент. Мне аж пить сразу расхотелось.

   -Ну, так брось его. Зачем он тебе?

   -Понимаешь, мне уже почти полтинник. Пусть лучше такой, чем никакой. Да и Аля его вроде как приняла.

   Это было правдой – ее дочь действительно очень прониклась Денисом и полюбила его. Отчасти она видела в нем и выгоду для себя – кто, как ни директор математической школы, мог бы помочь ей с изучением точных наук.

   Но вот чего не мог сделать Денис – это исцелить ее от периодических приступов, скажем так, потемнения сознания. В такие моменты она сама не помнила, как хваталась за ножницы и с ювелирной точностью пыталась вогнать их себе в вены. По случайности или Божественному провидению (хотя в Бога Алевтина не особо верила) каждый раз рядом с ней оказывалась мама, отнимала холодное оружие и вызывала докторов. Несостоявшуюся самоубийцу вежливо просили проехать до ближайшего отделения психушки и долго и не по одному дню пичкали различными лекарствами.

   Сегодня она ворвалась в дом с твердым намерением еще пожить. Мать стояла к ней спиной и, казалось, даже не обратила внимания на появление дочери. В руках у нее был роскошных букет лилий.

   -От кого подарок? – весело спросила Аля. – От Дэнчика?

   Груня повернула к ней лицо, и дочь увидела, насколько ее мать бледна.

   -Что с тобой?!

   -Нет, ничего… - неубедительно соврала мать.

   -Ну да, а то я не вижу! Колись, давай!

   -Да, говорю же тебе, со мной всё хорошо! Не пытай меня!

   -А от кого цветы?

   -От подруги, - выкрутилась Груня.

   -Что-то по-твоему виду не заметно, что ты счастлива, - скептически произнесла Аля.

   -Слушай, - нахмурилась Груня, - иди-ка лучше поешь. Я хочу побыть одна.

   -Как скажешь.

   Алевтина пожала плечами и прошла в кухню. Ей только что пришло сообщение от Базиля, что завтра днем он ждет ее на прогулку. Мысли о нем полностью вытеснили из ее сознания размышления о странном поведении матери. Механически помешивая ложкой кофе, она представляла, как завтра наденет самое лучшее платье и отправится на свидание с самым крутым парнем их поселка. Хорошо бы Маша Миронова их увидела. Тогда точно лопнет от зависти, крыса паршивая!

   Груня, убедившись, что дочь ушла, в который раз внимательно осмотрела букет и решительным жестом отправила его в окно. По всему ее телу пробежала дрожь. Она пожалела, что когда-то бросила курить. Сейчас ей было абсолютно нечем успокоить нервы. Она присела за стол и стала ожесточенно ломать свои ногти. Эта процедура хоть как-то помогала ей прийти в себя. Не может этого быть.… Неужели он не забыл…

   Она настолько погрузилась в свои мысли, что не заметила, как муж переступил порог кухни.

   -Привет, любимая!

   Агриппина вздрогнула.

   -А, это ты…

   -А кого ты ожидала увидеть? – улыбка медленно сползла с лица Дениса.

   -Никого. Извини, я просто задумалась. Ты меня напугал.

   Она подошла и поцеловала его в щеку.

   -Голоден?

   -Не сильно.

   -Тогда салат и яйца бенедикт – это самое то для нас. Сейчас накрою на стол.

   Груня попыталась отвлечься от невеселых размышлений, сервируя стол. Денис сидел в кресле и внимательно наблюдал за ней.

   -С тобою что-то происходит? – спросил он, хотя в его голосе больше звучало утверждение, нежели вопрос.

   -Со мною вот что происходит, - напела Груня.

   -Дорогая, я серьезно. Ты сама не своя. Посмотри на себя, у тебя руки трясутся.

   -Небольшие проблемы на работе – только и всего. Не обращай внимания.

   -Какая работа? Ты же в отпуске.

   -Мне написали из лицея. Сказали, что у нас возникли сложности. Дорогой, право, я очень устала, у меня нет сил говорить на эту тему. Довольствуйся тем, что я уже тебе сказала.

   Денис пожал плечами и углубился в чтение газеты. Груня краем глаза наблюдала за ним и мысленно благодарила Бога, что он так быстро успокоился. Даже под страхом смертной казни она бы не смогла озвучить ему истинную причину своего беспокойства.

   Наступило время ужина. На зов в кухню впорхнула Аля. С Тото Кутуньо в ушах. Под музыку она совершила несколько ритмичных движений, покружилась по помещению и только потом уселась за стол. Денис вел себя более сдержанно. Кроме того, он не сводил взгляда с жены. Которая окончательно погрузилась в свои мысли и не замечала, что происходит вокруг нее.

   Звонок телефона вырвал ее из задумчивости. Она испуганно воззрилась на смартфон.

   -Ты отвечать на звонок собираешься? – вкрадчиво спросил ее Денис.

   -Что? Ах да, да, конечно!

   Груня протянула руку и взяла телефон.

   -Алло, - голос у нее дрогнул.

   -Это Синицкий. Можешь говорить?

   -Могу, Володь.

   -Завтра, пожалуйста, будь на работе.

   -Я знаю, меня уже просили выйти.

   -А, отлично! У нас тут скандал с одной нашей студенткой, Зайцевой Лизой, она ведь на твоей кафедре?

   -На моей, на моей, - вздохнула Груня.

   -Не грусти, подруга, завтра все уладим. А сейчас спокойной ночи.

   -Спокойной ночи, Володя.

   Ночью ей не спалось. Она ошибочно полагала, что Денис уснул. Нет, он не спал. Ее муж тупо смотрел в стенку, пытаясь понять, что происходит с супругой. Он знал, что прямого разговора не получится, а потому был вынужден теряться в догадках. Так они и лежали, скрывая друг от друга, что очень несчастны в данный момент…

   Утром Груня попыталась уйти раньше, чем проснется ее муж. Она тихонько покинул постель, вопреки обыкновению не стала принимать душ, а сразу направилась в прихожую. Такси предусмотрительно было заказано ею с вечера – это тебе не из города вызывать, «Яндекс» может и подвести. Водитель уже ждал ее на дороге за воротами. Она видела, как он припарковался возле ее дома, и стала с удвоенной скоростью застегивать шубу.

   -Поехали, - бросила она водителю, устраиваясь на заднем сидении.

   Подняв голову, Груня встретилась взглядом с водителем. Тот как-то странно на нее посмотрел и нажал на газ. Машина тронулась. Груня прильнула к окну, любуясь здешней природой. Чем дальше они удалялись от деревни, тем грустнее становилось у нее на душе. Она не испытывала таких чувств с момента первого развода…

   Они выехали в город. Пейзаж за окнами машины сменился. Холодная Москва, еще накрытая ночью, встречала ее недружественно. Фонари ослепляли своим светом, а метель, казалось, через все щели проникает в салон под складки одежды и карябает тело. Груня плотнее закуталась в шубу и прикрыла глаза. Больше всего она мечтала сейчас вернуться в пустой дом, чтобы там не было никого, кроме нее и их дворняги Шелти, укутаться в одеяло и уснуть. Уснуть…

   Бах! Ба-бах! Их машину резко отбросило назад, и она закружилась на льду. Груню отбросило вперед, и она сильно ударилась лицом о переднее сиденье. Наконец, машину перестало кружить. Водитель толкнул дверь и выпрыгнул из салона.

   До сознания Груни донеслось:

   -У тебя как вообще с головой, придурок?! Кто тебе выдавал права?!

   Груня опустила боковое стекло. Двое мужчин, один из которых был везший ее человек, вели ожесточенную перепалку. Ей было плохо, у нее болело лицо, ей требовалось срочно оказаться на воздухе. Она не без труда распахнула дверь и вышла на дорогу.

   В то же мгновение из столкнувшейся с их машиной «Лады» показался парень, лицо которого было ей очень знакомо. Груня остолбенела. В первое мгновение ей показалось, что всё это происходит не с ней. Потому что стоящий перед ней человек был самой большой любовью ее жизни.

   -Алексей? – только  и смогла вымолвить Груня.

   -Ты?! – вытаращил глаза Алексей. – Груня, я поверить не могу…

   -Вы что, знакомы? – обернулся на нее водитель.

   -Еще как, - Алексей оттеснил его и подошел вплотную к Груне. – Сколько же мы не виделись…

   -Это ты прислал мне букет?

   -Букет? Ты о чем?

   -Забудь. Просто о том, что я люблю именно такие цветы, знаешь только ты.

   -Кто тебе там букет прислал, я уже ревную даже, - улыбнулся Алексей. – Слушай, то, что мы встретились, это судьба. Ты как, спешишь? Давай посидим где-нибудь?

   -Извини, Леш, спешу. На кафедре произошло какое-то происшествие, и я должна… - Груня осеклась. – А, впрочем, для чего я тебе это рассказываю? Тебе же не интересно.

   -Ты дурочка что ли? – вытаращил глаза Алексей. – Очень даже интересно! Ну, так мы увидимся?

   Груня помялась пару секунд.

   -Запиши мой телефон. Я позвоню тебе.

   Алексей с готовностью вытащил смартфон.

   Они обменялись телефонными номерами.

   -Я буду ждать твоего звонка, - улыбнулся на прощание Алексей.

   -Я позвоню, - против воли улыбнулась в ответ Груня.

   -Нет, а с машиной – то что я буду делать? – всплеснул руками водитель, который ее вез. – Кто за ремонт-то будет платить?

   -Пойдемте со мной.

   Алексей отвел его в сторону, они поговорили, и мужчина вернулся к Груне совершенно довольный.

   -Можем ехать.

   Груня помахала рукой Алексею и прыгнула в салон. Машины разъехались.

   Весь оставшийся день Алексей не выходил у Груни из головы. Она думала о нем во время внеплановой лекции, разбора истории своей студентки Лизы, обеда, сидения на кафедре и даже когда надевала вечером шубу. Голова к концу дня просто раскалывалась. В ней боролись два желания – позвонить своему бывшему возлюбленному и ее христианская нравственность.

   Да, мы забыли упомянуть – наша Агриппина с младенчества являлась приверженцей Православного взгляда на мир. Тайно крещенная в советские годы  своими родителями, она довольно рано начала самостоятельно ходить в церковь, исповедоваться и причащаться. Во время одного из таких походов она познакомилась с отцом Юрием, переехавшим в Москву из Петербурга, который стал ее духовным отцом. Груня чувствовала, что сейчас ей очень нужно с ним поговорить, что называется, по душам.

   На такси она доехала до собора, где служил отец Юрий. На ватных ногах взошла по ступенькам. Дрожащей рукой перекрестилась. Вошла внутрь.

   В соборе никого не было, кроме мужчины в темном костюме, который сидел на стуле напротив алтаря. На звук открывшихся дверей он полуобернулся.

   -Отца Юрия сегодня не будет.

   Груня замерла.

   -Правда? Ой, как жаль, он мне так нужен…

   -Приходите завтра, он будет…

   -Завтра, а мне нужно сегодня…

   -Нынешние христиане, по всей видимости, не отличаются терпением, - усмехнулся мужчина.

   Его лицо показалось Груне знакомым.

   -Постойте, а вы не Патрик Штейн?

   Мужчина вновь посмотрел на нее.

   -Он самый. Откуда вы меня знаете?

   -Ну как же? Вы наделали много шуму в свое время. Известный журналист, едкий критик религии, практически второй Невзоров вдруг обратился в Православие и стал писать апологетические статьи. Необычный путь в миссионеры, вы не находите?

   -Неисповедимы пути Господни, - философски заметил мужчина.- Но в чём-то вы правы – такой жизненный поворот был неожиданным, прежде всего, для меня самого.

   -И как вам в роли апостола Павла? – Груню забавлял этот человек.

   -Освоился вроде. Хотя порой до сих пор непривычно. Но….

   -Что «но»?

   Патрик приподнялся, и она заметила на его груди крест, составленный из двух пуль, видневшийся из-под расстёгнутого воротника.

   -Какое у вас необычное распятие…

   -Меня однажды пытались убить, - нехотя пояснил Патрик. – Как видите, не вышло. На память об этом сделал себе крест из пуль, которыми пытались прекратить моё существование.

   -Вы очень необычный человек, Патрик…

   -Все мы необычные для Бога, все необыкновенные. Вот вы, например, только вошли и перекрестились по – католически. Не обычно, не скрою, но интересно.

   -Мой второй муж – практикующий католик.

   -Нет вопросов.

   -А у меня есть. Один. Вы вроде бы переехали в Самару с семьей или я ошибаюсь?

   -Не ошибаетесь, - помрачнел ее собеседник. - Но в силу сокращения зарплаты в нашей редакции, я был вынужден вернуться сюда на подработку. Впрочем, у меня нет желания распространяться на тему личной жизни.

   -Я поняла.

   Патрик поудобнее устроился на стуле.

   -У вас очень бледное лицо, э-э-э…

   -Агриппина.

   -…Агриппина…. У вас что-то произошло?

   -Произошло, - кивнула Груня. Но тут же взяла себя в руки, - но обсуждать это я буду исключительно с отцом Юрием!

   Она выбежала из собора, хлопнув дверьми. Конечно, увидеть популярного журналиста  в области религии было интересным опытом, но в данный момент ей требовался разговор с духовником. А раз его не было на месте, следовательно, и говорить не о чем.

   Наша героиня прыгнула в такси и вскоре уже подъезжала к своему дому. Пожалуй, для одного дня было слишком много неприятностей. Выходя из машины, она мечтала, чтобы Денис был загружен работой и не донимал ее расспросами, а дочка увлечена своими мыслями.

   Алевтина сидела на кухне и что-то рисовала. Груня кивнула ей и молча прошла к себе в комнату. Она легла в постель и уставилась в потолок. С Алексеем они познакомились года два назад. Тогда она уже знала Дениса, но между ними еще не было и намека на романтику. Алексей жил на другом конце Москвы, но часто приезжал к ней домой. Их свидания не отличались разнообразием – они не ходили по кафе и ресторанам, да и прогулки в парках им были чужды. Вместо этого они запирались в комнате у Груни и придавались любовным утехам.

   Как же ей было хорошо с ним! Притом, что поначалу они просто общались по работе, казалось, так и будет продолжаться, но…. Одно неосторожное движение глазами с ее стороны – и они уже в постели. Их первую ночь она не забудет никогда!

   Но как бы им не было хорошо, Алевтина была нацелена на семью. А Алексей не мог ей этого дать. Он хотел просто секса без обязательств. Ее, Груню Барто, такой вариант не устраивал. И однажды, после очередной фантастически проведенной ночи, она попросила своего любовника больше не появляться в их доме. Алексей вздохнул, но покорно ушел. Больше она о нем ничего не слышала. До сегодняшнего дня…

   Груня перевернулась на другой бок. С ее дочерью что-то происходит. Так не может долго продолжаться. Возможно, из-за того, что их семью когда-то оставил отец, она так плохо относится к своей жизни и совершенно не дорожит ею. Слава Богу, Дениса она восприняла нормально. Первого из ее мужчин. А, нет, не первого. Был еще один…

   -Мама! – раздалось с кухни.

   -Иду, - прохрипела Груня, нашаривая тапки.

   Аля как раз сворачивала свою художественную деятельность.

   -Чего тебе?

   -Мама, я ухожу гулять.

   -С ума сошла, девятый час!

   -Ну, ма-ам, я ненадолго, меня Базиль позвал!

   -Что еще за Базиль?

   -Ну как же, я тебе о нем говорила, но ты, вероятно, забыла. Ты же вся в своих мыслях.

   -Не нравится мне что-то твой Базиль, - поморщилась Груня.

   -Ты его просто не знаешь! – бросилась в атаку Аля.- Увидела бы – влюбилась!

   -Вот еще не хватало! – не очень искренне произнесла Груня. – Ладно, Бог с тобой. Иди.

   -Спасибо, мамочка! – захлопала в ладоши Аля.

   -Но только чтобы не позднее одиннадцати была дома!

   -Буду обязательно!

   Аля с гиканьем понеслась одеваться. Груня машинально взяла один из ее рисунков. На нем была изображена девочка, похожая на ее дочь, с воткнутым поперек живота кинжалом. Кровь стекала на ее туфли. «Ну и творчество у моей дочери», - с грустью подумала Груня.

   Алевтина вернулась, конечно же, не в одиннадцать, а гораздо позднее. Но Груня не стала ее отчитывать. Она просто присмотрелась к дочери. Выглядела она как-то странно. Как будто мыслями была где-то за несколько километров отсюда. По ее настроению Груня попыталась понять, что она чувствует, но это оказалось непросто.

   Ночью она опять плохо спала. Утром, выйдя на кухню, она увидела спешащую к воротам Алю. У ворот ее ждал некий парень – очевидно Базиль. Наблюдая за тем, как он кладет ей руку ниже поясницы, и они направляются в сторону школы, Груня с неудовольствием подумала, что ей предстоит тяжелый разговор с дочерью. Основываясь на своем жизненном опыте, она уже составила в голове портрет этого Базиля. Парень представлялся ей откровенным бандитом. Но дочка, разумеется, будет до последнего цепляться за отношения с ним. Да, беседа выдастся нелегкой…

   -Грунь, - раздалось у нее за спиной.

   Она вздрогнула и обернулась. В кухне появился Денис.

   -Прости, я тебя не заметила.

   -Ты в последнее время вообще мало что замечаешь, - заметил муж. – Послушай, что с тобой происходит?

   -Ничего, всё в порядке, - пожала плечами Груня.

   -Мы с тобой собираемся повенчаться. Ты хочешь и дальше от меня тайны таить?

   -Нет никаких тайн, не придумывай, пожалуйста.

   -Ах, значит, нет тайн?  А что же ты второй день сама не своя-то?

   -Денис, я тебя очень прошу, - Груня зло посмотрела на супруга. – Такое ощущение, что семейное проклятие, о котором мне рассказывал отец, вступило в свои права. Ты посмотри, что происходит с Алевтиной. Она рисует…. Впрочем, полюбуйся!

   Груня унеслась в комнату дочери, схватила со стола ее рисунки и показала их Денису.

   -Ничего себе! – охнул он. – Слушай, да тут попахивает суицидом…

   -Тут им прямо-таки воняет! – повысила голос Груня. – И что нам теперь со всем этим делать?

   -Ты не хочешь показать ее психиатру?

   -Хочу. Как раз подыскиваю подходящего специалиста.

   -Есть кандидаты на примете?

   -Есть. Сегодня планирую после работы заехать в одну клинику, посмотреть ее, договориться.

   -Хорошая идея, - оценил Денис. – Пожалуйста, не думай, что мне все равно. Твоя дочь для меня значит столько же, сколько и Даша. Я не разделяю их.

   Груня подошла и обняла его сзади.

   -Я знаю, мой милый. Я знаю.

   В дверь постучали.

   -Кто там еще? – поморщилась Груня. – Я открою.

   -Нет уж, позволь я.

   Денис встал из-за стола и решительной походкой направился в прихожую. Груня пошла за ним. Денис распахнул дверь. На пороге стоял Алексей.

   -Ты?! – не поверила своим глазам Груня.

   -Груня?! – остолбенел мужчина.

   -Вы знакомы? – обернулся на жену Денис. – Милая, кто это?

   -Я ваш новый сосед из дома напротив, - Алексей протянул ему руку. – Алексей Ковригин. Надо же, кто бы мог подумать, что буду жить через дорогу от своей…. – Он замялся. – Самой первой любви в жизни.

   -Не понял, - нахмурился Денис. Ему всё труднее было сохранять традиционное католическое спокойствие.

   -Вы позволите мне войти? – поинтересовался Алексей.

   -Действительно! – поспешила вмешаться в разговор Груня. – Денис, ну какой же ты у меня негостеприимный!

   Она легонько толкнула мужа кулачком в спину и жестом дала понять визитеру, чтобы он проходил. Провожая взглядом его и супругу, Денис поймал себя на мысли, что с удовольствием бы сейчас набил морду. Причем и ему и супруге.

   -Скажите, вы верите в Бога? – спросил Алексей, вольготно раскинувшись на диване.

   -Ну, Денис как бы католик, - указала на мужа Груня.

   -Прекрасно. Значит, вы меня поймете. Представляете, задумался я на днях о том, чтобы сменить пыльную душную городскую квартиру на чудесный загородный домик. Долго искал подходящий для себя вариант, но, наконец, Божьей милостью нашел. Вчера еду осуществить последние приготовления к переезду и вдруг – БАХ!

   Алексей вскочил и закрыл голову руками.

   -Наше такси врезается в другое. Водитель летит ругаться с водителем той машины, я выхожу из салона и вижу Груню. Девушку, которую я любил и, прошу заметить, продолжаю любить больше своей жизни!

   Денис вздрогнул. Алексей подошел к Груне и поцеловал ей руку.

   -Милая, ты великолепно выглядишь! Ничуть не изменилась!... А сегодня я решил познакомиться с соседями и вновь вижу тебя! Это судьба!

   -При каких же обстоятельствах вы познакомились? – поморщился Денис.

   -О, это увлекательнейшая история! – Алексей захлопал в ладоши. – Однажды вечером я сидел на «Баду» и скучал. И тут увидел ее, Груню. Создание небесной красоты. И, конечно же, написал ей. Наше общение было горячим и страстным. Буквально через пятнадцать минут мы договорились о встрече. Оказалось, что мы и жили не так уж далеко друг от друга. Я повел ее в лучшее кафе из всех, что мне были известны, заказал шикарный шербет, и весь вечер не выпускал ее из своих объятий. Скажи, Грунечка, ты помнишь, как я нашептывал тебе на ушко веселые истории из своего прошлого?

   -Помню, - против воли улыбнулась Груня.

   Денис обратил на это внимание. Злости внутри него стало еще больше.

   -Придя домой в тот вечер, я был, словно пьяный, - продолжал Алексей, краем глаза наблюдая за реакцией Дениса. -  Я написал Груне и предложил ей секс. Она не возражала. Я снял гостиницу, мы провели чудесную горячую ночь. Я вам искренне завидую, Денис, сейчас у вас есть такая возможность – наслаждаться ее роскошным телом.

   -Ну, все, прекратите! – вышел из себя Денис. Терпение у него лопнуло.

   -Что с вами? – осекся Алексей.

   -Милый, перестань! – тронула его за рукав Груня. – Ты ведешь себя недостойно.

   -Это я веду себя недостойно?! – рыкнул Денис. – По-твоему достойно заявиться в чужой дом и рассказывать мужу своей бывшей, как он с ней проводил ночи?! Это ты считаешь достойным?!

   -Пожалуй, я здесь лишний, - сказал Алексей, с трудом сдерживая улыбку. – На твоем месте, Груня, я бы занялся воспитанием твоего мужа. Католик, а воспитания никакого. Правильно мама говорила, все верующие – лицемеры.

   Театрально вздохнув, он прошел в прихожую. Груня тоже поспешила покинуть дом, благо ей нужно было по рабочим делам в город. Она не представляла, как будет вечером смотреть в глаза своему мужу. И в то же время ей невыносимо было врать самой себе. Да, она все еще любила Алексея. Да, она вышла замуж за Дениса только чтобы не думать о нем. Забыть о его подлой измене. Но не получилось. Как показало время и их вчерашняя встреча – помнит до сих пор…

   Между тем Денис метался по своему кабинету, пытаясь понять, что ему делать дальше. В голове всплывали эпизоды их знакомства с Агриппиной год назад. Подумать только, они женаты меньше года, и у них уже начались такие проблемы. А что же дальше-то будет…. Еще этот, как там его…. Алексей откуда-то взялся. Одно к одному…. Право как будто и вправду проклял кто…. Надо бы за женой последить что ли. Понять, чем она живет.

   В кабинет заглянула секретарша.

   -Хотите кофе, Денис Вячеславович?

   -Я занят! – рявкнул на нее Денис.

   Девушка отпрыгнула за дверь.

   -Что-то ты совсем отпустил повода, Денис, - вслух сказал он сам себе. – А ведь ты давал обещание владеть собой…. В церкви, между прочим, давал…

   Алевтину разбудил стук в дверь. Мама и отчим еще спали. У нее вибрировал телефон. Звонил Базиль.

   -Да?

   -Приходи ко мне. Родителей дома нет.

   -Иду.

   Она послушно поднялась с кровати, нашарила тапочки и осторожно вышла в коридор. Стараясь никого не разбудить, она быстро оделась и вскоре уже шла, поскальзываясь, по заснеженной улице в сторону дома своего любимого человека.

   Базиль встретил ее на крыльце.

   -Проходи.

   Он чмокнул ее в щеку и провел внутрь. Она сразу обратила внимание на расстеленную кровать.

   -А это для чего?

   -Послушай, детка, - Базиль встал к ней близко настолько, насколько это было возможно, - тебе уже не пятнадцать. И ты же должна понимать, для чего я тебя сюда вызвал.

   -Мне восемнадцать будет только через год, - побледнела Аля.

   -Давайте оставим эти условности, госпожа Барто, - он начал расстегивать на ней блузку.

   -Базиль, не надо…

   -Не хочешь? – он с удивлением посмотрел на нее. – А я думал, что ты взрослая девочка и уже имеешь опыт…

   -Я не хочу сейчас этим заниматься.

   -Да брось ты, все в твоем возрасте этого хотят…

   Он принялся целовать ей грудь, она сопротивлялась. Ему это нравилось. Он прижал ее к стене и словно бы хотел погрузиться в нее как в воды океана. Одной рукой Базиль крепко держал ее, другой расстегивал ремень. Наконец, штаны съехали ему на ноги. 

   -Сейчас будет кульминация, - шепотом пообещал он.

   Алевтина ничего не запомнила. Ей было больно, она плакала, но в какой-то момент просто перестала бороться и покорно позволила себя изнасиловать. Он делал с ней всё, что хотел, а она была послушной куклой в его руках.

   Когда он уже застегивал штаны, девушка смотрела на своего мучителя, не в силах произнести ни слова.

   -Понравилось? – наклонился к ней Базиль. – А впрочем, мне все равно.

   -Ты не боишься, что я все расскажу маме?

   -Можешь рассказывать кому угодно и что угодно. Меня это не волнует. И вообще, выметайся из моего дома, мне в институт пора собираться.

   Алевтина поднялась с пола и потянулась за своей одеждой.

   -То-есть, все твои слова о любви были только для того, чтобы переспать со мной?

   -Конечно, - кивнул Базиль. – А для чего же еще?

   -Ну, я думала, у тебя ко мне чувства.

   -Какие нахрен чувства? – цинично захохотал Базиль. – Ты на себя в зеркало посмотри! Зубы кривые, башня косая, волосы как будто ими полы мыли. Горбатая вся какая-то. Скажи спасибо, что у меня давно женщины не было, а то бы ходить тебе в девках-вековухах до Страшного суда.

   Глаза Алевтины налились слезами.

   -Тебя посадят за совращение несовершеннолетней!

   -Где свидетели? – развел руками Базиль. – И потом, у тебя же справка из больницы. Ты думаешь, девочку, которая не единожды лежала в дурке, воспримут всерьез? Советую тебе исчезнуть и навсегда забыть обо мне, шмара малолетняя.

   Алевтина в слезах выбежала из дома.

   Между тем, проводив мужа на работу, Груня занималась приготовлением завтрака. Однако в дверь постучали. Она пошла открывать, догадываясь, кто это мог быть. Интуиция ее не подвела.

   Прямо с порога Алексей заключил ее в свои крепкие объятия.

   -Я видел, как твой католик уехал на работу. Нам никто не помешает.

   Он впился в ее губы.

   -Леш, прекрати! – она вырвалась из его объятий. – Ты что с ума сошел!

   -Сошел! – закричал он. – Сошел! В тот самый миг, когда увидел тебя! Ну, неужели ты тоже этого не хочешь, ну скажи!

   Груня промолчала.

   -Раздевайся! – внезапно вырвалось у нее.

   Он быстрым движением скинул с себя рубашку. Она подбежала к нему и начала целовать его в губы. Отточенными движениями он расстегивал ей молнию на платье. Вот оно упало ей на ноги. Она сделала пару движений и осталась в одних трусиках.

   -Ты такая… - хрипел он. – Такая…

   -Хватит трепаться...

   Он повалил ее на обеденный стол. 

   Когда половой акт прекратился, и они лежали на полу, до Груни начал медленно доходить смысл того, что они только что совершили.

   -Леш, мы с тобой сошли с ума. 

   -А может быть, наоборот, выздоровели? – он повернул к ней голову. – Я ведь столько лет этого хотел.

   -Я тоже, - она погладила его по щеке. – Но ты ведь понимаешь, что мы не сможем быть вместе. У меня есть муж…

   -Но ты ведь не любишь его.

   -С чего ты взял? Люблю.

   -Оно заметно.

   Груня приподнялась:

   -Я не буду отрицать, что не удовлетворена в браке. Денис хороший, но он слишком погружен в свою работу. На меня у него времени не остается.

   -Будь у меня такая женщина как ты, - Алексей дотронулся до ее локонов, - я бы не выпускал эту женщину из постели.

   -Да ну тебя! – расхохоталась Груня.

Когда Алексей уходил, он пообещал скоро выйти на связь. Вот только Груню такая перспектива не радовала. Она вовсе не планировала систематически изменять своему супругу. Она и в этот-то раз не поняла, как такое могло произойти.

   Совесть не позволяла ей оставаться дома, и она вновь решила сходить к отцу Юрию. И вновь вместо священника ей встретился тот мужчина.

   -Опять вы! – воскликнула она при виде Патрика.

   -Наши встречи здесь уже становятся традицией, - заметил тот.

   -И притом не очень приятной…

   -Ну, зачем вы так. Вы мне даже в чем-то симпатичны. Сразу видно, настойчивости вам не занимать.

   Груня опустилась на скамейку.

   -Извините, я немножко переборщила с хамством…

   -Вы меня тоже извините. Приехал в Москву, пытаюсь здесь устроиться. Нервы ни к черту.

   Он осекся и виновато посмотрел на распятие.

   -Ну а у вас-то что случилось?

   Груня подняла на него взгляд.

   -Да бросьте вы. Вы же знаете, кто я, от меня информация никуда не уйдет. А вам станет легче.

   -Нелегко исповедоваться первому встречному.

   -Уверен, я не первый, кто встретился вам за сегодняшний день, - Патрик сел рядом с ней на скамейку. – Я тут временно замещаю отца Юрия. До конца моего рабочего дня еще три часа. Давайте поможем мне потратить это время с пользой. Расскажите, что за груз у вас на душе.

   Груня помялась.

   -По правде говоря, у меня настолько уже душа болит, что я готова рассказать о своей беде кому угодно.

   -Так сделайте же это!

   -Мой отец когда-то рассказал мне, что наш род проклят. Судя по последним событиям в моей жизни, он был прав.

   -Я вас умоляю, - поморщился Патрик, - мы же в церкви. И потом, позволю себе вам процитировать Библию. «Вы говорите: "почему же сын не несет вины отца своего?" Потому что сын поступает законно и праведно, все уставы Мои соблюдает и исполняет их; он будет жив». Иезекииль, между прочим. Так что, видите, сам Господь призывает нас не бояться родовых проклятий. Этими понятиями оперируют бульварные колдуны, но мы ведь с вами в их таланты не верим.

   -Я уже не знаю, во что верить…. Вообще не понимаю, что происходит.

   -А что происходит?

   -Моя дочь ведет себя очень странно, связалась с каким-то проходимцем. А я вдруг ни с того ни с сего на глазах у мужа получаю шикарный букет. О том, что я люблю такие цветы мог знать только один человек. В тот же день моя машина сталкивается с той, в которой сидит любовь всей моей жизни. Тот самый человек. А еще чуть позже выясняется, что он снял дом напротив. Вот что прикажете думать насчет всего этого?

   -Не знаю пока что думать, мало информации. Это всё, что вас тревожит?

   -Нет. Мне кажется, жизнь, Бог наказывает меня за один грех из прошлого.

   -О чем вы?

   -Из-за меня погиб человек.

   Патрик посмотрел ей в глаза.

   -Расскажите.

   -Я лежала дома, болела. Последствия травмы, полученной при покорении гор. Спасибо дочке, она тогда за мной много ухаживала. Мне было одиноко и грустно. В то же время мы очень сблизились с Ильей Непокоровым. Этот мальчик поступал ко мне на кафедру, но через некоторое время понял, что рисование это не его и перевелся в другой ВУЗ. Однако мы сохранили добрые товарищеские отношения. Он часто звонил мне, я давала ему советы на тему того, как управляться с девочками. А тут я стала замечать, что сама произвожу на него впечатление как женщина. И однажды он мне признался. Написал прямо в двенадцать ночи и исчез из сети. Видимо по-юношески испугался отказа и решил дождаться утра, чтобы прочитать мой ответ.

   -И что же вы ему ответили?

   -Я сказала, что он точно не потеряет меня как друга (чего он боялся) и между строк дала ему понять, что он мне тоже небезразличен. Какое-то время мы общались по Интернету. А потом я пригласила его к себе домой. Алевтина была в соседней комнате, а мы в спальне придавались любовным утехам. Вы знаете… - Груня прослезилась…. – Он так долго не решался меня поцеловать. Мне даже пришлось положить на него ноги, чтобы он понял мой намек и начал действовать.

   -И что же было дальше?

   -Так у нас прошло два или три свидания. Я заметила, что он был первым моим мужчиной, которого безоговорочно приняла Аля. Как-то он пригласил меня к себе. Я всю ночь готовилась. Приехала…. И поняла, что ничего у нас не получится. И я не только о разнице в возрасте. Ну, куда ему, у него вся жизнь впереди. А мне до полтинника рукой подать. Я ему всё честно объяснила и попросила вызвать мне такси. Он, конечно, был чрезвычайно удручен, тем более, я видела, что он находился на тот момент в полной боевой готовности. А тут такой облом. Любому бы снесло крышу.

   -И вы уехали?

   -Я уехала. Он звонил мне, умолял вернуться, а я просто в какой-то момент перестала отвечать на звонки. Спустя пару дней мне стало известно, что он покончил с собой.

   Патрик распрямился.

   -Как?

   -Выбросился из окна. Буквально через неделю после этого.

   -Вы винили себя за это?

   -Винила ли я себя за это? – Груня вскочила. – Да я простить себе этого не могу. Он мне до сих пор снится. Каждый год в день его смерти я прихожу к нему на могилу и кладу цветы. Я каждую службу молю Бога о его упокоении и отпущении ему греха самоубийства. Это ведь я виновата. Довела ранимого человека до такого. Он меня искренне полюбил, я видела. А мне дуре такой надо было быть деликатнее.

   -У всех у нас есть скелеты в шкафу, - философски заметил Патрик. – Другой вопрос, в какой момент они начинают оттуда выпадать.

   -Вы никому не скажете? – с подозрением посмотрела на него Груня. – Я не переживу, если кто-нибудь узнает о моей тайне.

   -Не переживайте, я умею хранить секреты, - заверил ее Патрик.

   -И что же мне теперь делать?

   -Мой вам совет – постарайтесь забыть эту историю. Тут уже ничего не исправишь. Что вышло, то вышло. Понадеемся на милость нашего Шефа, - Патрик указал рукой на распятие. – Что касается вашего соседа, то я предлагаю вам определиться внутри себя – кто вам по-настоящему дорог. С тем и оставайтесь.

   -Спасибо, Патрик, - с чувством произнесла Груня. – Из вас бы получился неплохой священник.

   -Церковь жалко, - вздохнул он. – И так непростые времена переживает, а тут еще я – священник!

   На подходе к дому Груня заметила, что из – под двери вытекает кроваво-красная лужа. Издав истошный вопль, она кинулась отпирать замок. Алевтина сидела на стуле, запрокинув голову. Из руки у нее торчали ножницы. Груня заорала что есть силы.

   Со стола ей под ноги слетела записка. Она развернула ее:

   «Мама, я не готова жить в мире, где слово «нет» ничего не значит. Не хочу существовать с чувством вины и быть обузой вам с Денисом. Стройте свое счастье. Твоя дочь Аля».

   Она прислонилась к стене и затряслась. В это мгновение зазвонил телефон.

   -Алло, - прохрипела она.

   -Значит так, - послышался голос Дениса. – У меня всего минута, потом буду на совещании. Значит, мне сегодня на почту пришло видео о том, как ты развлекаешься с нашим новым соседом. В общем, готовь документы на развод, жить вместе мы больше не будем. Мне не нужна жена шлюха.

   -Послушай ты, подонок! – заверещала Груня. – У меня дочь покончила с собой! А ты тут о каком-то браке! Чтоб ты сдох, сволочь! Чтоб ты сдох!!!

   Она запульнула телефоном в стену. Смартфон врезался в картину, когда-то нарисованную хозяйкой дома, упал на пол и заглох. В слезах, вся растрепанная Груня выскочила во двор, пересекла его и принялась стучать в ворота дома Алексея. Но ей никто не открыл. Позже окажется, что он съехал.

   Минуло полгода со времени описываемых нами событий. Груня перестала общаться со своим окружением, сменила работу, начала носить черное и, в общем-то, потеряла смысл жизни. Однажды летним днем она вспомнила, что ей нужно посетить могилу Ильи. Что ж, на кладбище она в последнее время бывала чаще, чем где-либо.

   Она не могла отвести взгляда от чёрно-белой фотографии. Ей казалось, что молодой человек с того света смотрит на нее с нескрываемой укоризной. Вот так Всевышний наказал ее за то, что она позволила себе мимолетный романчик в то время, как была увлечена другим мужчиной, этим проклятым Алексеем. Видно, верно говорят – за все в жизни приходится платить.

   -Вы позволите?

   Ее потеснил мужчина с цветами в руке. Его лицо показалось Груне смутно знакомым.

   -Вам чего? - сухо спросила она.

   -Мне-то? Мне бы цветочки на могилку сыну пристроить.

   Мужчина наклонился и положил букет на памятник.

   -Вы отец Ильи? - поразилась женщина.

   -Да, - отчеканил мужчина. И вдруг пристально посмотрел на неё. - Каково это - потерять своего ребёнка, а?

   -В-вы... Вы о чем?

   -Ну, у вас не было проблем с захоронением Алевтины? Если что, я всегда могу помочь,  у меня в этом бизнесе есть связи. Эх, да где их только у меня нет...

   Последние слова мужчина произнёс с нескрываемой гордостью

   -Откуда вы знаете? Про Алевтину?

   -Я даже знаю, что сегодня утром ваш бывший муж подал заявление на новый брак. С женщиной гораздо моложе и красивее вас. Честно говоря, за последнее время я столько о вас узнал, что мне кажется, ваша биография мне известна лучше, чем моя.

   -Но зачем?

   -Зачем? Хороший вопрос... Видите ли, этот мальчик - мужчина показал на фото Ильи на памятнике, - однажды очень полюбил одну женщину. И она вроде как отвечала ему взаимностью. Даже обещала замуж за него выйти. Но всё это как оказалось было сказано просто в порыве страсти. А потом выяснилось, что у неё параллельно был ещё мужчина. Настоящая любовь, по её утверждению, и о мальчике она больше даже не вспомнила. Он просил её вернуться, умолял на коленях, но... В итоге, мальчик не справился и покончил с собой. Его отец чуть с ума не сошёл от горя. И только желание, чтобы женщина, которая причинила такую боль его семье, прошла через это же, дало ему силы жить.

  -Так это были вы?! - вскричала Груня. - Всё это устроили вы?

   -Да, дорогая, весь этот спектакль был сыгран специально для вас, - мужчина оперся на ограду. - Я обратился в специальное агентство по решению нестандартных ситуаций, нашёл людей. Вместе мы разработали план. Нужно было всё тщательно продумать, чтобы у вас не возникло подозрений, что всё подстроено. Насколько нам стало известно, ваша семья и так была одной ногой на грани безумия, нужно было лишь слегка подтолкнуть. И мы сделали это. Сначала послали вам букет с намеком на кое-кого. Мол, поклонник у вас появился на радость Денису. Потом подстроили аварию и судьбоносную встречу с вашей настоящей любовью. Я сам лично был тогда за рулем.

   Теперь Груня поняла, почему ей было знакомо лицо этого мужчины.

   -Алексея мы тоже купили. Поверьте, он сейчас переживает не лучшие времена и за хорошую сумму согласился нам подыграть. Тем более, у него зуб на вас. Вы слишком резко уходили из жизни мужчин, Агриппина. Мы такое не прощаем. Говорят, Бог любит троицу. Это неправда. Как раз лукавый даёт две попытки согрешить в своё удовольствие, а на третий уже берёт проценты. Как было и в вашем случае.  Один раз можно предать, второй, но третий – это уже перебор. С Ильей пронесло, с Алексеем пронесло, ну а Денис уже вас не простил. Вот на третий раз вам и прилетело.

   Груня слушала его и не могла поверить своим ушам.

   -Мы знали, что Денис – человек высоких моральных принципов. И видео, на котором запечатлен секс его супруги с каким – то левым мужиком, подтолкнет его к незамедлительному решению разорвать с вами брак. А нам то и нужно было. Но главное – мы добыли справку у психиатра, что ваша дочь состоит на учете и неоднократно пыталась покончить с собой. Это было удачей. Оставалось нанять молодого человека, который бы систематически подавлял ее волю, а в итоге довёл до суицида.

   Мужчина придвинулся к Груне.

   -Это было кульминацией моего плана. Отнять у вас покой, репутацию, мужа было бы слишком просто. Я хотел, чтобы вы испытали всё то, через что прошёл я. И я счастлив, что у нас все получилось. Бог не слеп к людским трагедиям. Правосудие совершилось!

   Груне казалось, что земля уходит у нее из-под ног.

   -До встречи в аду, - шепнул ей мужчина.

   Груня не заметила, как осталась у могилы одна. Она медленно облокотилась на памятник и горько заплакала. Слёзы стекали прямо на чёрно-белую фотографию…

Темы этой статьи
Еще по этой теме
Похожие статьи
Шеф №26
"Шеф"- новый циклрассказов известногохристианского писателя С.Быструшкина. Анотация: "Зачем верить, когда знаешь?". Этот вопрос уже давно не дает покоя Патрику Штейну. Известный московский журналист, пережив клиническую...
Шеф №25
"Шеф"- новый циклрассказов известногохристианского писателя С.Быструшкина. Анотация: "Зачем верить, когда знаешь?". Этот вопрос уже давно не дает покоя Патрику Штейну. Известный московский журналист, пережив клиническую...
Шеф №24
"Шеф"- новый циклрассказов известногохристианского писателя С.Быструшкина. Анотация: "Зачем верить, когда знаешь?". Этот вопрос уже давно не дает покоя Патрику Штейну. Известный московский журналист, пережив клиническую...
Шеф №22
"Шеф"- новый циклрассказов известногохристианского писателя С.Быструшкина. Анотация: "Зачем верить, когда знаешь?". Этот вопрос уже давно не дает покоя Патрику Штейну. Известный московский журналист, пережив клиническую...
Шеф № 21
"Шеф"- новый циклрассказов известногохристианского писателя С.Быструшкина. Анотация: "Зачем верить, когда знаешь?". Этот вопрос уже давно не дает покоя Патрику Штейну. Известный московский журналист, пережив клиническую...
Как стать христианином – Христиане.ру