Шеф № 32

Шеф № 32
Автор: Сергей Быструшкин, христианский журналист, писатель.
28.11.2022

"Шеф"-  новый цикл рассказов известного христианского писателя С.Быструшкина. Анотация:  

Шеф № 32

"Зачем верить, когда знаешь?". Этот вопрос уже давно не дает покоя Патрику Штейну. Известный московский журналист, пережив клиническую смерть, был возвращён на Землю, но отныне Патрик - сотрудник Всевышнего, помогающего Ему спасать души людей для Вечности.

Не выдержав жизни с таким человеком как Патрик, от него уходит жена, он вынужден постоянно врать близким, как-то объясняя свои внезапные отлучки.

И как же жить человеку, который даже не может спокойно согрешить, зная, что за каждый грех предстоит давать ответ, и чья работа - твои страсти?"

 

«Воин света»      

   Ограбление было совершено быстро и профессионально. Четверо парней в масках действовали слаженно и чётко. Ровно за пять минут до закрытия они появились в вестибюле банка и наставили пистолеты на сотрудников. Двое остались караулить входы и выходы, а остальные ультимативно потребовали опустошить кассы.

   Грабителей отличало то, что они были одеты как будто средневековые рыцари. Нет, это не означало, что они были в доспехах и латах, но весь их облик говорил о том, что они будто бы только что покинули воинский турнир. На испуганную до смерти кассиршу этот антураж, судя по показаниям, которые она несколько позже даст полицейским, произвел неизгладимое впечатление.

   Один из охранников изъявил желание погеройствовать, за что тут же на месте был незамедлительно наказан. Сначала его ударили по лицу, а после он получил несколько ударов ногой в живот. К этому времени от кассы как раз отошёл тот грабитель, который совершенно не прятал своего лица. Он будто бы хотел, чтобы его заметили. И пострадавший охранник хорошо рассмотрел его внешность. Он чем-то напоминал актера Райана Гослинга – та же борода, тот же пробор. Только взгляд был злым и колючим.

   -Думаешь, тебе это сойдёт с рук? – прохрипел охранник, когда тот проходил мимо него. – Думаешь, тебе ничего не будет?

   Мужчина остановил свой взгляд на нем.

   -Очнись, полудурок, тебя все видели! Ты хоть бы маску надел!

   Человек с пистолетом наклонился к нему и вкрадчиво прошептал:

   -А ты не думаешь, что мне именно это и нужно?

   Грабители вышли из магазина и прыгнули в заблаговременно припаркованную возле банка машину. Человек без маски устроился на заднем сидении. Машина отъехала.

Шеф № 32

   А тем временем в своей квартире Патрик Штейн безуспешно пытался отыскать свои носки. Он совершенно не помнил, куда забросил их с вечера. Супруга еще спала, поэтому он старался вести свои поиски как можно тише. Носки он в итоге так и не нашел, поэтому пришлось надевать новые. К автобусной остановке он бежал с пониманием, что безбожно опаздывает.

   В салоне Штейн ехал вместе с несколькими студентами. Он узнал их. Несколько из этих ребят занимались на факультете звукорежиссуры. Этот факультет славился в институте тем, что он состоял из истинных любителей музыки. Вот и сейчас в автобусе ребята обсуждали ни последние новости политики, ни модные веяния, а именно музыку. Правда, ту, которую Патрик Штейн в жизни бы слушать не стал.

   С ним рядом сидел мужчина в меховой куртке. За две остановки до института он вышел, оставив на сиденье газету. Скосив глаза, Патрик прочитал заголовок: «Воины тьмы» совершили новое ограбление». Но его внимание привлёк отнюдь не заголовок. На фотографии, иллюстрировавшей статью, был изображён… он сам! В компании ребят с пистолетами! Этого просто не может быть!

   Он так засмотрелся на фотографию, что едва не проехал свою остановку. Выкатившись из салона автобуса, Патрик развернул газету.

   -Сегодня ночью было ограбление отделение банка по улице Новороссийская, - читал он. – Один из преступников был без маски, и его лицо удалось заснять на камеру. По предварительной информации, это известный журналист, ныне преподаватель столичного ВУЗа Патрик Штейн. Эквивалент украденной суммы уточняется.

   Он в полном раздрае дошёл до «вертушки» и уперся в нее животом.

   Из своей будки высунулся охранник.

   -Пропуском пользоваться не пробовали? – съязвил он.

   Патрик не обратил на его шутку абсолютно никакого внимания, достал пропуск и приложил его к магниту. После чего вялыми шагами направился к лифту. Ему казалось, что и студенты и преподаватели провожают его разочарованными взглядами – мол, мы-то думали, ты приличный человек, а ты вон каким оказался. Но он старался гнать от себя подобные мысли, понимая, что это так играет с ним психика.

   Оказавшись у себя на этаже, он вспомнил, что забыл взять ключ от кабинета. С досады Патрик даже ударил по двери.

   В коридоре появилась девушка из кабинета напротив.

   -Это вы, Патрик? Что-нибудь случилось?

   -Нет, нет, все в порядке, - заверил ее он и с обреченным видом двинулся к лифту. Там он внимательно всмотрелся в свое отражение. На какой-то миг ему показалось, что в зеркале отразился вовсе не он, а совсем другой человек. И даже не просто человек. Его часто изображают на иконах, а в Христианстве Он даже считается второй ипостасью Святой Троицы. И вот именно Его, Иисуса, Сына Божьего, на какое-то время Патрик увидел в собственном отражении. Увидел и воспринял это, как одобрение, как знак того, что все непременно будет хорошо.

   На охране он взял ключ и расписался за него. Мимо него пробежала сотрудница с длинными кудрявыми волосами.

   -О, Патрик Феликсович! – воскликнула она. – Вас желает видеть у себя ректор.

   -И по какому же поводу? – невежливо полюбопытствовал в ответ он.

   -Ну как же, он хочет с вами познакомиться. Вы один из немногих, кого он еще не знает.

   -Он с ума сошел, я здесь уже не первый день работаю!

   -А вы не в курсе? – подняла брови женщина. – У нас же нового ректора назначили!

   -Ах, да! – припомнил Патрик. – Что-то слышал, люди говорили. Но я упустил из виду, что он у нас уже с сегодняшнего дня новый.

   -Ну вот, будете знать, - лукаво улыбнулась его собеседница. – Зайдите к нему, он ждет вас.

   «Что ж за день сегодня такой! – досадливо подумал Патрик, у которого из головы не выходила новость об ограблении. – С самого утра неприятности!».

   На стук в дверь ректор воскликнул:

   -Прошу вас, заходите!

   Патрик вошел и предстал пред человеком с гладко выбритым черепом и густой бородой. Он исподлобья посмотрел на вошедшего и процедил:

   -Имею информацию, что вы часто опаздываете.

   -Не понял, - сделал стойку Патрик.

   -Ну как же, - мужчина встал и прошёлся вдоль стола, - охрана докладывает. Вы же не напрасно пользуетесь пропуском. Кстати, о пропуске. Сдается мне, что вы порою его вообще как бы не имеет при себе.  Я понимаю почему, так сложнее вычислить, во сколько вы пришли и ушли с работы. Все правильно?

   Патрик промолчал.

   -Вы меня поймите, - несколько смягчился мужчина, - я здесь человек новый, всё только узнаю. А вы здесь тоже, как я понимаю, не так уж давно, но не очень вписываетесь, как мне кажется.

   Патрик вновь ответил молчанием.

  -Я думаю, нам следует ближе познакомиться. В конце недели состоится мероприятие, в котором будут участвовать наши студенты. Как раз нужно сделать анонс. Поговорите с моим замом Асадовой, она вам все объяснит. Хочу посмотреть, как вы работаете.

   -Вы вполне может попросить досье на меня… Тем более, к вашему сведению, про это мероприятие мне известно, и я уже всю информацию на сайт предоставил.

    -А вы на сайте видели текст?

   -Что? – осекся Патрик.

   -Вот я и поймал вас, - торжествующе улыбнулся мужчина. – Там уже есть текст, и он максимально расширенный. Хорошо же вы следите за своей вотчиной, что даже не знаете, какие там обновления происходят.

   -Я видел, - сухо сказал Патрик. – Просто из вуза попросили, я сделал. А какой больше подходит это не мне решать. Поэтому на усмотрение уже ваше.

   -А тут не нужно ничего решать, - отрезал начальник. - Текст стоит. Новый текст, конечно, добавлять нельзя. Вынужден вас огорчить, пока ни один ваш текст не подошёл. Сейчас я пробую на написание  релизов одну из студенток ФСиЖ. У неё отлично получается. С первого раза. Хотя, опыта не было.

   Патрик с ненавистью взглянул на него.

   -Тут какие варианты. Или автор инфоповода сразу направляет подробный материал и тогда можно на сайте выкладывать даже большой и подробный материал. Или если автор отправляет исходный материал в усечённом виде, то я довожу его до должного и все. Опусы из него я не делаю.

   Патрик попытался в последний раз предпринять попытку наладить мосты:

   -Я и пытаюсь, поймите меня, понять, от кого брать инфоповоды. что то лежит на сайте уже, что -то мне просто не дают, вчера даже вот по встрече 26-го уже написали, для сайта надо было, я информацию выпрашивал. Как будто секретную тайну. Я уже третью неделю пытаюсь четко поставить вопрос: от кого мне дают инфоповоды? Мне говорят от вас, вы говорите от вуза. Ну, так действительно не пойдет дело. Поэтому и инфы у меня меньше. Я уж молчу, что вообще сюда пришел как преподаватель, вести сайт мне дали в нагрузку…. Ладно, я вас попрошу еще раз эти моменты как следует уточнить. Потому что явно есть недопонимание.

   -Тут даже дело не инфоповодах. Ваши тексты не в журналистском стиле.  В каком угодно, но не в журналистском. Не вычищенные, не структурированные. Вы видели примеры, но до сих пор не придерживаетесь правил написания должностей и имён.

   -Я не очень понимаю, что вы под этим подразумеваете. Я показывал их в вузе, там устраивает. Я все же придерживаюсь точки зрения, что это и вкусовое. Со стороны вуза пока не было претензий. Давайте переформулируем: лично вам не симпатично, как я пишу, это я могу понять. Про не вычищенные и не структурированные я не принимаю оценку, потому что вполне как раз в духе сайта. Я не знаю, как еще делать по тем примерам, если не копировать слово в слово. Для того, чтобы копировать слова в слово действительно хватит и студентки.

   -На сегодняшний день дела обстоят так, - нахмурился начальник. –  Мне нужно оценивать поступающие от вас материалы для сайта. Вы постоянно говорите о том, что вы их кому-то показываете в вузе, и там кого-то устраивает. Так говорят о вас. Но эта информация мне неинтересна и не прибавляет профессионализма к вашим материалам. Это все.

   -На сегодняшний день дела обстоят так, - вошел в раж Патрик, - мне не пояснили ни при поступлении, ни сейчас четко, что я должен писать, вернее, о чем и у кого брать информацию. Список обязанностей на испытательной срок мне вообще выдали спустя две недели, что тоже слегка необычно. Чтобы разговоров было меньше, и они стали предметнее, я планирую по этому поводу поговорить в ближайшее время с руководством повыше вас. Это все.

   Сказав это, Патрик не удержался от шпильки:

   -Да и, поверьте, я слышал оценку своих текстов от людей, в чьей компетентности точно не приходилось сомневаться. Поэтому…

   -Удачи вам и всего доброго, - вышел из себя ректор.

   Патрик высокомерно улыбнулся и покинул кабинет. На выходе он столкнулся с человеком в форме электрика. Тот нес в руках какие-то инструменты, и они рассыпались по полу.

   -Простите, - вздохнул Патрик и наклонился, чтобы собрать их.

   -Да не переживайте! – затараторил парнишка, поправляя очки. – Это вы меня простите! Вечно у меня все из рук валится!

   -Вот ещё, - Патрик подал ему гаечный ключ.

   -Спасибо! Какой же я безрукий! – продолжал сокрушаться электрик.

   -Да полно вам, ну с кем не бывает, - попытался успокоить его Патрик.

   -Со мной! – заорал парень. – Со мной это бывает! Вечно я попадаю во всякие идиотские истории!

   -Вы здесь работаете?

   -Нет, меня вызвали из-за сбоев в пищеблоке. Как раз направляюсь туда.

   Он всхлипнул и побежал по коридору. Патрик проводил его растерянным взглядом.

   -М-да…

   -Извините, - к нему подошел какой-то студентов, - вы не подпишите?

   -Что это? – Патрик взял у него из протянутой руки бумажку и вгляделся в нее. – Это не ко мне, вам в деканат.

   -Спасибо.

   Парнишка ушел. А Патрик заметил на входе сотрудника полиции. Он о чем-то беседовал с охранником.

   -А вот это уже ко мне, - вслух сказал Патрик и окликнул его: - Валентов!

   Полицейский посмотрел на него и поднял вверх руку.

   -Какими судьбами?

   -Утренние новости видел?

   -Да.

   -Нам нужно поговорить.

   -Ну не здесь же…

   -Не здесь. Можем пройти к тебе в кабинет?

   -Там сейчас ремонт идет, я сижу с двумя сотрудниками в другом. Нам помешают. Поэтому просто давай отойдем.

   -Ну, давай, отойдем.

  Они прошли в конец коридора.

   -Послушай, сразу карты на стол, - взял слово Валентов. – Я, естественно, понимаю, что это ты не ночью грабанул банк. Тебя подставляют. Подумай, кто это может быть?

   -Ой, не знаю, - вздохнул Патрик. – Я за последнее время неплохо так навредил достаточно большому количеству людей.

   -Да уж, - невесело усмехнулся полицейский. – Такого понатворил, что хоть книгу пишу.

   -Я и пишу.

   -Что, серьезно? Писателем заделался?

   -Ну а где, по-твоему, я беру материал для своей колонки? Что в жизни со мной происходит, то и описываю. Ну, естественно, изменяя имена участников событий и их места действий.

   -Ладно, Конан-Дойл ты наш, сейчас не об этом. Нужно подумать, как тебя вывести из-под удара.

   -Как? Расстрелять.

   -Смешно….

   -А у вас вообще, что по этому делу уже есть?

   -Мало пока что. Знаем только, что это одна и та же банда, как их там…. Знаем еще, что они специализируются на кражах, убийств пока не совершали. Вот, собственно, и всё.

   -Ну, с этим понятно. Скажи, ты приехал сюда, чтобы допросить меня?

   -Нет, мой дорогой, я приехал, чтобы спасти тебя. От сумы и от тюрьмы, как говорится.

   Валентов понизил голос:

   -Сиди тихо, не подавай лишнего звука. Никуда не высовывайся. Если что, я сам на тебя выйду. По-хорошему, подписку о невыезде бы у тебя взять.

   -Ну, так и возьми, мне не жалко.

   -Может и возьму…. Скажи, а ночью ты сегодня что делал?

   -Спал.

   -Где, с кем?

   -С ума сошел что ли? Дома, в своей постельке. С супругой.

   -Извини, для проформы спросил. Какой-то Фантомас прямо, так лихо под тебя нарядился. В перерывах между парами подумай о том, кто так тебе насолить хочет. Явно ведь взялись за тебя.

   -Да я с самого утра об этом думаю, как только узнал об ограблении.

   -Может это Скляров? – высказал предположение Валентов.

   -Может быть,  но он вроде в бегах. Да и вряд ли у него есть такие возможности.

   -Тогда кто?

   -Не знаю, одному Богу это известно.

   -Жаль, что у Него нельзя это спросить, - вздохнул Валентов и посмотрел на часы. – Ладно, Штейн, живи пока. Если что изменится, я дам тебе знать.

   -Валентов, - крикнул ему вслед Патрик.

   Полицейский обернулся.

   -Что?

   -А может это и был Фантомас?

   Валентов выругался и вышел на крыльцо. Патрику пришло на телефон сообщение:

   «Привет. Вечером все в силе?».

   Патрик написал ответ:

   «Да, пап, мы придем».

   Ему ответили:

   «Отлично, до встречи».

   Ариадна Волковская подняла голову, когда в ее кабинет вошел Патрик Штейн.

   -Не помешаю?

   -Что ты, Патрик, я всегда тебе рада! - Ариадна отложила свои записи. – Что тебя ко мне привело?

   -А где же «как дела, как ты хорошо сегодня выглядишь»?

   -Обойдешься, - рассмеялась девушка. – Присаживайся.

   Патрик сел на стул напротив нее.

   -Так всё-таки, ты по делу?

   -Ты утренние новости знаешь?

   -Нет, я все утро в работе. А что такое?

   Патрик показал ей на дисплее своего телефона новость о ночном ограблении банка.

   -Батюшки мои! – всплеснула руками Ариадна. – Это что ж такое-то?!

   -Вот и мне интересно узнать, - сказал Патрик. – Какой-то Фантомас принял мой облик, нарядился под меня и творит преступления. А меня с утра уже навещала полиция. Хорошо, там есть адекватные люди, и с меня пока даже подписки не взяли. Но все к тому идет.

   -И что ты планируешь делать?

   -Я не знаю, Ариадна. Впервые не знаю, что делать. Может, ты мне скажешь, ты всё-таки психолог.

   -Ну, для начала успокойся. Ты не под следствием, во всяком случае, в данный момент, и это уже повод возблагодарить Создателя. Наблюдай, анализируй. Сейчас ты мало что можешь. Кстати, о Создателе. Может быть, тебе поговорить с Ним?

   -Я все время с Ним говорю. Вся проблема в том, что Он не всегда говорит со мной.

   Ариадна рассмеялась:

   -Да, это можно было бы поставить Ему в упрек, но мы не будем. Какие планы на Рождество?

   -Это тоже еще одна проблема, - погрустнел Патрик. – Сегодня мы ужинаем с моими родителями. Они приглашают меня провести с ними время. Но только меня. А Наташа хочет, чтобы мы поехали в гости к ее родителям.

   -А ты что?

   -А мне не очень этого хочется. Мягко говоря. Ты же знаешь, как я «хорошо» себя чувствую в деревнях.

   -Да уж!

   -Ну вот! Поэтому я не знаю, как сказать ей, чтобы она не обиделась. Для меня Новый год и Рождество всегда было временем, когда ты навещаешь своих родственников. Я рассуждал так, что она навестит своих, а я своих. Ей не очень комфортно с моими, так зачем же я буду ее напрягать. А выходит так, что напрягаться придётся мне.

   -Я думаю, тебе нужно откровенно поговорить с ней. Как есть. Чтобы она не думала, что ты нашел себе любовницу или что-то таишь от нее. Просто ты так это видишь. Послушай, что скажет тебе она. Уверена, вы совместными усилиями найдёте выход.

   -Чтобы я без тебя делал, - сказал Патрик. – Очень признателен за твои ответы и помощь.

   -Да будет тебе, я сама через подобное проходила. Мы порой так сосредоточены на себе, что не помним о других.

   -Это правда…

   -А как у тебя с отцом?

   -Неплохо, но есть недопонимание…. Он так и не простил мне мой переезд. Посчитал, что я предал его, сделал выбор в пользу своей другой семьи. А ведь знаешь, я хотел, чтобы мы стали одной семьей. Похоже, я слишком много мечтаю.

   -Не торопи события. Может быть, твоему отцу нужно больше времени.  А тебе больше терпения.

   -О, да. Сама – то как?

   -Я? – Ариадна задумалась. Потом встала и отошла к окну.

   -Что? – напрягся Патрик. – Я что-то не то спросил?

   -Да нет…. Знаешь, просто тяжело жить, когда тебя преследуют.

   -Кто тебя преследует?

   -Один человек. Хороший человек… в целом. Но очень непонятливый. Я ему сразу, можешь мне поверить, сразу сказала, что между нами ничего не может быть, он не в моем вкусе.

   -А он?

   -А он не поймет никак. Все шастает сюда под разными предлогами.

   -А кто же сюда его пускает?

   -А он же электрик. Сам что-нибудь нам сломает, а потом чинит.

   -Ах вот даже как… Я там, в коридоре, кстати, видел одного электрика. Не твой кадр, случаем?

   Ариадна резко повернулась к нему.

   -Что?!

   -Чего ты так побледнела – то? Ну, я говорю, что видел сегодня одного электрика, как раз столкнулся с ним в коридоре на нашем этаже.

   -Боже мой!

   Ариадна закрыла лицо руками.

   -Я так понимаю, это он и есть?

   -Да, это он и есть. Скорее всего…

   В этот момент распахнулась дверь, и в кабинет вбежал человек, которого они только что обсуждали.

   -Нордин! – Ариадна вжалась в стену. – Опять ты!

   -Я не могу без тебя, Шибитова! – истерично заголосил Нордин.

   -Смею тебе напомнить, для тебя я Волковская!

   -Для меня ты всегда будешь Шибитовой.  Я ненавижу эту дурацкую фамилию твоей матери! Ты носила такую прекрасную фамилию твоего отца и отказалась от нее!

   -Уходи!

   -Я не могу без тебя, Шибитова! Давай отшибитовим друг друга!

   -Ты болен! – закричала в ответ Ариадна. – Тебе нужен психиатр!

   -Мне нужна ты!

   Нордин было бросился в ее сторону, но был остановлен Патриком.

   -Эй, эй, приятель, полегче! Ты что, уже собрал все детали?

   -Отстань от меня!

   Нордин оттолкнул Штейн и бросился к Ариадне.

   -Я не могу без тебя, пойми! Ты нужна мне! Скажи, чего тебе не хватало?! Что тебя не устраивало?! Я…

   Он осекся, потому что в этот момент Патрик опустил на его голову бутылку с минеральной водой. Бутылка была стеклянной, и осколки веером разлетелись по полу. Нордин словно подкошенный рухнул прямо ему под ноги.

   -Всегда мечтал провернуть этот трюк! – истерически расхохотался Штейн. – Теперь только остается ждать, когда он очухается. Надеюсь, он очухается…

   -Ты что, ну ему надо хотя бы врача вызвать! – приложила ладони к губам Ариадна.

   -Ему санитаров бы вызвать по-хорошему, - проворчал Патрик и от души пнул ногой бездыханное тело. – Ладно, оставайся с ним, а я схожу за эскулапами.

   Наташа уже ждала его возле ресторана.

   -Почему ты так припозднился, дорогой? – спросила она.

   -Приводил в чувства одного человека, - ответил Патрик, целуя ее. – А заодно и себя.

   Они прошли в зал. Родители Патрика уже ждали их за столиком в вип-зале. При их появлении Штейн – старший поднялся и сделал приветственный жест.

   -Здравствуйте! Присаживайтесь!

   Патрик и Наташа сели напротив родителей Штейна.

   -Мы без вас не заказывали, ждали, когда вы придёте, - продолжал Феликс Германович. – Поэтому предлагаю ознакомиться с меню.  

   Мама Патрика уныло молчала. Возможность изучить меню позволила присутствующим выдержать паузу, не заполняя ее ничего не значащими фразами.

   -Ну… - неуверенно начал Феликс Германович, когда официант отошел. – Как жизнь?

   -Спасибо, все хорошо, - чинно ответила Наташа.

    -Рад… Я тут видел новости….

   -Значит, вы с мамой уже в курсе, - помрачнел Патрик. – Да, я тоже. Меня по этому поводу сегодня навещала полиция. К счастью, Валентов пока не имеет ко мне претензий, он понимает, что это меня кто-то подставил. Но ситуация вырисовывается очень нехорошая.

   -Это мягко сказано, - заметил отец. – Такую славу своему сыну я бы не хотел.

   -Давайте сменим тему, - предложила мама. – Поговорим о чём-нибудь другом.

   -Да, - встряхнулся отец. – Я так и не расспросил вас, какого это – жить в Самаре? Понравился город?

   -Понравился, - кивнул Патрик. – Но есть нюансы.

   -Какие же?

   -Самара – слишком маленький город. Ты можешь обойти его пешком до захода солнца, если подсуетишься.

   -Неужели настолько маленький?

   -Как один из районов Москвы.

   -Не преувеличивай, дорогой, - тронула его за руку Наташа. – Там вполне есть, где погулять.

   -А вам как город, Наташа? – спросила мама.

   -Мне по сердцу. Мне как раз в Москве по приезду пришлось первое время адаптироваться.

   -Да-а? А почему?

   -Потому что ты будто попадаешь в большое открытое пространство и не знаешь, что с этим делать. Смотришь налево – раздолье. Смотришь направо – раздолье. К этому сразу тяжело привыкнуть.

   -Ну, понятно…

   Они опять замолчали. Неловкую паузу нужно было, во что бы то ни стало нарушить.

   -Как у тебя на работе? – спросил отец Патрика.

   -Там тоже не все просто, - помрачнел Патрик. – Знаешь, эти ощущения, когда у тебя новое начальство…

   -У тебя новое начальство?

   -Да, у нас поменяли ректора.

   -Ты мне этого не говорил, - посмотрела на него Наташа.

   -Сейчас говорю. Эжен Портнов. Отвратительный человек, прости меня Господи.

   -А что такое? Придирается?

   -Не то слово. Дышать спокойно не даёт. Занизил мою журналистскую деятельность, я же ведь не только преподаватель в этом вузе. Поэтому, чувствую, нам придётся долго привыкать друг к другу.

   -Если ты помнишь, я с самого начала был против твоей работы в этом вузе, - нахмурился отец. – Но ты же меня не слушаешь. Ты всегда всё лучше всех знаешь. А потом признаешь, что я был прав. И я сейчас не только о твоей работе…

   -Спасибо, - Патрик отодвинул от себя тарелку с недоеденной лазанью, - всё было очень вкусно.

   Он встал.

   -Знаешь, нам, пожалуй, пора. На сегодня достаточно указывать на мои ошибки, план по этой части, на мой взгляд, уже перевыполнен.

   Он положил на стол деньги, взял за руку Наташу и повёл её к выходу. У дверей она повернулась и спросила у него:

   -Вы так и не помирились?

   -Да мы и не ссорились, - ответил Патрик.

   А между тем Нордин, раздосадованный тем, что утром ему не удалось поговорить с Ариадной, стоял у окна и смотрел на заснеженный город. Вид веселящихся людей выводил его из себя. Он ощущал себя последним неудачником. Отойдя от окна, Маркус переместился к зеркалу. Оттуда на него взглянул очкастый дрыщ с залысинами. Маркус почувствовал глубочайшее отвращение к своей внешности и плюнул в своё отражение.

   -Лучше бы я не родился, - пробормотал он.

   -Маркус! – раздалось из соседней комнаты.

   -Иду, пап, - обреченно ответил Нордин и поплелся к отцу.

   Отец лежал на кровати и надсадно кашлял.

   -Принеси мне сигареты! – велел он.

   -Пап, ты что, тебе вредно курить, - попытался воззвать к здравому смыслу родителя Маркус.

   Однако его слова возымели противоположный эффект.

   -Не учи меня жить! – разозлился мужчина. – Неси сигареты, я сказал.

   -Сейчас, пап. Я тебе хотел кое-что сказать…

   -Что еще?

   -Я…. Нет, не так. Сегодня….

   Маркус растерялся, подыскивая нужные слова.

   -Ну?! – поторопил его батенька.

   -Я лучше тебе намекну, - сообразил юноша и затянул: - Happy Birthday to You, Happy Birthday to You, Happy Birthday to You!

   Он спел и выжидающе посмотрел на отца.

   -Ну? Понимаешь, к чему это?

   -Я понимаю только одно: ты придурок, - отрезал отец. – Неси сигареты, я сказал!

   Нордин обречённо вздохнул.

   -И как тебя твоя баба терпела? Сучка эта…

   Вот тут уже Нордин не сдержался, схватил подушку и накрыл ею лицо родителя.

   -Не смей так говорить о ней, ты, кусок вонючего дерьма! Да я тебя…

   Маркус тряхнул головой, отгоняя от себя сладостные мысли от расправы над отцом, и произнес:

   -Несу, пап.

   Он покорно принес отцу пачку, и тот с наслаждением затянулся. Правда при этом раскашлялся так, что у сына создалось впечатление, что он сейчас скончается. К его сожалению, этого не произошло, зато произошёл телефонный звонок.

   -Да, - со вздохом произнес Маркус.

   -Эй, ты, как там тебя…

   -Нордин, - подсказал он.

   -Не имеет значения. В этом вузе поганом, где ты был сегодня, опять что-то с проводкой. А ты у нас лучший. Я, правда, так не считаю, но у начальства другое мнение. Короче, давай руки в ноги и опять туда. Охрана предупреждена, и тебя пустят.

   -А что за срочный вызов? – с неудовольствием произнес Маркус.

   -Тебе забыли доложить! – вызверилось руководство. – Давай собирайся, дебил, у них завтра комиссия! Чтоб через пару минут уже там был!

   Звонок прервался. Раздосадованный Маркус прислушался. Отец в другой комнате продолжал надсадно кашлять. Он, наверное, даже не заметит его ухода. Так и произошло. На автобус Маркус опоздал, и ему пришлось идти до метро пешком. Он шел по морозу, утопая в снегу и думая, почему его жизнь такая бездарная. Все одноклассники уже завели семьи, а уж про успехи в карьерных делах и говорить было нечего. А у него вся жизнь идёт по касательной…

   В эту ночь и Патрик фактически не спал. Когда же ему удалось уснуть, перед его мысленным взором стали проноситься странные картинки. Человек, похожий на его нового начальника Портнова, стоял перед зеркалом и гримировался. Сначала надевал накладные брови, потом линзы, потом менял прическу. Через некоторое время из зеркала на него уже взирал Патрик Штейн.

   Он в ужасе проснулся.

   -Ты чего? – сквозь сон пробормотала Наташа.

   -Ничего, дорогая, спи.

   Он знал, от Кого этот сон. Шеф снова вышел на связь. Давненько же он Его не слышал. Даже стал думать, что Он позабыл про него. Патрику стало стыдно за эти мысли. «Он же всегда рядом с тобой, - напомнил себе он, откидываясь на подушку. – Забыл? Ведь Он сам это сказал тебе ТОГДА.… Зато теперь понятно, кто этот Фантомас, и как он действует. Интересно, за что только мне так мстить?»  

   В школе он учился лучше всех, но это почему-то никем не ценилось. Включая учителей. Они подтрунивали над ним, при всех высмеивали его нескладную фигуру и при каждом удобном случае норовили занизить оценки. С девушками у него тоже не складывалось. Каким-то чудом (иначе это Маркус и не мог объяснить, хотя в последнее время он начал сомневаться в существовании чудес и их Источнике) он познакомился по Интернету с девушкой. Мария возбудила его одной своей фотографией, на которой она призывно смотрела в камеру, будто бы дразня каждого взирающего на нее.

   Маркусу было невероятно трудно назначить ей свидание, но он справился с собой. Наблюдая за тем, как она облизывает банановый десерт, он ощущал, что у него эрекция, а в штанах медленно становится мокро. Возможно, в тот вечер они даже бы поцеловались, но Маркус так и не решился. Как это обычно бывает с такими зашуганными ребятами, он неожиданно почувствовал в себе смелость и через пару дней назначил ей второе свидание. Да не просто свидание, а пригласил ее в гостиницу. Однако и тут всё пошло не так, как он рассчитывал.

   Нордин искренне и со всей ответственностью готовился к своему первому сексу. Перед этим он прочитал все, что знал, на тему половых контактов, стащил у отца порнографию и провёл за ее просмотром всю ночь накануне свидания, поминутно бегая в туалетную комнату. За три часа до встречи он уже был на месте для того, чтобы изучить обстановку и не заблудиться, когда будет вести девушки до гостиницы. С Маркусом это случалось, он постоянно терялся в новых местах, чем заслуженно заслужил от отца пренебрежительное прозвище Иван Сусанин.

   Затем он отправился в торговый центр, закупился там средствами индивидуальной защиты со вкусом клубники и стал дожидаться любимую. Любимая, конечно же, опоздала. Настроение у Маркуса было испорчено не только этим: оказалось, что он где-то потерял кошелек. Поэтому и мероприятие он, откровенно говоря, провалил.

   -Ну что он у тебя такой вялый?! – возмущалась девушка. – Я думала, встретила дятла, который долбит по дереву без осечек, без сучка и задоринки. А вышло как всегда…

   Нордину и самому было за себя безумно стыдно. Он потом еще пригласил ее погулять, но это уже было не то. Затем девушка улетела в командировку. Маркус все эти дни промаялся и не знал, что ему делать. В конце концов, он решил встретить любимую в аэропорту и признаться ей в своих чувства. У него были знакомые, работающие в аэропорту, и он попросил их уведомить его, когда она прилетит. Однако в тот вечер всё пошло не так: эти знакомые по какой-то неведомой Маркусу причине никак не могли разобраться, на каком самолете она летит. Информация от них так и не приходила, он весь извелся, да к тому же еще позвонил отец.

   -Ты что, охренел совсем?! – возмущался он. – Мне позвонили, сообщили, что нашли кошелек с моей визиткой. Ты, паршивец, какого хрена таскаешь в кошельке что-то, что может указывать на меня?! Я не хочу, чтобы кто-нибудь узнал, что ты мой сын!

   Это окончательно добило в тот вечер Маркуса. Вернее, он так думал. Апофеоз ждал его впереди. Он решил купить цветы и встретить любимую у дома. Однако в цветочном киоске ему тоже не повезло.

   -Не хватает, - сурово выдала ему цветочница.

   Охваченный отчаянием, Маркус высыпал на стол монетки.

   -Ну, посчитайте сами, насколько здесь хватит! – взмолился он. – Я опаздываю!

   Продавщица, с презрением взглянув на него, вздохнула и принялась пересчитывать деньги. После чего вынула из букета, который намеревался купить Маркус, самую некрасивую розу и протянула ему. Он вырвал ее у нее из рук и побежал по улице.

   Он подбегал к дому девушки как раз в тот момент, когда она подходила к подъезду.

   -Ты!

   -Я здесь, чтобы сказать, что я не могу без тебя! – выпалил на одном дыхании Нордин. – Я люблю тебя!

   -Зато я могу без тебя! – пошла в атаку девушка. – Как же ты достал меня! Я не люблю тебя! Я ненавижу тебя! Я же тебе все уже сказала! Когда же ты исчезнешь из моей жизни, придурок!

   Эти воспоминания вихрем проносились перед мысленным взором Нордина, когда он подходил к институту. Охранник, обматерив, пропустил его. Маркус подошел к трансформатору и, включив фонарик, заглянул в него. Перед ним сейчас было множество проводов.

   В голове опять зазвучали слова сначала той девушки, а потом Ариадны.

   «Пора со всем этим закончить», - решительно произнес про себя Маркус.

   Он закрыл глаза, так как встретить смерть с открытыми глазами у него всё-таки духу не хватило, и сунул обе руки в провода.

   Патрик Штейн лежал в своей постели и никак не мог уснуть. Из головы не выходил как разговор с отцом, так и обвинение его в ограблении банка. Портнов действительно работает под него, но зачем? Как-то всё так навалилось в один момент.

   Он перевернулся на другой бок и посмотрел на спящую супругу. Вспомнил, как они познакомились. Вспомнил, через что им пришлось пройти, чтобы быть вместе. Потом стал размышлять над тем, как вообще изменилась его жизнь за последние годы. А уж сколько всего произошло в этом…

   Маркус медленно приходил в себя. Открыв глаза, он поначалу не сообразил, где вообще находится. Сознание постепенно возвращалось к нему, но ему было невероятно плохо. «Я что, умер?» - подумал про себя он.

  -Эй! – раздалось издали. – Кто здесь?!

   Нордин понял, что это охранник. К его глубочайшему удивлению, перед сознанием пронеслось что-то вроде образа, в котором мужчина  сетовал, как же он хочет поскорее домой. Нордин будто бы находился прямо сейчас в сознании этого человека, который с фонариком двигался в его сторону. Не желая лишних вопросов, он юркнул за стену.

   Охранник появился в коридоре и взглянул на раскуроченную розетку. «Мастер хренов», - прочитал его мысли Маркус. Ему нужно было как можно скорее покинуть место происшествия. Но он понимал, что малейший шум погубит его. Он поводил глазами по сторонам и заметил на журнальном столике графин с водой, кем-то заботливо поставленный,  словно специально для него.   Маркус взял его, приблизился к стражу порядка и опустил его ему на голову. Мужчина как подкошенный рухнул на керамический пол.

   С чувством глубочайшего удовлетворения Нордин расстегнул ширинку и помочился на полуживое тело. Теперь его больше ничего не сдерживало, он ощущал в себе невероятную легкость. Он вытащил телефон и вызвал се6е такси, поставив одну ногу на охранника. Маркуса переполняла гордость за себя, он словно переродился.

   Подъехало такси. Нордин вышел из иинститута и сел в машину.

   -На Инициативную? – уточнил водитель.

   -А ты что, глупый, не видел, на какой заказ откликаешься?

   Водитель оскорбленно отвернулся и тронул с места. Нордин обратил внимание, что в этот момент он подумал «Козлина нечёсаная, сел тут и еще командует».  Он поймал себя на том, что его почему-то совершенно не пугает, что он теперь может «слышать» мысли других людей. Для него это как будто было чем-то обыденным и привычным. И в то же время Нордин страшился – он словно бы начал жить заново (хотя, по факту это так и было).

  Маркус открыл ключом дверь квартиры. Ещё из коридора он услышал:

   -Зачем тише? Этот придурок всё равно крепко спит…. Зачем я так о нем? Ох, Лариса, если бы ты только знала, как же я его ненавижу. За что мне Бог послал такого сыночка?

   Маркус почувствовал, что его больше ничего не сдерживает. На деревянных ногах он прошёл в комнату к отцу и ударил его в лицо. После чего схватил телефонную трубку, из которой раздавался надсадный голос некоей Ларисы, обмотал провод вокруг шеи родителя, и принялся душить его. Он с наслаждением ощущал, как отец задыхается, как из него медленно выходит жизнь. Когда всё было закончено, он вырвал провод из аппарата, разбил его о пол и расстегнул штаны. Испражняясь на бездыханное тело, он с наслаждением подумал, что завтра он сделает с Ариадной.

   Патрик Штейн ехал на работу с мыслями о своем начальнике. Надо же, как интересно завертелась история! Оказывается,  ректор их института когда-то сидел в тюрьме! Интересно, почему. И о каком мальчишке шла речь в этом сне? Хорошо бы узнать всё напрямую. Патрик с самого утра готовился к этому разговору – продумывал возможные ответы, придумывал аргументы на предположительные ответы.

   В институте он первым делом обратил внимание на охранника, у которого было перевязано лицо.

   -Что с вами? – спросил Патрик, расписываясь за ключи.

   -Пострадал в борьбе за электричество, - невесело усмехнулся охранник и указал рукой на щиток.

   -О-о-о…. Скорее уже тогда пострадал электрик. Его явно шибануло.

   -Ну, дай Бог ему прийти в себя, - мрачно усмехнулся Патрик.

   На секунду задумавшись, он сказал:

   -А что это у вас такое вкусненькое на столе?

   -Где? – гардеробщик обернулся.

   Патрик воспользовался моментом и сорвал со стены ключ от кабинета Портнова.

   -Ой, показалось, наверное! Ну что ж, пойду работать. Хорошего дня вам.

   -И вам!

   В кармане у Патрика зазвонил телефон.

   -Да.

   -Это отец Юрий. Звонил?

   -Да, отче! Хотел пригласить вас на одно мероприятие к нам в иинститут в качестве духовного окормителя.

   -Это та экскурсия, о которой ты говорил?

   -Ну да.

   -Ничего не понял, но интересно. Я сегодня буду в ваших краях по делу, могу заглянуть, пообщались бы.

   -С удовольствием, отче! Напишите, как подъедете.

   -Договорились.

   Патрик поднялся на второй этаж. Коридор был пуст. Он специально приехал сегодня первым, чтобы у него была возможность обыскать кабинет Портнова. Патрик осторожно отпер дверь и юркнул внутрь. Несколько секунд он напряжённо прислушивался к тишине. Всё было тихо. Штейн подошёл к ящику стола и заглянул в него. Ничего необычного – просто документы.

   Тогда Патрик включил компьютер. К его сожалению для входа в систему требовался пароль.

   -Нашли что-нибудь интересное? – услышал он насмешливый голос.

   В кабинет вошел Портнов.

   -Однако до чего приятно видеть такое рвение к работе, - усмехнулся он. – Вы специально пришли заранее, чтобы подготовиться к лекции, да, Патрик?

   Штейн промолчал.

   -Однако, знаете ли, законы гостеприимства требуют сначала интересоваться, можно ли войти, - продолжал Портнов. – Но вы с ними, по всей видимости, не знакомы.

   -Так же как и вы с такими понятиями, как совесть, - парировал Патрик. – Зачем вам понадобилась вся эта комедия?

   -О, что вы, мне вовсе не смешно. Особенно я грустил, когда ты упрятал меня в тюрьму на несколько лет.

   -О чем вы?

   -Не помнишь? – манерно растягивал слова Портнов. – А покопайся-ка у себя в памяти. Может быть, вернёшься мыслями лет на пять назад. Когда ты присутствовал на съемках фильма «Агония страха». Помнишь?

   В голове Патрика мгновенно всплыли события тех дней.

   -Может быть, тебе на память придёт некий каскадёр Дмитрий Зорин, которого ты сдал полиции, м-м-м?

   -А ты не забыл, за что я тебя сдал? – нахмурился Патрик. – Нечего было халатно относиться к своей работе. Ты чуть не угробил актеров!

   -Это была случайность! – сорвался на крик Портнов. – Я не хотел этого. А тут дёрнула тебя нелёгкая вмешаться! Я потерял всё: семью, работу, свободу. От меня ушла жена, и со мной перестал общаться сын. Сказал, что ему стыдно за такого отца.

   -Как же я его понимаю! – не сдержался Патрик.

   -Но не волнуйся, - губы Портнова расплылись в улыбке, - по другим точкам я тоже вскоре ударю. Я имею ввиду, твоих близких. Но сначала я хочу, чтобы ты взглянул вот на это.

   Портнов подошёл к шкафу и распахнул его.

   -Что скажешь?

   Взору Патрика предстали несколько масок, напоминающих его собственное лицо.

   -Эти прекрасные маски изготовлены так, что ни у кого не возникло сомнений, кто совершил все эти ограбления, - сказал Портнов. – Но тебе каким-то чудом удалось выкрутиться. Смотрю, ты до сих пор на свободе. Ничего, это ненадолго.

   Патрик растерянно смотрел на него.

   -Не буду утомлять тебя подробностями, как из простого каскадёра я стал ректором института, да еще и судимостью, и какой путь мне пришлось для этого пройти, - снисходительно сказал Портнов. – Думаю, тебе это будет малоинтересно, да и что уж там,  не надо тебе это знать. Главное, что ты должен понимать – что я и  на работе достану тебя. У тебя не будет никакой жизни. Если бы ты не догадался, я бы, будучи рядом, более изящно подвел тебя к реальному уголовному делу. А как ты, кстати, догадался?

   -Не забывай, - улыбнулся Патрик, - я от Шефа.

   -Ах да, эти твои вечные россказни о каком-то Небесном Друге, который якобы тебе всегда помогает. Скажи, Патрик, а ты по-прежнему ведешь свою колонку на основе событий из твоей жизни?

   -Да. И дневник у меня есть.

   -И дневник у него есть, - передразнил его Портнов. - А у меня - новое лицо и новые документы. Того человека, которого ты когда-то сдал полиции, больше нет. Он погребен в застенках. А новый, которого ты видишь перед собой, это другой я. Но, как и тот, я очень хочу, чтобы ты пережил тот же ад, что и я.

   Патрик молчал.

   -Ты свободен, Штейн, - улыбнулся Портнов. – Я тебя больше не задерживаю.

   Потрясенный Патрик вышел из помещения. Дверь за ним закрылась. Теперь он знал тайну своего начальника. Но легче ему от этого совершенно не стало. Даже наоборот. Он понял, что ему срочно нужно зайти к психологу.

   Ариадна подняла голову на стук в дверь. Не дожидаясь приглашения, в помещение ворвался Нордин.

   -Опять ты! – вскричала девушка. – Ну что же это такое!

   -Нет, теперь мы играем по моим правилам! – Маркус не дал ей выйти из кабинета. – Я знаю, что ты этого тоже хочешь. Просто не можешь себе признаться!

   -Чего я хочу?!

   -Этого!

   Маркус начал расстегивать штаны. Он знал, о чем сейчас думала Ариадна, но это его нисколько не смущало.

   -Ты совсем ополоумел! – заверещала девушка.

   Маркус накинулся на нее.

   -Не сопротивляйся мне, Шибитова! Давай отшибитовим друг друга! Я мечтал об этом с самого утра! Сначала ты меня отшибитовишь, а потом я тебя! Тебе не на что будет жаловаться!

   В дверь принялись энергично стучать.

   -Ариадна, открой, это я, Патрик!

   -Помоги мне! – закричала в ответ Ариадна.

   Нордин зажал ей рот.

   -Молчи, сука, сейчас ты только моя!

   Патрик начал резко дёргать за ручку. На его счастье, дверь была старенькой, замок тем более, судя по всему, был ровесником Сталина, и поэтому дверь легко поддалась. Патрик ворвался внутрь, оттащил от девушки обезумевшего Нордина и швырнул его на пол.

   -Не лезь не в своё дело, тварь!

   Нордин вскочил и сжал кулаки.

   -Я знаю, о чём ты сейчас думаешь, Ариадна! Думаешь, как так получилось, что связалась со мной? Я покажу тебе, что это была не ошибка!

   Патрик схватил со стола графин с водой и плеснул им в Маркуса. Вода оказалась горячей. Нордин схватился за лицо и заверещал. Патрик ударил его ногой в живот и, дождавшись, когда он согнётся, добил его ударом ногой в подбородок. Нордин перевернулся в воздухе, ударился спиной о шкаф и бездыханно приземлился на пол.

   -Умеешь ты выбирать себе кавалеров, - Патрик посмотрел на Ариадну.

   -Да уж, - она никак не могла прийти в себя. – Ты по делу?

   -Да, хотел с тобой поговорить. Но, учитывая…

   -Ничего страшного! – взяла его за руку Ариадна. – Я уже вызвала охрану, его сейчас уберут. Ты всё по поводу жены?

   -Да. Я когда-нибудь хотел бы быть с ней откровенным. Почему мы, мужчины, видимся женщинам тиранам? Я тебе объясню, как это происходит: мы знакомимся с женщиной, приличной, красивой, умной и далее по списку. Затем мы узнаем, что у неё есть подруги, откровенные...  Я обещал Творцу не материться, но ты поняла, о чем я...

  -Да.

  -Женщина для нас становится как бы двуликой: с нами она говорит правильные вещи, цитирует Сатью, а с ними... Я захожу к ним на страницу, смотрю на их фото, понимаю, какой образ жизни они ведут... И что я должен думать? Понимаешь, ещё апостол Павел говорил, что худые сообщества развращают добрые нравы. Не может приличная девушка дружить с лярвой, как эта Женя. Или она тоже лярва или у неё какие-то психологические причины есть для такой дружбы. При этом, она сама мне говорила, сама, не я это говорил, что её подруги унижают, что они в мой адрес там что-то вякали, но при этом они для неё остаются родными. Это ж как надо себя не уважать.

 -Но вы же потом уезжали, насколько я знаю. Ситуация стала лучше?

 -А откуда я знаю? Я её не спрашиваю, чтобы она не думала, что я такой монстр, но я не забыл об этом вопросе и иногда мысленно к нему возвращаюсь. Особенно, когда остаюсь один. В такие моменты мне начинает казаться, что мой отец прав насчёт неё. Я гоню эти мысли, говорю, что она всё оставила ради меня, и это невозможно не оценить. Но я очень боюсь, как в тот раз оказаться слишком доверчивым.

  -Что должно произойти, чтобы ты смог ей доверять?

 -Мне важно, чтобы она поняла, почему я так тогда вёл, почему через детектива интересовался её жизнью. У меня было несколько друзей женского пола, чтобы ей было спокойно, я свёл на нет эти контакты, вежливо, просто уехал и всё, пока. Я не обсуждал с ней, нравится ли мне эта идея или нет, просто, чтобы ей было спокойно. И мне неприятно, например, будет узнать, что она им рассказывает, как мы сейчас живём, как мои родители соотносятся с нашей семьёй.

   В кабинет, предварительно постучав, вошёл охранник.

   -Звали?

   -А вы не торопитесь…. Вот клиент, забирайте.

   Охранник наклонился и поднял начинающего приходить в себя Нордина.

   -Пойдём, приятель.

   В коридоре показался отец Юрий.

   -О, отче!

   Патрик выбежал ему навстречу.

   -Вы уже приехали?

   -Я без звонка, - улыбнулся священник. – Выглядишь неважно? Что-нибудь случилось?

   -Да так,  успокоил тут на досуге одного Прозорливца, ну и небольшие семейные трудности, - уклончиво ответил Патрик.

   -Не ври мне, я видел репортаж.

   -А, репортаж…. Отче, Валентов умный человек, и он понимает, что я здесь не причем. Это проделки одного Трюкача, и я уже даже знаю, чьи именно…. Все так запутано. Что мне прикажете делать?

   -Выдержать. Ты можешь быть изгоем, но ты так же можешь сделать выбор, недоступный другим. Правильный выбор.

      -А сегодня я узнал, чего Патрик не может – выдержать всё это. Можете сказать, я же тебе говорил.

   -Сегодня что-то не хочется.

   В этот момент Нордин вырвался из рук охранника. Поистине богатырским ударом он отправил его в нокаут. Охранник ударился спиной о стену и начал медленно оседать. Нордин подскочил к священнику и приставил ему нож к шее.

   -Как хорошо, что у меня всегда с собой эта штучка! Как же она мне сейчас поможет!

   -Оставь его, тварь!

   Патрик было рванулся к нему, но был остановлен жестом отца Юрия.

   -Не стоит быть героем, приятель, ты уже показал, на что способен, - процедил Нордин. – А вот я ещё нет…

   -Возьми себя в руки, ты не в себе! – увещевал его Патрик.

   -Я просто любил эту женщину. А она…. А она предпочла мне другого!  Я ждал ее утром у дома. Я знал, что за ней зайдут. Знал даже во сколько…. Хотел посмотреть на своего счастливого соперника. Я забыл сказать Ариадне, что он уже лежит в сточной канаве. Могу назвать адрес, пусть она придёт и полюбуется, как он гниёт. Ну а я же пока…

   Внезапно отец Юрий осёкся и начал медленно оседать.

   -Отче! – бросился к нему Патрик. – Отче, что с вами?!

   И тут же обнаружил, что из спины священника торчит нож.

   Он лежал на полу и корчился от боли. В его глазах уже постепенно начала исчезать жизнь, и отец Юрий даже не сразу узнал Штейна.

   -Отче, как вы?! Врач скоро будет.

   -Не надо врача, - тихо сказал священник. – Он не успеет.

   -Но… как же…

   -Я прожил хорошую жизнь, Патрик. Я познал и радость супружества, и счастье отцовства. Мне не на что жаловаться.

   -Отче, не умирайте! – зарыдал Патрик. – Прошу вас, пожалуйста.

   -Я хочу сказать только одно, - прохрипел священник. – Он не ошибся в тебе.

   Глаза у него закатились. Патрик издал истошный вопль и уткнулся ему в рясу. Он держал на руках умирающего отца Юрия и понимал, что не может ничего сделать. Это был первый человек, кому он рассказал о своей клинической смерти. Они вместе столько всего пережили, побывали во стольких передрягах.… И сейчас этот человек, его духовный отец, умирал в буквальном смысле у него на руках.

   Патрик перевёл взгляд на счастливо улыбающегося Нордина.

   -Что ты сделаешь теперь?

   Патрик рассвирепел и бросился к Нордину. Он повалил его на пол и принялся избивать его. Ему хотелось, чтобы от его лица осталась только манная каша. В каждый удар он вкладывал всё, что ему не позволяло выразить христианство. Ему хотелось, чтобы у Нордина глаза вытекли из глазниц, а губы оторвались от лица и откатились куда-нибудь в сторону. Он мечтал, чтобы его удары доходили до самой нервной системы человека, убившего его духовного отца. Ему хотелось, чтобы он так же умер у него сейчас на руках.

   -Стой! – Ариадна схватила его за руку, которую он занёс над Нординым, чтобы совершить очередной удар. – Ты убьешь его!

   Патрик остановился.

   -И впрямь, что я делаю!

   Он отпрыгнул от Маркуса и ошалело посмотрел на психолога.

   -Ты же не такой, как он!

   -А может быть, такой же? – Патрик почувствовал, как у него на глаза наворачиваются слезы. – Посмотри на меня! Я только что чуть не убил человека! Я чудовище!

   -Нет! – убеждала его Ариадна. – Если бы ты хотел убить его, ты бы убил. Ты не такой!

   Патрик уже рыдал у нее на плече.

   -Вспомни, к чему Он призвал тебя! Подумай, разве Он хочет, чтобы ты становился убийцей!

   Штейн в очередной раз всхлипнул.

   -Почти все поверили, даже Валентов, я думаю, в глубине души, что это я граблю банки. Значит, я плохой человек.

   -Нет! Эта банда «Воины тьмы», они потому так и называются, что они всегда выступают в тени, они на тёмной стороне. А ты – Воин света, ты за добро и правду. Не сходи с этого пути!

   -Ты, правда, считаешь, что я не потерянный человек? – недоверчиво посмотрел на нее Патрик.

   -Я в этом уверена! Главное, чтобы ты так считал!

   По коридору проходили студенты, преподаватели, в ужасе наблюдая происходящее. Патрик обратился к одному из них:

   -Где сейчас ректор?

   -Он на экскурсии на киноплощадке «Мосфильма».

   Патрик медленно поднялся.

   -Вызови мне такси, - сказал он Ариадне. – В этой истории пора поставить точку.

   Он не помнил, как по пути звонил Валентову и велел ему прибыть на киноплощадку, как ехал в машине и о чём думал в дороге. Единственное, о чём он не забудет до конца своей жизни, это о зияющей дыре, которая образовалась в его сердце с уходом отца Юрия. Будто бы, его второй отец, духовный отец, навсегда покинул его (что в рамках земной жизни на самом деле и произошло). Теперь он чувствовал себя очень одиноко. Словно маленький ребёнок. Одновременно страх и боль сейчас были его верными спутниками…

   Предъявив документы, он прошёл на территорию киноконцерна и отправился искать нужный павильон. Вот и он. Стоит в окружении студентов и о чём-то вещает. Мерзавец.

   -Здравствуйте, Эжен Карлович! – прокричал Патрик.

   Портнов обернулся на него и резко побледнел.

   -Что вы здесь делаете? Вы должны быть на работе!

   -Каждый из нас много чего должен, - парировал Патрик. – Например, соблюдать такую несложную заповедь, как «не укради». А вы, Эжен Карлович, ее явно не соблюдаете. 

   -Что вы несете, Патрик? Вы не в себе!

   -Я хочу, чтобы вы знали, Эжен Карлович, все ваше утреннее признание записано на диктофон, который я предусмотрительно активировал в своём телефоне. В вашем кабинете уже проводится обыск, а следователь Валентов с минуты на минуту будет здесь, чтобы задержать вас.

   Лицо ректора становилось всё более и более бледным.

   -На этом всё, не смею больше прерывать вашу экскурсию.

   Патрик развернулся и, кипя от злости, направился к выходу. Встретив по пути Валентова, он сказал ему:

   -Спасибо, что не поверил.

   Валентов хмыкнул:

   -Я слишком хорошо тебя изучил…

   Теперь Патрик Штейн много времени проводил на кладбище. Ему казалось, сменятся сезоны, погода будет иной, а он так и простоит у могилы отца Юрия, невидящим взглядом вперившись в фотографию на могиле.

   В один из таких дней за его спиной прозвучало:

   -Патрик…

   Он обернулся и увидел своего отца.

   -Что ты здесь делаешь? Как ты меня нашел?

   -Твоя Наташа сказала мне, что ты теперь много времени проводишь здесь. И…. Я подумал, ты захочешь поговорить.

   -Меньше всего мне сейчас хочется говорить.… Да и не о чем.

   Патрик сделал шаг в сторону, но отец догнал его и положил ему руку на плечо.

   -Ты ошибаешься, есть. Я понимаю, какого это потерять любимого человека. Я тоже терял близких. Профессор Кривошеев, например…. Мой учитель, мой наставник. Но если ты потерял надежду, тогда этот Трюкач победил. Тогда получается, тот священник умер напрасно. Я не хочу жить в мире, где все напрасно.

   -Я не знаю, как дальше жить без него.

   -И не узнаешь…. Возьми меня в свою жизнь. Раньше я был другим человеком. Раньше я был высокомерен и считал, что моя судьба – спасать мир моими работами. Теперь я понимаю, что, может быть, спасать мир это не моя судьба. А твоя.

   Они обнялись.

   -Я люблю тебя, сын.

   -И я тебя, пап.

   Они сидели на фоне рассвета в окружении могил и понимали, что с этого момента  у них начинается совсем иная жизнь.

Темы этой статьи
Еще по этой теме
Похожие статьи
Шеф №34
"Шеф"- новый циклрассказов известногохристианского писателя С.Быструшкина. Анотация: "Зачем верить, когда знаешь?". Этот вопрос уже давно не дает покоя Патрику Штейну. Известный московский журналист, пережив клиническую...
Шеф № 33
"Шеф"- новый циклрассказов известногохристианского писателя С.Быструшкина. Анотация: "Зачем верить, когда знаешь?". Этот вопрос уже давно не дает покоя Патрику Штейну. Известный московский журналист, пережив клиническую...
Шеф № 31
"Шеф"- новый циклрассказов известногохристианского писателя С.Быструшкина. Анотация: "Зачем верить, когда знаешь?". Этот вопрос уже давно не дает покоя Патрику Штейну. Известный московский журналист, пережив клиническую...
Шеф № 30
"Шеф"- новый циклрассказов известногохристианского писателя С.Быструшкина. Анотация: "Зачем верить, когда знаешь?". Этот вопрос уже давно не дает покоя Патрику Штейну. Известный московский журналист, пережив клиническую...
С чего начинается проповедь?
Автор: Сергей Быструшкин, христианский журналист, писатель. Нашичитатели хорошознают Сергея Быструшкина как автора серии рассказов "Шеф" публикуемых на нашем портале. Сегодня мы представляем вашему вниманию статью-размышление...
Как стать христианином – Христиане.ру