Главная>"Шеф" № 5

"Шеф" № 5

"Шеф" № 5
Автор: Сергей Быструшкин, христианский журналист, писатель.
25.01.2021

"Шеф"-  новый цикл рассказов известного христианского писателя С.Быструшкина. Анотация: 

"Шеф" № 5

"Зачем верить, когда знаешь?". Этот вопрос уже давно не дает покоя Патрику Штейну. Известный московский журналист, пережив клиническую смерть, был возвращён на Землю, но отныне Патрик - сотрудник Всевышнего, помогающего Ему спасать души людей для Вечности.

Не выдержав жизни с таким человеком как Патрик, от него уходит жена, он вынужден постоянно врать близким, как-то объясняя свои внезапные отлучки.

И как же жить человеку, который даже не может спокойно согрешить, зная, что за каждый грех предстоит давать ответ, и чья работа - твои страсти?"

 

 

 «Сотрудник»

   Патрик вышел из такси и осмотрелся. Он находился в типичной сельской местности. Справа от него врезался своими куполами в небо старинный храм, а от него вдоль тянулся ряд домиков. В одном из них проживала Алиса. Он еще раз осмотрел корзину с фруктами и цветами, которую держал в правой рук, и уверенно двинулся по дороге.

   За то время, что он шел к ее дому, мимо него несколько раз проехали местные ребятишки на велосипедах. Они с подозрением смотрели в его сторону, что естественно – Патрик всего лишь второй раз оказался в этих краях. Все ближе и ближе он подходил к двухэтажному особнячку, в котором проживала его возлюбленная. Остановившись перед воротами, Патрик набрал ее номер.

   -Алло, - услышал он сонный голос.

   -Это Патрик. Ты как-то сказала, что ждешь от меня заботы…. Открой дверь.

   Алиса распахнула дверь и увидела его. На ее лице отразился восторг. Она сбежала по ступенькам ему навстречу.

   -Милый!

   Они слились в страстном поцелуе.

   -Ой, я же болею!

   -Зараза к заразе… - с усмешкой произнес Патрик. – Как же я соскучился по тебе!

   -И я по тебе соскучилась!

   -Хочу устроить тебе сюрприз по случаю нашего воссоединения, - шепнул ей на ушко Штейн. – Ты скоро узнаешь, о чем я.

   -Лучше бы ты сказал, когда сделаешь мне предложение…

   -Терпение, милая…. Терпение…

   -Ты по-прежнему занят…

   -Да, милая, Он совершенно не дает мне выходных. Это моя судьба…

   Когда он подходил к платформе, на душе у него все ликовало. Во-первых, он снова увидел свою Алису, во-вторых, у него захватывало дух оттого, что он придумал для нее. И только предстоящий разговор с супругой омрачал ему настроение.

   В ожидании состава он оглядывался по сторонам и вдруг заметил стоящую чуть поодаль него девушку, отдаленно похожую на его возлюбленную.

   -Алиса! – окликнул девушку Патрик.

   Она обернулась, и вместо своей возлюбленной Патрик увидел мужчину средних лет с длинными волосами, чем-то напоминающий знаменитого стриптизера Тарзана. Он распахнул свой плащ и, вопреки ожиданиям, извлек на свет пистолет. Сообразив, что его сейчас будут убивать, Штейн юркнул за угол. Раздался выстрел. Благодаря чуткому слуху, Патрик слышал приближение киллера. Подхватив урну, он резко выскочил навстречу ему и ударил его ей. Парень словно подкошенный рухнул на платформу.

   Понимая, что в честном кулачном бою он победы не одержит, Патрик спрыгнул на рельсы и бросился в сторону лесного массива. За его спиной раздавались выстрелы, но на его счастья ни одна пуля в него не попала. В ту же секунду окрестности огласил рев состава, и электричка отгородила его от стрелявшего. Когда поезд проехал, киллер уже не увидел Патрика.

   Сплюнув себе под ноги, мужчина вытащил телефон.

   -Слушаю тебя, Гнедой, - услышал он.

   -Я упустил его, он ушел.

   -За что я тебе плачу? Не можешь журналиста успокоить…

   -Дайте мне еще одну попытку. Я все исправлю…

   -Не сейчас…. Приезжай ко мне. Поговорим.

   Когда Наташа открыла ему дверь, Патрик уже более-менее пришел в себя после утренних приключений. На него не в первый раз устраивалась охота, но впервые смерть была к нему настолько близко. Однако раздумывать о том, кто это был и по какому поводу хотел его убить, у Патрика не было времени. Он должен был поговорить с Наташей относительно их сына.

   -Почему у тебя такой встревоженный вид? – осведомилась девушка, оглядывая его.

   -Когда идешь в гости к психологу, всегда опасаешься, что у тебя найдут какое-нибудь психическое расстройство, - ответил Патрик, падая в кресло. – Кстати, где твой благоверный? Выходной, а его нет дома.

   -Он на выездной сессии. И, пожалуйста, не остри. Ты его совсем не знаешь.

   -Безусловно, ты знаешь его гораздо ближе. Ведь ты раскрывала ему не только свою душу, но и влагалище.

   Наташа поперхнулась и на какое-то время замолчала. Воспользовавшись этим обстоятельством, Патрик спросил:

   -Какие у нашего сына планы на осенние каникулы?

   -Он хочет съездить с друзьями в Тверь. Надеюсь, ты не возражаешь?

   -Возражаю я или не возражаю, это не имеет значения – наш сын уже большой мальчик и вправе сам решать, как проводить каникулы. Деньги у него есть?

   -Я думала, ты выделишь ему необходимую сумму.

   -Как ты можешь? Ты, интеллигентная женщина, напоминаешь мне о деньгах?! Неужели ты думала, я сам тебе о них не напомню?

   Он бросил на стол несколько купюр.

   -Вот, этого должно хватить. Когда Олег вернется, передай ему, что я хочу с ним поговорить.

   Патрик встал.

   -Да, и… Каре тебе шло больше.

   Выйдя из квартиры, он набрал номер лейтенанта Грунина.

   -Здравствуй, Патрик. Что-то случилось?

   -Ничего особенного, офицер…. За исключением того, что меня сегодня утром пытались отправить на тот свет, а так все в полном порядке!

   -Во что ты там опять вляпался?

   -Понятия не имею.

   -Подъезжай ко мне послезавтра в офис, поговорим.

   -Отлично! А я пока на вторую работу!

   -Вторую работу?

   -Я готовлю Алисе сюрприз к ее дню рождения, на это нужны большие деньги.

   -Понял! Ну что же, удачи тебе, последний романтик!

   На входе Патрика встретил нехарактерно улыбчивый охранник. Споро ознакомившись с его документами, он кивнул и потянулся за ручкой. Через пару секунд им был выписан пропуск на имя Патрика Штейна и жестами показано, куда ему следует направляться. Патрик сердечно поблагодарил его и двинулся вперед по коридору под пристальными взглядами сотрудников, стараясь не думать о том, кому из них он больше не понравился.  руки автоматически спрятались в карманы и не показывались оттуда до того самого момента, как он оказался возле лифта.

 

   Если верить инструкциям, которые ему дал охранник, Патрик должен был подняться на четвертый этаж, дойти до двойных коричневых дверей с табличкой «директор», и за ними-то его и должен был ждать тот, кто ему нужен. Так и оказалось. Правда на пути к руководителю предприятия Андрею Николаевичу Толубееву Штейну встретилась секретарша (надо отдать должное, довольно симпатичная), которая с настойчивостью, достойной лягушки из той притчи, пыталась уговорить нового сотрудника на чашечку кофе. Однако же Патрик предпочел немедленно приступить к переговорам.

   Андрей Николаевич встретил его радушно, грузно поднявшись из-за стола, и жестами указав на стул рядом с собой. Его кабинет представлял собой стандартное обиталище среднестатистического руководителя. Большой шкаф позади рабочего места, длинный стол буквой «т». На стенах скрещенные сабли, гербы, портрет президента, наградные дипломы. Сквозь шторы робко пробивался тусклый вечерний свет солнца.

   Патрик сел и внимательно вгляделся в своего потенциального работодателя. Ему было на вид где-то между пятьюдесятью и шестьюдесятью лет. Глаза прятались за очками-авиаторами. Время не пощадило некогда роскошную шевелюру Андрея Николаевича. Судя по его должности, он почти наверняка пользовался машиной, но сегодня по каким-то причинам предпочел добираться до работы общественным транспортом. Об этом говорили его ботинки, вид которых вызывал сочувствие. А еще от этого человека очень сильно пахло краской…

   -Ну что ж, Патрик, - прохрипел Толубеев, - расскажите немного о себе.

   -Даже не знаю, с чего начать… Я репортер, меня всегда интересовали темы, на которые правительство закрывало глаза. Собственно, из-за этого я долго нигде и не задерживался. Но, зная репутацию вашего издания, мне хочется надеяться, что у нас с вами таких проблем не возникнет.

   -Так, а почему вы ушли с прошлой работы?

   -Люблю совать нос не в свое дело!

   Толубеев рассмеялся. Патрик тоже улыбнулся, предпочитая не уточнять, что с Кадицким он трудового договора не расторгал.

   -Вы мне нравитесь. Определенно нравитесь. Со спецификой нашего издания знакомы?

   -Конечно. Вы пишите об актуальной повестке, предпочитая минимум субъективности и давая возможность высказываться обеим сторонам текущего конфликта. За это вы мне и симпатичны.

   В порыве вдохновения Патрик взмахнул рукой, и у него из сумки выпала книжка. Мой будущий руководитель вгляделся в ее название.

   -Любите детективы?

   -О, да, это моя страсть. С детства обожал разгадывать загадки.

   Толубеев вновь поднялся из-за стола, демонстрируя из-под рубашки свой необъемный живот.

   -У нас вам должно понравиться. Но, предупреждаю, я строгий руководитель и спрашиваю со своих сотрудников вдвойне.

   -Поверьте, я постараюсь вас не подвести.

   -Ну что ж, очень хорошо. Андрей Десницкий отзывался о вас самым доброжелательным образом, так что я думаю, мы сработаемся. Завтра у нас выставка, на которой буду я и весь наш пул. Вы тоже должны там присутствовать. Можно не с утра. А сейчас простите меня, мне предстоит еще одна встреча. На третьем этаже вас ожидает Гриша, с ним вы уже знакомы, он поможет вам соблюсти все необходимые формальности.

   -Благодарю вас.

   Они обменялись рукопожатием, и Патрик покинул кабинет. Гриша ждал его за своим рабочим столом.

   -Переговоры прошли успешно? – улыбнулся ему он.

   -Можно сказать и так, - Патрик сел на свободный стул. – Правда не могу не признать, что твой шеф был весьма и весьма чем-то озадачен.

   Гриша помрачнел:

   -Только между нами…. У него недавно пропала жена.

   -Пропала жена?!

   -Да, пропала жена. Причем не просто пропала, а сбежала с любовником. Он поставил на уши весь город, чтобы найти их.

   -Как это получилось?

   -Понимаешь, у них большая разница в возрасте. Ему пятьдесят пять, ей тридцать четыре. Она еще относительно молода. А этот тиран превратил ее в свою заложницу. Он строго следил за тем, как расходуется семейный бюджет. Ни копейки на лишние траты. Представляешь, каково ей было жить с таким человеком?

   -Почему же она все это терпела?

   -На этот вопрос я тебе не могу ответить. Но так бы они, наверное, и жили, если бы Андрей Николаевич не взял на работу молодого и энергичного Эдуарда. Он работал здесь до тебя, как раз на твоей должности. Они с Толубеевым очень подружились. У нашего шефа есть такая фишка – он любит сближаться с подчиненными. Правда, на этот раз такое сближение вышло ему боком.

   -Эдуард начал встречаться с его женой?

   -В яблочко. Он стал бывать у них дома и естественно приглянулся его супруге. Для нее, я так понимаю, Эдуард был как глоток свежего воздуха. Поэтому лично для меня нет ничего удивительного в том, что она сбежала вместе с ним. Андрей был в ярости, когда узнал о случившемся, получив от нее прощальное смс. Он просто рвал и метал. Я думал, он весь офис спалит.

   -Он обращался в полицию?

   -Разумеется, было подано заявление об исчезновении. Но прошло только три дня, он подал его сегодня утром. Так что, считай расследование толком и не началось.

   -А как это произошло?

   -Они с Кристиной пошли в театр. Перед началом спектакля девушка сказала, что плохо себя чувствует, и ей нужно в дамскую комнату. До антракта она не вернулась. Толубеев все время порывался пойти узнать, как у нее дела, ибо на телефонные звонки она не отвечала, однако он сидел далеко от выхода, и природная скромность не позволила ему беспокоить зрителей. А когда он вышел в холл, сначала вдруг обнаружил, что находится у Кристины в черном списке. А в дамской комнате, разумеется, никого не оказалось.… Да, он в нее зашел.

   -Кошмар какой…

   В кабинет заглянул Толубеев. Патрику показалось, что он догадался о предмете нашего разговора.

   -Ну как, Гриш, ты уже ввел нашего нового сотрудника в курс дела?

   -О, еще как! – кивнул Патрик.

   -Отлично. Гриш, я еду домой, если меня будут искать, пусть звонят на мобильный. Поздравляю с тем, что ты теперь член нашей команды, Патрик!

   Он пожал ему руку и хлопнул дверью. Патрик инстинктивно распахнул ее. Толубеев шел нервной походкой по коридору, уткнувшись в телефон. Увлекшись, он не заметил сотрудницы и налетел на нее. Бумаги, которые были у нее в руках, веером взметнулись в воздух.

   -На работу нужно приходить с открытыми глазами! – вызверился на нее Толубеев и скрылся за дверьми лифта.

   Бедная женщина, глотая слезы, принялась собирать разлетевшиеся по полу документы.

   -Он у вас всегда такой? – Штейн повернулся к Грише.

   -Ну а что ты хочешь, он же ее так любил, - развел руками тот. – Правда, не отрицаю, в последнее время наш шеф стал несколько странным.

   -В чем это выражается?

   -Например, что он перестал выходить из дома.

   -Как это?

   -А вот так! Реально только на работу да с работы. И всё!

   -Что, и за продуктами даже не выходит?

   -Ну, за продуктами-то он, может, и выходит, даже наверняка, но в остальное время он ведет себя как законченный домосед. Да еще и ремонт внезапно затеял.

   -Ремонт?!

   -Ну да! Я заезжал к нему оставить документы, хотел отпереть дверь, уже ключи достал, а он дома оказался. Красил.

   -Так вот почему от него краской разит…. Подожди, а у тебя есть ключи от его дома?

   -Ну да, он часто просит меня выполнить какие-то поручения. Например, заехать, забрать его вещи и привезти ему в аэропорт. Он у нас такой рассеянный.

   -Рассеянный? – задумчиво произнес Патрик.

   -Да-а! Сам же видишь.

   -Ну, ты там пользуешься возможностью, когда у него дома бываешь? Танцуешь голым под Юру Шатунова, ешь хозяйские пирожные?

   -Да нет! – расхохотался Гриша. – Ничего неприличного я не делаю.

   -А не мог бы ты одолжить мне до завтрашнего полдня ключи? Насколько я помню, у нас завтра выставка, и шеф будет на ней весь день…

   -Ты что задумал?

   -Понимаешь, на мой взгляд несколько… необычно, если у человека пропадает жена, а он ни с того ни с сего начинает ремонт. Не находишь?

   -Нахожу, - признал Гриша.

   -Я хочу посмотреть, что творится у него дома. Интуиция подсказывает, что найду там много интересного.

   -А тебе-то это все зачем?

   -Слушай, я у вас толком сегодня первый день. Надо же мне знать, на кого я работаю. Может, наш начальник – настоящий ненормальный, а выяснится все это внезапно. А внезапности мне не по душе.

   -То, что он ревнивец – это стопроцентно, - расхохотался Гриша.

    Он протянул ему связку.

   -Только исключительно в силу нашей дружбы. Прошу верни мне их в целости и сохранности.

   -Безусловно. Я появлюсь завтра до обеда. Прошу тебя, извещай меня о каждом шаге нашего шефа. Если он внезапно сорвется и поедет куда-то, сразу звони мне.

   -Хорошо.

   Когда Патрик выходил из офиса, город уже накрылся тьмой. Фонари освещали блестевшие от полуденного дождя тротуары, и в них отражалось украшенное звездами небо. Машины проносились по трассе, орошая окрестности брызгами из образовавшихся луж. Прохожие спешили скрыться от осенней хандры в уютных квартирах под толщиной пледа с кружкой горячего чая.

   Первым, что Патрику бросилось в глаза – мужчина лет тридцати пяти, в серой куртке. Руки его были надежно упрятаны в карманы, походка нервная. Он слонялся вдоль здания, но, когда Патрик двинулся в направлении метро, он какое-то время следовал за ним. Решив проверить, не появилась ли у него паранойя после утренней охоты на него, Патрик достаточно резко свернул в переулок, где было два выхода на противоположную сторону улицы. Когда он оказался там, незнакомец на глаза ему больше не попался.

   Это непонятное и, прямо скажем, досадное происшествие совершенно выветрилось у него из головы, когда он встретился с Марианной. Она уже ждала его за угловым столиком, с увлечением читая меню. При его появлении она отложила книжечку и одарила его радостной улыбкой.

   -Заказа я еще не делала.

   -И это все? А как же «Привет, Патрик, я очень рада тебя видеть?».

   -У тебя уставший вид, - оглядела меня девушка. – Не очень нравится на новой работе?

   -Скорее, меня напрягает мой руководитель.

   -А что с ним не так? Орет?

   -Лучше бы орал, - вздохнул Патрик. – Это было бы в рамках моего понимания. А так он ведет себя весьма странно.

   -Ты о чем?

   -С другой стороны, знаешь, у него есть причины для такого поведения. Как мне рассказали, от него на днях сбежала жена. С любовником. Причем пикантность ситуации заключается в том, что он сам же их и познакомил. Видимо, на этой почве у него слегка крышечка на чайничке поехала. Сегодня на моих глазах ни за что наорал на секретаршу.

   -Веселый он у вас.

   -Не говори. А у тебя что нового?

   -Ну, я пока только начинаю обучение, хоть и второй курс, но до тебя, звезда журналистики, мне далеко. Кстати, у меня кое-что есть для тебя.

   Марианна протянула мне планшет.

   -Смотри, убойный материал. «Собаки-киллеры». Пожилая преступница и ее подельники выращивали собак для того, чтобы с их помощью убирать конкурентов крупных промышленников.

   -О, отличный материал. Думаю, шеф будет доволен.

   -Ты про?.. – Марианна указала рукой куда-то в направлении потолка.

   -Тот тоже, - кивнул Патрик. – Ты же знаешь, Ему приятно, когда на земле торжествует справедливость. Ведь эти негодяи теперь за решеткой. Кстати, о справедливости…

   Он придвинулся ближе к девушке и понизил голос:

   -Завтра я собираюсь пошарить в доме у своего начальника…

   -Ты с ума сошел! Зачем?!

   -Хочу понять, что к чему в этой истории. Интуиция подсказывает, что, попав к нему в дом, я смогу получить ответы на многие свои вопросы.

   -А как ты попадешь к нему в дом? – резонно поинтересовалась Марианна. – Не будешь же ты взламывать дверь!

   -У Гриши есть вторые ключи от его жилища на всякий пожарный случай, и он любезно предоставил их мне, - Патрик продемонстрировал ей связку. – Собственно, из-за этого я и задержался. Да, конечно, мне пришлось его поуговаривать, но в силу нашей дружбы он знает, что мне можно доверять. И что я не стану лезть в хатку нашего с ним общего начальника, чтобы поживиться.

   -А у него-то откуда ключи?

   -Толубеев часто просил его заехать, например, за вещами и привезти их ему в аэропорт, когда он опаздывал на самолет.

   -Понятно. Что ж, если ты считаешь это правильным…

   -Да, я так считаю.  Не мой ли зять говорил, что не воспринимает меня всерьез? Вот хороший повод доказать ему, что и я кое-что умею.

   -Ты что, до сих пор не можешь забыть тот разговор? – похлопала ресницами девушка.

   -Проблема в том, что его не может забыть мой зять. Ну, конечно, известный московский интеллигент не видит рядом со своей дочерью обычного журналиста. Да, пусть и разоблачившего не одного нечестного на руку дельца. Вот мой шанс доказать ему на что я способен. Я разберусь в этой истории и узнаю, куда пропала жена моего шефа. А тебя попрошу,  если твой отец, он же у тебя следователь, как-то продвинется в этом деле, ты мне слей информацию, чтобы я не отставал в своем расследовании.

   -Ну, вы и нахал, Патрик Феликсович! – захохотала Марианна. – Пользуетесь связями!

   -Красивыми связями, - подчеркнул Патрик и подмигнул ей.

   Если бы они задержались в этом заведении еще на полчаса, они бы встретились с двумя мужчинами, один из которых сегодня утром пытался убить Патрика. Человек, нанявший его, хмуро смотрел на Гнедого, с трудом сдерживая ярость.

   -У тебя было достаточно времени. Он находился прямо перед тобой. Как ты промахнулся?

   -Сам не понимаю. Вроде же все отработано…

   -Это ты – отработанный. Может, тебя самого положить?

   Мужчина пристально воззрился на него. Гнедой опустил взгляд.

   -Да ты ешь, ешь, - собеседник придвинул к нему вазочку с мороженным. – Вкусно?

   -Очень вкусно, - тихо сказал Гнедой, опуская ложку в шоколадную жижу.

   -Ну вот, ешь и слушай. Она уже намекает ему на свадьбу. Этого нельзя допустить. Делай что хочешь, но он должен умереть.

   -Я вас понял.

   -И запомни: не сделаешь журналиста – мы тебя сделаем.

   На следующий день погода была еще хуже, чем накануне.  Патрик вышел из дома, когда на улице еще не рассвело, и сразу ощутил на себе капризы ноября. Дождь заливал ему ноздри, а глаза с трудом различали что под ногами. С большим трудом Патрик дошел до метро и только в вагоне смог немного прийти в себя. На станции «Комсомольская» он пару раз едва не врезался в пассажиров, видимо, так же, как и Штейн, слегка пострадавших от осенней непогоды.

   Ему посчастливилось довольно скоро сесть в электричку. Закрыв глаза, Патрик вслушивался в мелодию колес, пытаясь представить, как будут развиваться события. Откровенно говоря, он плохо представлял себе, что выйдет из этой поездки.  За окном чуточку светало. Солнце понемногу показывалось из-за лесных массивов, но вокруг по-прежнему было относительно темно.

   Сойдя на нужной ему станции, он какое-то время двигался в направлении поезда, который, конечно же, обогнал меня и скрылся за поворотом. Патрик был один на деревянной платформе. На какой-то момент ему даже сделалось жутко.  Его не покидало ощущение, что за ним наблюдают. Он несколько раз огляделся, но не увидел никого и ничего, кроме ослепительно зеленого пейзажа вокруг себя, который, правда, во мраке казался беспросветно черным.

   Спотыкаясь, Патрик перешел на другую сторону платформы через скользкие от ночного дождя рельсы, вновь поднялся на платформу, а с нее стал спускаться по отрывистой лестнице в самую чащу. С ветвей деревьев на него то и дело спадали капли. Ноги скользили на грязных тропинках. Патрик свернул налево и двинулся в сторону поселка. Впрочем, поселком эти три, пусть и больших домика, назвать можно было с большой долей условности. Нужный ему оказался в самом конце.

   Остановившись у ворот, Патрик уже вытащил из кармана ключи и приготовился освободить калитку от замка, как вдруг вновь почувствовал на себе чей-то тяжелый взгляд. На этот раз ему удалось заметить его обладателя – это был высокий худощавый мужчина, довольно молодой. Он стоял в начале дороги и не сводил с него глаз. Штейн понял, что под столь пристальным наблюдением совесть вряд ли позволит ему осуществить то, что он задумал. Каков же будет  исход их зрительного противостояния? Кто первым перейдет к решительным действиям?

   Патрик не успел получить ответа на свой вопрос, ибо его интенсивные размышления  прервались телефонным звонком. Патрик вытащил смартфон и вгляделся в дисплей.

   -Слушаю тебя, Гриш.

   -Андрей рвет и мечет, требует срочно тебя. Прямо немедленно!

   -Настолько срочно?

   -Настолько срочно.

   -Хм… - Патрик поднял взгляд и с удивлением обнаружил, что его соглядатай растворился в пространстве. «Все интереснее и интереснее!», - пронеслось в голове у него.

   -Ладно, Гриш, я все равно ничего не узнал. Мне помешали…. Как-нибудь в другой раз. Еду.

   Когда он появился на выставке, Толубеев встретил его в самом плохом расположении духа.

   -Где ты пропадаешь?!

   -Я же отпросился.

   -Давай включайся в работу, если не хочешь потерять это место!

   Патрик покорно вытащил фотоаппарат и ввинтился в толпу. Ему предстояло запечатлеть встречу Толубеева с министром, который приехал почтить своим присутствием открытие выставки. Все время он не сводил глаз с  начальника – тот был невероятно напряжен, еще более, нежели вчера. Патрик мог бы списать это на волнение в связи с тем, что происходило, но интуиция подсказывала мне, что оно было излишним. Его тревожило что-то еще. И Патрику очень хотелось выяснить, что именно…

   Когда они вернулись в офис, он сразу же заперся у себя в кабинете. Патрик с Гришей отправились в столовую и были вырваны оттуда душераздирающим воплем секретарши директора. Как подстреленные, они понеслись туда, откуда раздавались крики – прямо в кабинет Толубеева. Андрей Николаевич сидел в своем кресле в какой-то неестественной позе, как будто ему кто-то сильно ударил по голове, и он обтекал. Глаза запрокинулись. Толубеев был мертв.

   Потом Патрик уже не мог вспомнить, кто из присутствующих, несмотря на поднявшийся уровень паники, догадался вызвать полицию. Они с Гришей увели обессилевшую женщину подальше от страшного места и дали ей успокоительного. Секретарша продолжала издавать нечленораздельные звуки и смотрела на окружающих абсолютно безумными глазами.

   К приезду следователя обстановка в офисе была предельно накалена. Патрик узнал в человеке в форме лейтенанта Грунина.

   -Патрик, а ты что здесь делаешь? - вытаращился на него он.

   -Я теперь здесь работаю.

   -Надо же где встретились, - покачал головой Грунин. - А с чего вдруг твой шеф решил Богу душу отдать?

   -Кто ж его знает... А это точно самоубийство?

   -Точнее не бывает, - подал голос эксперт, осматривающий тело. - Он что-то принял. Позднее смогу сказать, что именно. Но наверняка, какие-то таблетки, которые в комбинации дали вот такой эффект.

   -Дела-аа, - хлопнул себя по бокам Грунин. - Слушай, Патрик, а может тебя к нам взять? Вон, смотри, где ты, там сразу труп.

   -У вас необычное имя, - прищурился эксперт.

   -Моя мать большая поклонница актера Роберта Патрика, - объяснил тот.

   -Ответь лучше на другой вопрос, - посмотрел ему в глаза Грунин, - что-нибудь об умершем сказать можешь?

   -Мы дружили семьями, ну больше мой отец с ним. Когда мне понадобилась дополнительная работа, он предложил пойти к нему. По иронии судьбы, я не успел проработать у него и дня, потому что он... отдал Богу душу, как вы выразились.

   -Он был чем-то встревожен, подавлен? Ничего необычного не заметил?

   -Впервые за долгое время я увидел Толубеева накануне. Но не мог не отметить, что он вел себя как-то нервозно и явно пребывал в невеселых раздумьях.

   -Как думаешь, с чем это связано?

   -Вы так меня спрашиваете, как будто я его близкий родственник... Разве вам не поступало заявление об исчезновении его жены?

   -Жены?

   -Пару дней назад от него ушла, а вернее, сбежала жена с молодым любовником. Ясное дело, хорошему настроению умершего это не способствовало.

   -Да уж надо думать, - цинично рассмеялся Грунин. - Тогда это многое объясняет. Человек не справился с собой и покончил... С собой.

   Я ничего не сказал вслух, но в душе придерживался иного мнения. Ведь я видел накануне Толубеева. И интуиция мне подсказывала, что переживал он не столько, а вернее, не только из-за исчезнувшей супруги. Тут примешивалось что-то еще.

   Вообще многое в поведении покойного Толубеева казалось Патрику странным. Зачем затевать ремонт именно сейчас, когда он только что потерял жену? Такое Патрик мог объяснить только легким помешательством на фоне сильного стресса, но ему казалось, что все намного сложнее. Плюс ко всему, что за странный тип, который вчера следил за ним, а сегодня за домом покойного? На все эти вопросы у него пока не было ответов.

   В раздумьях Патрик спустился к Грише. Он выглядел бледным, но намного лучше, нежели Толубеев.

   -Как там дела?

   -Полиция попросила меня удалиться, дабы я не мешал им вести следствие.

   -Понятно...

   Штейн сел напротив него.

   -Гриш, ты знаешь, Андрей был очень близким для меня человеком... Я потому и пошел работать к нему. Однако то, что произошло за последнее время, наводит меня на очень грустные мысли.

   -О чем ты?

   -Я не могу пока тебе всего сказать, очень многое в моей голове сейчас представляется как набор разрозненных гипотез. Но ты мне очень поможешь, если покажешь видео с утреннего выступления нашего покойного шефа.

   -Конечно, нет проблем.

   Гриша пошарил на своем рабочем столе и вывел на дисплей пятиминутный ролик. Перед взором Патрика предстал Толубеев, стоящий перед микрофоном в сопровождении двух мужчин.

   -Что скажешь? - повернулся к коллеге Гриша.

   -Он очень напряжен, - Патрик вгляделся в изображение. - Ноги скрещены, что говорит о том, что он эмоционально закрыт. По всему ощущается, что хочет поскорее уйти.

   -Похоже…

   -У него ранее случались вспышки агрессии?

   -Ну как любому начальнику, ему было свойственно выходить из себя. Но, поверь мне, это случалось не так часто.

   -Не так часто…. Тогда тем более, такой его отход от базового поведения наводит на размышления…. У тебя сегодняшний вечер ничем не занят?

   -Да нет.

   -Ну, мало ли, пятница все-таки, может, ты сегодня пойдешь по девочкам или будешь втайне от всех слушать Верку Сердючку?

   -Я ее обычно по выходным слушаю, - рассмеялся Галкин.

   -Короче, - Патрик встал, - сегодня вечером я снова поеду к нему домой. Пока туда не приперлась полиция и не оцепила помещение. Хочешь, поедем вместе?

   -Честно говоря, хочу, - кивнул Гриша.

   -Тогда дожидаемся конца рабочего дня и едем!

   Когда они с Гришей выходили из офиса, уже стемнело. В электричке было немноголюдно, несмотря на время, в которое люди обычно торопятся на дачи. Они заняли место у окна.

   -Пока что у меня не до конца складывается картина, - говорил Патрик Грише. – Чтобы все понять, нужно осмотреть его дом. Поэтому на многие твои вопросы я ответить не могу.

   -Думаю, когда приедем, сможешь, - ободрил его друг.

   Едва их ноги ступили на платформу, как они сразу заметили того самого человека, который сегодня утром следил за Патриком. Он решительно устремился ему навстречу.

   -Мужчина, не желаете ли объясниться? Что вам здесь нужно?

   Парень смерил его взглядом.

   -Я вас узнал. Вы работаете у Толубеева, верно?

   -Работал. Он умер сегодня. Точнее, покончил с собой.

   Лицо мужчины вытянулось.

   -Как это случилось?

   -Мы за этим и здесь, - Патрик указал рукой на идущего к ним Гришу. – Потому что это все очень странно…

   -Действительно, странно… - кивнул мужчина.

   -А вы не могли бы рассказать, кто вы, собственно, такой? – Патрик пристально посмотрел ему в глаза. – И почему вы следили за мной?

   -Не за вами. А за Толубеевым. Вы просто в тот вечер были для меня незнакомым человеком, и я хотел выяснить, кто вы. А когда мне удалось это, я понял, что вы не представляете для меня интереса.

   -А почему Толубеев представляет для вас интерес?

   Мужчина протянул ему визитку:

   -Я – частный детектив, моя фамилия Уклеин. Я друг Эдуарда и после его исчезновения, точнее их с Алисой, не могу сидеть сложа руки.

   -Вам удалось что-нибудь узнать?

   -Пока что расспросы соседей дали немногое. В вечер исчезновения Толубеев не был ни в каком театре. Он приехал домой один. А его жена была дома. С Эдуардом.

   -Даже так?! – широко раскрыл глаза Гриша.

   -Да, поселок маленький, дом на доме, а  у соседей очень наблюдательная мама, - рассмеялся Уклеин. – Она-то мне все и рассказала. В тот вечер Алиса осталась дома, а Толубеев уехал по делам. Через некоторое время появился Эдуард. Он приехал на электричке. А позже заявился и хозяин дома. Больше ни Алисы, ни Эдуарда женщина не видела. Имеется ввиду, как они выходили из дома.

   -Интересная картина вырисовывается, - Патрик почесал затылок. – Что ж, давайте поскорее пройдем в дом.

   Они зашагали по дороге в сторону обиталища покойного Толубеева.

   -Все-таки жаль, что мне особо ничего не удалось узнать, - вздохнул Уклеин. – Эдуард просил меня выяснить адрес Толубеевых, чтобы он мог сделать сюрприз Алисе.  Он обратился ко мне примерно за неделю до их исчезновения. Мы как-то по-мужски очень поняли друг друга. Я согласился ему помочь даже за треть суммы, что обычно беру в подобных случаях. Они встречались в гостинице втайне от мужа, он ничего не знал о случившемся. До определенного момента.

   -Вы хотите сказать, что Толубеев узнал об измене еще до того, как они сбежали? – уточнил Патрик.

   -Именно это я и хочу сказать. У них был конфликт, о котором мне рассказал сосед. Он хорошо помнит, какой скандал устроил Андрей, когда застал их вместе на прошлой неделе.

   Патрик повернулся к Грише:

   -Понимаешь, что картина немножко меняется. Оказывается, наш шеф был в курсе измен своей жены…

   -Смекаю, - кивнул Гриша.

   -Предлагаю, осмотреть дом. Думаю, это прольет еще больше света на случившееся.

   Они толкнули калитку и прошли на участок. В воздухе витала какая-то жуткая атмосфера смерти. Она усугублялась сгустившимися сумерками. Трава хрустела и чавкала у них под ногами. Уклеин отпер ключами дверь, и они вошли внутрь. По всему ощущалось, что дом давно не проветривали.

   -Скажите, господа, - Патрик повернулся к присутствующим, - что вам сразу бросается в глаза?

   -Пол грязный, - хмыкнул Гриша.

   -Верно, а еще?

   -Ну-у…

   -Вот смотрите, видите, наш покойный начальник уже приступил к бетонированию подвального отверстия. Как будто бы его и не было. Ну, согласитесь же, нелогично – у человека пропадает супруга, а он вместо того, чтобы оплакивать ее, затевает ремонт. И первым делом, начинает заделывать дверь в подвал. К счастью, он только начал, и мы без труда сможем ликвидировать последствия его трудов.

   Совместными усилиями они расковыряли дверь, и Уклеин первым погрузился вниз. Нашим взорам предстали два изуродованных тела – мужское и женское. Гришу начало мутить.

   -Вот все и раскрылось, - глухо произнес Патрик. – Страшная месть человека, который в одночасье лишился личного счастья.

   -Какая вонь! – закричал Гриша и рванулся наверх.

   Преодолевая страх, Патрик подошел к мертвецам и осмотрел их. После чего вместе с Уклеиным покинул страшное место.

   -Я не понимаю! – надрывался Гриша. – Что это такое? Почему здесь, в доме нашего шефа, покойники?!

   -А я тебе сейчас все объясню, - сказал Патрик, повернувшись к Грише. – Наш с тобой Андрей Николаевич обнаружил свою жену в объятиях  Эдуарда, психанул и стал душить жену. Все по классике. Эдик, конечно же, вмешался, но и сам попал под горячую руку. Когда Андрей понял, что натворил, он решил спрятать тела в подвале. Из дома их было не вынести, так как окна соседей направлены прямо на выход из дома…. Короче, он решил замуровать их там.

   -Ужас какой! – всплеснул руками Гриша.

   -Нормально, все в жизни бывает, - пожал плечами Патрик. – Ну, покоптились бы они там немного, потом разложились и делов – то. Однако все-таки убить человека, тем более, двоих, не так легко, и наш Толубеев не смог это все пережить. Ну и кончил, ты сам знаешь, как.

   -Я такого от него не ожидал…

   -Да никто не ожидал…. Я ведь знал эту семью несколько дольше, чем ты. И никогда бы не смог представить, что они кончат так плохо.

   -Жизнь непредсказуема…

   -Да... Кстати, теперь понятно, откуда такой удушающий запах краски – ему нужно было перебить им трупные разложения.

   -Что ты будешь со всем этим делать? – Гриша кинул взгляд на уже гниющие тела. – Расскажешь Грунину?

   -Ну, разумеется, нужно его вызвать, - сказал Патрик. – Только давай выйдем отсюда. Эти двое так воняют, что совершенно нечем дышать.

   Они поднялись в дом. Патрик вызвал следователя.

   -Что теперь будешь делать? – спросил Гриша. – Уйдешь?

   -Не думаю. Я же всегда хотел работать корреспондентом.  Мой путь в профессии только начинается. Да, лукавый как обычно хотел мне помешать. И слава Шефу, что у него это не получилось.

    В любом случае, Патрику удалось заработать на роскошное свидание с Алисой в Москва-Сити. Встретив ее на платформе, он повел девушку за собой к одной из башен, чувствуя внутри себя необъяснимое волнение. Она шла рядом  с ним, привлекая к себе внимание прохожих, причем как мужского, так и женского полов. Патрик неосознанно ревновал ее к каждому, кто бросал на нее взгляд, и в то же время ощущал непреодолимое влечение.

   Их встретила улыбчивая девушка и проводила до лифта. Они оказались на самом высшем этаже. Когда Алиса увидела как высоко они от земли, она даже задохнулась. Но довольно быстро пришла в себя и подошла к окну. Патрик встал позади нее и положил ей руки на плечи. Она чувствовала его дыхание. Он нежно провел рукой по ее талии и начал целовать ее за ухом.

   -Я так долго ждал, когда же мы, наконец, останемся вдвоем, - прохрипел он.

   -Признаться, я тоже, - раздалось за их спинами.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Темы этой статьи
Еще по этой теме
Похожие статьи
"Шеф" № 11
"Шеф"- новый циклрассказов известногохристианского писателя С.Быструшкина. Анотация: "Зачем верить, когда знаешь?". Этот вопрос уже давно не дает покоя Патрику Штейну. Известный московский журналист, пережив клиническую...
"Шеф" № 10
"Шеф"- новый циклрассказов известногохристианского писателя С.Быструшкина. Анотация: "Зачем верить, когда знаешь?". Этот вопрос уже давно не дает покоя Патрику Штейну. Известный московский журналист, пережив клиническую...
"Шеф" № 9
"Шеф"- новый циклрассказов известногохристианского писателя С.Быструшкина. Анотация: "Зачем верить, когда знаешь?". Этот вопрос уже давно не дает покоя Патрику Штейну. Известный московский журналист, пережив клиническую...
"Шеф" № 8
"Шеф"- новый циклрассказов известногохристианского писателя С.Быструшкина. Анотация: "Зачем верить, когда знаешь?". Этот вопрос уже давно не дает покоя Патрику Штейну. Известный московский журналист, пережив клиническую...
"Шеф" № 7
"Шеф"- новый циклрассказов известногохристианского писателя С.Быструшкина. Анотация: "Зачем верить, когда знаешь?". Этот вопрос уже давно не дает покоя Патрику Штейну. Известный московский журналист, пережив клиническую...
Как стать христианином – Христиане.ру