"Шеф" №2

"Шеф" №2
Автор: Сергей Быструшкин, христианский журналист, писатель.
01.03.2020

"Шеф"-  новый цикл рассказов известного христианского писателя С.Быструшкина.

"Шеф" №2

Анотация: "Зачем верить, когда знаешь?". Этот вопрос уже давно не дает покоя Патрику Штейну. Известный московский журналист, пережив клиническую смерть, был возвращён на Землю, но отныне Патрик - сотрудник Всевышнего, помогающего Ему спасать души людей для Вечности. Не выдержав жизни с таким человеком как Патрик, от него уходит жена, он вынужден постоянно врать близким, как-то объясняя свои внезапные отлучки. И как же жить человеку, который даже не может спокойно согрешить, зная, что за каждый грех предстоит давать ответ, и чья работа - твои страсти?"

«Девушка по имени Ночь»

В столь поздний час в магазине не было никого, кроме зевающей продавщицы. Приветствовав ее, Патрик Штейн прошел в самую глубь.
-Как дела, Патрик? — спросила его вслед она.
-Да в общем все по-старому, — будничным тоном ответил он.
За его спиной скрипнула входная дверь. Он обернулся. Вошедший не видел Штейна. Все его внимание было сосредоточено на кассирше. К ее лбу он приставил пистолет и в ультимативной форме потребовал всю наличность, которая была на данный момент в кассовом аппарате.
Патрик знал, что они не одни в этом магазине. По крайней мере, с некоторых пор он явственно ощущал себя в присутствии Наивысшего Разума, Того, Кого люди обычно называют Богом. В данный момент он про себя обратился к Нему: «Извини меня за то, что сейчас будет». В конце концов, Господь Сам в свое время дал ему поручение помогать людям…
В руки грабителя уже передавались деньги, когда по этим же рукам резко ударила трость. Штейн воспользовался ею как шпагой. Затем отшвырнув ее, подошел к молодчику и положил правую руку ему на плечо.
-Припрешься сюда еще раз, — угрожающим тоном произнес он, — даже так, если ты, козел, не прекратишь кошмарить людей в этом городе, я тебя, гад, найду, оторву руки, обломаю ноги, а затем сорву твою рожу с черепушки, ты меня понял?
Совершенно не ожидавший такого напора грабитель молча кивнул.
-Ты превратишься в безрукую безногую безглазую какашку, болтающуюся в канализации, доходчиво?
-Кто ты такой? — к мужчине вернулась способность говорить.
Штейн приблизил свое лицо к нему:
-Я от Шефа… Кстати, знаешь, я передумал…
Он резким движением швырнул его себе за спину прямо на стойку с DVD- дисками. Парня засыпало ими как снегом. Кассирша смотрела на Патрика со смесью ужаса и восхищения.
-Что это было? — только и смогла вымолвить она.
-О, встретил тут одного паразита, — улыбнулся ей он. — Доброй вам ночи.
Закрывая за собой дверь магазина, Патрик сказал Господу: «Жестковато, конечно, получилось, но зато действенно. Что думаешь на этот счет? Я ведь не делал все, что захочу…». Удовлетворенный собой, он шествовал к вокзальной станции. Надо же, как долго он задержался в этом городе. Ну, ничего не поделаешь — задание редакции.
В вагоне, кроме него, еще сидела какая-то девушка. У нее были красивые рыжие волосы. Она что-то заинтересовано изучала в своем телефоне.
Патрик сел напротив нее.
-Не помешаю?
-Да нет, сидите, — улыбнулась она.
Чем-то неуловимо девушка сразу расположила к себе Штейна.
-Не боитесь по ночам ездить одна? — спросил тот. — Вокруг полно идиотов.
-У меня против них иммунитет. Да к тому же я местная. Из Щербинки.
-Тоже журналист?
-Нет, я в церкви пою.
-Простите, где поете? — подался вперед Патрик.
-В церкви, — с легким удивлением ответила девушка.
-Просто понимаете…. Я даже не знаю, как сказать…. Я совсем недавно пришел к вере и…. Я еще даже не определился с приходом.
-А приходите в нашу. У нас хорошо, просторно. Вы еще, наверное, ни причащались, ни исповедовались?
-Ни разу, — подтвердил Патрик. — Но очень хочу.
-Ну, вот приходи к нам, — перешла на «ты» его собеседница. — Меня зовут Марианна.
-Патрик.
-Очень приятно!
-И мне.
Они помолчали.
-Знаешь, — заговорил Штейн, — еще месяц назад я бы и не подумал, что меня будут волновать вопросы церкви, Царства Небесного. Но в моей жизни кое-что произошло, что очень круто изменило мою жизнь.
-Ну, классно же! — с энтузиазмом сказала Марианна. — Ты понял суть вещей.
-Вот это точно. Жить, так как прежде у меня теперь однозначно не получится.
-А что для тебя сейчас главное?
-Служить людям. По мере возможностей. Знаешь, я чувствую, что на меня возложена особая миссия. Я даже не знаю, как это объяснить. Но потребительский образ жизни меня больше не привлекает.
-Да меня тоже, — Марианна посмотрела в окно. — Жаль, что мало времени остается на театр.
-Ты играешь в театре?
-У меня актерское образование, я ставлю спектакли. Ставила, точнее. Сейчас едва-едва хватает времени на клирос. Еще же и семье нужно время уделять.
-А кто у тебя — мальчик, девочка?
-Девочка, восемь лет. Сам понимаешь, переходный возраст.
-Ну, не такой он еще переходный, но, безусловно, ребенок — это очень важно, — понимающе кивнул Патрик.
-Я думаю, со временем вернуться к театральной жизни. Но уже явно не в том качестве, какое было. Моя остановка.
Марианна поднялась.
-Я пою в белом храме прямо у станции Щербинка. Не ошибешься. Захочешь, приходи.
-Приду, обязательно, — пообещал Патрик.
Дома ему открыла полусонная Наташа.
-Смотри, не разбуди Олега, ему завтра ко второму уроку, но все же…
-Да нет, ну что ты, — заверил ее Штейн. Осторожно пройдя в ванную, он умылся, почистил зубы и проскользнул в спальню. Жена к тому времени уже крепко спала. Патрик прикрыл глаза и прочитал «Отче наш». После чего тоже погрузился в сон…
Ему виделась девушка. Чем-то отдаленно похожая на Марианну, только изрядно уступающая ей в красоте. Она шла по тускло освещенной платформе, погруженная, очевидно, не в самые веселые размышления. Ее лицо по мере приближения к краю, становилось все более отчетливым. Патрик узнавал ее. Подойдя к платформе, девушка остановилась. Вдалеке загудел поезд. Она посмотрела на него, затем сделала глубокий вздох, закрыла глаза и шагнула вперед…
-А-а-а-а-а-а-а-а-а-а!
Патрик в ужасе вскочил. Его бил холодный пот. Хлопнула дверь, и в спальню ворвался Олег.
-Папа, ты так кричал! Что случилось?
-Ничего, сынок, — поморщился Патрик. — Папе приснился кошмар.
-Что-то часто тебе в последнее время стали кошмары сниться, — вздохнула Наташа. — Может тебе это.… Сходить к психологу?
-Мне не нужно к психологу, мне нужно выспаться, — проворчал Патрик и перевернулся на другой бок.
Олег вышел из комнаты и закрыл дверь. Патрик лежал, таращась в темноту. Он знал, что это был не просто сон. С некоторого времени ему стали сниться ОСОБЕННЫЕ сны. Он знал, что через них с ним говорил Бог. Он Сам предупредил его об этом во время клинической смерти. В этих сновидениях Штейну указывалось, каким людям нужна помощь конкретно от него. Сейчас ему приснилась девушка, явно собирающаяся покончить с собой. Он знал ее. Они учились вместе. Дарина…. Сколько же они не общались? Он был даже не уверен в том, что она до сих пор осталась у него в друзьях в социальных сетях.
Осторожно, чтобы не разбудить супругу, Штейн выскользнул из-под одеяла, схватил с тумбочки телефон и вышел в коридор. Встав у окна на кухне, он внимательно изучил список френдов. Да нет, вот же она. Красивая, уверенная в себе девушка. По крайней мере, на фото она выглядела таковой. Но Патрик знал, что в скором времени она сведет счеты с жизнью. В его задачу входило любой ценой не допустить этого.
Он написал ей сообщение:
«Привет! Не поверишь, но ты приснилась мне сегодня! Сколько же мы с тобой не общались!  Знаешь, мне захотелось исправить эту досадную несправедливость. Может быть, увидимся на днях?».
Отправив ей текст, он налил себе воды. Лежащий на столе смартфон издал писк. Ему пришел ответ от Дарины. Оказалось, что она тоже не спала…
«Привет! Неожиданно…. Но мне очень приятно. Давай действительно увидимся. Можем прямо завтра».
«Отлично, — написал ей Патрик. — Завтра у меня как раз свободный день. Может быть, погуляем в Сокольниках?».
«Ес», — пришел ответ.
Договорившись с девушкой о времени, Патрик залпом осушил стакан и направился в спальню. Он и сам не заметил, как быстро уснул. А утром, проснувшись, обнаружил, что в квартире кроме него и кота никого нет. Жена ушла на работу, сын в школу. Сладко потянувшись, Штейн стал готовиться ко встрече с Дариной.
За завтраком он внимательно изучал сайт о суицидниках. Штейн совершенно не имел представления, как говорить с такими людьми. Ведь ему предстоит как-то разубедить девушку в том, что она собирается сделать. Здесь нужны веские аргументы. Он ел и испытывал поразительное ощущение со-присутствия трансцендентного Бога. Как будто Он окружал его. Эти ощущения было невозможно описать словами, но в их реальности сомневаться Сергею не приходилось. Доев овсянку, он наскоро вымыл посуду и вытащил из шкафа джинсы.
Они условились с Дариной встретиться на платформе. Штейн уже сорок минут нетерпеливо прогуливался взад и вперед, то и дело поглядывая на часы. «Может быть, она уже покончила с собой?» — в какой-то момент пронеслось у него в голове, но он отогнал от себя эту нехорошую мысль.
Вокруг него суетились люди. Проносились влюбленные парочки, кто-то скандалил, кто-то так же как и он в нетерпении слонялся по платформе. Жизнь текла своим чередом, и Штейн был просто одним из ее элементов…
-Извините, вы не скажете, как пройти к главному входу в парк? — прозвучал у него за спиной бархатный голос.
Патрик обернулся… и обомлел. Перед ним стояло воплощение всех его представлений об идеальной женщине. Глаза, фигура, рост, губы — казалось, в ней все это было в идеальных пропорциях. Ее волосы были собраны в прическу «пирожок», а легкое цветастое платье развевалось в такт движению только что отъехавшего поезда.
-Э-э… Парк? — с глупым видом произнес Патрик. — Да давайте я лучше покажу вам. Мало ли, заплутаете.
-О, это было бы замечательно, — обрадовалась девушка.
Они двинулись к лестнице.
-Я не так часто бываю в Москве и еще не адаптировалась.
Ее бархатный голос приводил его в трепет. Такого с ним не случалось давно. Ни одна из его любовниц никогда не приводила его в чувство столь неописуемого восторга, как эта прелестница…
-Как вас зовут? — спросил он.
-Алиса. А как зовут моего чудесного проводника?
-А меня Патрик.
-Какое редкое имя!
Он обратил внимание, как внезапно охрип его голос. Как нетверда стала походка. «Да что со мной такое? Это же просто девушка! Нет.… Это не просто девушка!».
Они вышли на залитую солнечным светом улицу.
-Однако, тепло, — Алиса скинула с плеч кофточку.
У Патрика в кармане ожил телефон. Так в метро у него не было соединения с Интернетом, сообщение от Дарины пришло ему только сейчас:
«Патрик, к сожалению, я задерживаюсь по рабочим вопросам. Если ты не передумал со мной увидеться, можем сделать это в районе метро Электрозаводская в кафе «Грабли».
Патрик написал ей «Принято» и убрал телефон в карман. Ему очень не хотелось отпускать Алису.
-У меня внезапно отменилась одна важная встреча, — сообщил ей он. — И я был бы очень рад составить вам компанию.
-О, с удовольствием, — вознаградила его улыбкой девушка. — Не люблю гулять одна.
«Сегодня определенно прекрасный день», — возликовал про себя Патрик.
Они двинулись в направлении парка Сокольники.
-И как же такая красавица делает мир лучше помимо своего существования?
Она засмеялась:
-Я художник. Работаю в театре.
-Надо же. Нравится?
-Я очень рано связала свою жизнь с искусством. Театр — это моя жизнь.
-А самой никогда не хотелось стать актрисой?
-Хотелось, но… — Она помолчала. — Я не люблю давать интервью. Понимаю, что надо бы любить, если ты занимаешься публичной профессией, но…. Это не мое. Я всегда обычно прячусь за спину режиссеров и актрис.
-Вот как…
-А ты чем занимаешься?
-Я репортер. Меня всегда интересовали истории, на которые полиция закрывает глаза.
-Борец за правду?
-В некотором роде….
-А как на твою тягу к справедливости смотрит начальство?
-Самое приятное в моей работе, что мое Начальство всегда со мной…
Алиса посмотрела на Патрика, но ничего не сказала.
-А ты веришь в Бога? — внезапно спросила она.
-Знаешь, с некоторых пор мне очень трудно в Него не верить.
-Вот и мне тоже…. В храме бываешь?
-Бываю…. Но я недавно пришел к вере, еще даже не определился с приходом.
-А я поменяла недавно.
-Что-то сподвигло к этому?
-Мне трудно причащаться у священника, который считает, что женщин нужно гнуть об колено…
Они вошли на территорию Сокольников. Стоял прекрасный августовский день. Солнце светило вовсю. Посетителей было не так много. Патрику казалось, что сегодня самый счастливый день в его жизни. Ему не хотелось думать ни о чем — ни о предстоящем разговоре с Дариной, ни о проблемах по работе. Он просто шел и наслаждался обществом этой прекрасной красивой женщины.
-А ты бы хотела работать не в провинциальном театре, а работать на профессиональных площадках?
-С одной стороны — да, а с другой, мне и так работы хватает. Постоянно на гастроли ездим. Иной раз и выспаться некогда. Ой, извини…
Алиса вынула телефон.
-Да, мам…. Конечно, мам…. Хорошо, мам.
-Строгая мама? — улыбнулся Штейн.
-Ну, так…
Они остановились и присели на лавочку.
-Знаешь, — не удержался Патрик. — У меня давно не было такого чудесного дня…
-У меня тоже…. Думаю, начнешь ходить в церковь, у тебя станет таких дней еще больше…
-Наверное, но как справедливо говорит библеист Андрей Десницкий, с Богом можно общаться не только в церкви. Он ведь везде.… Но конкретно сегодня мне хорошо, потому что я встретил тебя…
Ему очень хотелось ее поцеловать. И он бы наверняка сделал это, но в этот момент у него зазвонил телефон.
-Да? Слушаю. Да, я помню о встрече. Готов. Еду.
Он отключился.
-Анфис, к сожалению, у меня еще одно дело на сегодня….
-Понимаю…
-Мы увидимся еще?
-Думаю, да.
Он встал.
-Мне действительно было хорошо с тобой. Поверь мне…
Когда Патрик вошел в кафе и поднялся на второй этаж, Дарина уже ждала его за столиком у окна.
-Сколько лет, сколько зим! — Патрик чмокнул ее в щеку. — Сейчас я возьму себе поесть, и пообщаемся.
Отстояв очередь, он поставил на стол поднос с шашлыком и греческим салатом.
-Ну как ты? Столько лет не общались.
-Я по-старому, — как бы через силу улыбнулась ему девушка. — Закончила институт, работала дизайнером. Собственно, и сейчас продолжаю, но мне не нравится.
-Не твое? — с максимальным сочувствием, на которое был способен, спросил Патрик.
-Начальство, — помрачнела Дарина. — Все не может понять, что я вполне себе разбираюсь в том, что делаю. Склочное существо. Знаешь, самое отвратительное, так иной раз хочется послать в жопу, а ты не можешь, потому что в итоге пошлют тебя. Хорошо еще, что я умею свои эмоции не показывать. Внешне держусь, а внутри просто разорвать человека хочется.
-И как же ты справляешься в таком случае с чувством гнева?
-Приходится просто проживать эти состояния.
-Знаешь, мне помогает воображение, — поделился своим опытом Патрик. — Я обычно в таких случаях включаю самые жестокие сцены из своих любимых фильмов и представляю на месте людей, которых бьют, которым отрывают головы тех, кто меня в данный момент конкретно достал.
-Хорошая идея, — улыбнулась Дарина. — Надо будет взять на вооружение.
-Ну а в остальном как? Как личка?
-Ой, личка, — махнула рукой Дарина. — Считай, что ее нет?
-Совсем нет или перманентно?
-Он нашел себе помоложе и покрасивее, — развела руками девушка.
-Козел, — припечатал ее бывшего Патрик.
-Ну, он счастлив…. Видимо, она смогла дать ему то, чего не смогла я.
На глазах у Дарины выступили слезы.
-Ты можешь быть со мной откровенна, — Патрик решил, что сейчас самый нужный момент. — Поверь, мне не наплевать на то, что с тобой происходит. Я помню, мы провели в студенческие годы много прекрасных моментов. И пусть между нами не всегда было взаимопонимание, ты по-прежнему мне очень дорога.
-Спасибо, Патрик…
Они помолчали.
-Знаешь… Он был для меня как муж. Мы уже и планировали ведь свадьбу. Его родители были очень благожелательно ко мне настроены.
-И что же ее расстроило?
-У него появилась другая.
-Где он ее нашел?
-Откуда я знаю где? Факт, что я появилась… — Дарина посмотрела в окно. — Я думаю, это Алекс, дружок его. Он работает в ночном клубе ди — джеем, я думаю, он его с ней и познакомил. У него там настоящий притон.
-Вот даже как…
-Ладно, я не хочу говорить на эту тему…. Ты-то сам как, где? Слышала, ты что-то вроде Эйнулла Фатуллаева.
-Ну, в некоторой степени. Просто люблю докапываться до сути вещей.
-А я вот, похоже, все больше закапываюсь… — вздохнула Дарина и опустила голову на руки.
Они проговорили еще около сорока минут, договорившись встретиться еще. По ее настроению Штейн не мог бы сказать, что она вынашивает идею свести счеты с жизнью, но девушка определенно была подавлена. Когда он выходил из кафе, ему позвонила Наташа и попросила приехать в центр. Они с Олегом ожидали его в одном модном ресторане. Недоумевая, по какому поводу сегодня вечером состоится банкет, Штейн поехал по указанному адресу.
Едва он переступил кафе, к нему бросился Кодицкий со словами:
-Хэппи бездей!
К потолку взметнулись шарики. Из зала выскочили Наташа, Олег и все те люди, с которыми в силу занятости Патрик никак не мог встретиться.
-А что, у кого-то сегодня день рождения? — поднял брови он.
-Господи, Патрик, ты живешь в каком-то своем мире! — расхохоталась Наташа. — Ты забыл, что тебе сегодня двадцать девять?
-Ой, точно! — спохватился он. — Помнил, что на днях, но чтобы сегодня…
-Ты невозможен! — расхохотался Кодицкий. — По этому поводу, с тебя штрафной тост.
-Зачем ты его-то пригласила? — шепнул жене Патрик.
-Ну как, я думала, тебе будет приятно…
-Лучше бы ты позвала друзей, с которыми мне трудно увидеться из-за нашей разницы в часовых поясах. А своего начальника я и так вижу каждый день. Спасибо за шикарный праздник, дорогая.
Штейн прошел к столу и устроился напротив окна. Перед ним поставили торт. Выполнив все традиционные ритуалы, он приготовился слушать дежурные речи от Кодицкого.
-Друзья! — Борис Викторович обратился к присутствующим. — Мы собрались здесь, чтобы поздравить нашего трудоголика. Человека с непростым характером, но благодаря которому он и добивается всего того, чего хочет. Нашего замечательного друга Патрика Штейна!
Пока тот говорил, Патрик погрузился в свои размышления. Из головы не выходила Алиса. Он так жалел о том, что их встречу пришлось закончить так рано. Ему хотелось побыть с ней еще. Он мельком взглянул на Наташу. В какой момент случилось так, что она перестала волновать его как женщина? Сила привычки? Или здесь что-то другое? Почему он ни ком и ни о чем сейчас не может думать, кроме той прекрасной белокурой художницы из Журавлево?
Раздались аплодисменты. Штейн поднял бокал и ритуально чокнулся с каждым, кто мог до него дотянуться. Вскоре все приступили к трапезе. Патрик воспользовался этой возможностью, чтобы ничего не говорить. Кто-то из гостей по линии жены передал ему новенький галстук в качестве подарка. «Засунь ты его себе знаешь куда, — мысленно поблагодарил его Штейн. — Ведь знаешь же, что я галстуков отродясь не носил, а зачем даришь?».
Брат Наташи, казалось, единственный кто обратил внимание на то, что Патрик душой где-то очень далеко, и его мало интересует происходящее вокруг.
-У тебя какие-то проблемы, Патрик? — придвинулся к нему он.
-Нет, с чего ты взял?
-Ну, я же вижу. Сидишь весь какой-то расстроенный. Вроде и с нами, а вид совершенно отсутствующий. Что-то случилось?
-Да нет, ничего не случилось. Просто я очень устал. День был сложный. Думал, приду домой, лягу спать, а тут это…
По лицу собеседника было понятно, что он ни на йоту не поверил Штейну.
-Если захочешь, можешь поделиться со мной. Мы же не чужие люди.
-Я тебя уверяю, у меня все хорошо, — Патрик постарался показать своим тоном, что не намерен больше продолжать этот разговор.
-Ну, смотри.
Кирилл отодвинулся от него и стал о чем-то весело разговаривать с грузным господином в коричневом свитере. Патрик обвел взглядом присутствующих.
«Да, они меня не поймут», — с грустью подумал он. В его памяти всплыла рыжеволосая девушка, с которой они познакомились в электричке. Он вспомнил, как ему было хорошо даже после почти минутного общения с ней. «А не поехать ли мне в это воскресенье на Причастие?» — решил он, и эта мысль очень подняла ему настроение.
Собственно, так он и поступил. Накануне впервые прочтя Правило перед  Причастием, он специально лег пораньше, чтобы и встать около шести. Наташа, узнав о том, что он собирается в церковь, предложила ему пойти в ту, где обычно окормлялась она, на что Патрик ответил категорическим отказом.
-Пойми, для меня это впервые, — резко сказал он. — И я хочу это сделать в том храме, где мне точно будет хорошо.
-А почему ты уверен, что в той, куда хожу я, тебе будет плохо? — недоуменно посмотрела на него жена.
-Потому что…. Потому что в моей служит мой духовник, — выкрутился Патрик.
-Интересно, и давно ли ты обзавелся духовником?
-Недавно. Но он очень хороший человек.
Наташа не стала продолжать этот разговор, но по ее лицу Патрик понял, что она очень обиделась.
Выйдя из дома, он пешком добрался до метро, на ходу продолжая размышлять о том, в какой же момент их брак начал давать трещину. На метро он доехал до станции «Царицыно», вышел наверх, купил билет до Щербинки и какое-то время бродил по платформе в ожидании электрички.
Переступив порога храма, он сразу увидел Марианну. Она помахала ему с клироса рукой. Он помахал ей в ответ. Вокруг стояли люди. Они крестились. Патрик еще не все понимал, хотя всю неделю смотрел ролики на Ю- тубе на тему того, как проходят православные службы. Он решил пока просто механически повторять все телодвижения за остальными, а потом, когда втянется, разберется что зачем и почему.
В какой-то момент из алтаря вышел священник и подошел к специальному столику. К нему начали подходить люди. Патрик понял, что это началась Исповедь. Он встал в эту очередь. Когда Штейн оказался напротив священника, от неожиданности он даже забыл все, что хотел сказать.
-Первый раз? — сочувственно поинтересовался батюшка.
-Первый, — с виноватым видом кивнул Патрик.
-Дай Бог, не последний. Ну, расскажи хоть о себе. Чем на жизнь зарабатываешь?
-Я журналист.
-О, значит, уже можно каяться в грехе празднословия. В какой области?
-Криминальная журналистика. Ну и о шоу-бизнесе немного.
-О, добавляем сюда блуд и осуждение, — продолжил загибать пальцы священник. — Дальше пойдем. Жене изменяешь?
Штейну показалось, что в данный момент за ним наблюдает не только Господь, но и весь храм.
-Случается.
-Да не переживай, ну кто из нас хоть раз не смотрел не в ту сторону, — подбодрил его священник. — Есть еще что добавить?
-Да, в общем, наверное, пока нет, — вздохнул с облегчением Штейн. — Я только начинаю свой путь к Богу, признаю, что во мне много плохого и очень хотел бы с Его помощью как-то это исправить.
-Молодец, — похвалил его священник. — Ну, тогда.… Иди причащайся. Благословляю!
Он накрыл его голову какой-то тряпочкой, что-то пробубнил, потом Патрик почувствовал, как на его голове пальцами был «нарисован» крест, и его отпустили. Удивительно, но он действительно почувствовал, будто с души слетел огромный камень. И это никак нельзя было списать на психологический эффект. Никак…
Через какое-то время тот же священник вынес небольшой сосуд. Все опустились на колени. Патрик тоже. Он уже знал, что этот сосуд называется Чашей, и в ней находятся Тело и Кровь Господни. Вчера в Интернете он видел ролик, как много лет назад в итальянском городе Ланчано один монах во время службы засомневался в том, как это может быть — ты читаешь молитву, а лежащие перед тобой хлеб и вино становятся Телом и Кровью Иисуса Христа? И в тот раз они РЕАЛЬНО стали плотью человеческой! Было много исследований, и ученые подтвердили, что это не средневековая подделка. Если кровь разжижить, то она вполне была бы пригодна для переливания. А по резусу она даже совпадала с той, что отпечаталась на Туринской Плащанице…
Сегодня Штейн причастился. Он почувствовал, как внутри него что-то изменилось. Теперь он ощущал присутствие Божье не только вокруг, но и внутри себя. Это было так же непередаваемо… Он смотрел на Распятие и думал…. Много думал…
Патрик ждал Марианну на выходе из храма в притворе.
-Уютно у вас.
-С Причастием! Да, у нас хорошо.
Они быстро спустились по ступенькам.
-Пообедаем?
-Да, я же не ел, постился перед…
Они зашли в столовую. Перед ними поставили тарелку с постным супом.
-Сегоня какой-то праздник? — осведомился у Марианны Патрик. — В честь чего пост?
-По средам мясо не едят, — пояснила она, крестя тарелку. — В память об аресте Христа.
-Надо же…
Они какое-то время молча трапезничали. Кроме них в столовой было еще несколько человек.
-Нет, тут совершенно невозможно поговорить, — вздохнула Марианна. — Хочешь, можешь проводить меня до дома. Там рядом есть кафешечка, там и поболтаем.
-Отлично.
Патрик встал и вручил свой бублик какому-то парнишке:
-Держи, подкрепись.
Они успели на только что подъехавшую электричку. Им было ехать всего несколько остановок. Марианна жила прямо возле станции. Напротив ее дома на первом этаже пятиэтажки располагалась пышечная. Они взяли салаты и устроились за столиком у окна.
-У тебя когда-нибудь бывало так, что ты влюблялась с первого взгляда?
-Ну не то чтобы…. А у тебя?
-На днях…
-И кто она?
-Художница. Живет неподалеку отсюда, в Журавлево.
-Мои поздравления.
-Спасибо. Боюсь, моя жена не сильно обрадуется всему вот этому…
-Ты женат?
-Давно и глубоко. У нас даже есть ребенок.
-Оу….
-Я могу честно сказать, случались у меня интрижки…. Грешен, каюсь. Но так чтобы влюбиться — такое в первый раз. Мы случайно с ней встретились. Но я просто от нее потерял голову!
-Такая классная? Покажи!
Патрик отыскал в телефоне фото Марины.
-Ничо так, симпатичная…. И что ты теперь намерен делать? Разводиться?
-Марин, я не знаю, — Штейн закрыл лицо руками. — Я кроме тебя и рассказать-то никому это не могу. У меня вообще ощущение, что я знаю тебя тысячу лет, хотя мы видимся всего второй раз… Я запутался.… У меня есть обязательства перед семьей — это с одной стороны. А с другой…. Чувства-то я куда дену?
-Ну, чувства да…. Но ты уверен, что твои чувства тебя не обманывают?
-Я не могу это сказать, пока я весь на эмоциях…
-Ты хотел бы увидеться с ней еще раз?
-Безусловно!
-Ну, так увидься. И со временем тебе все станет ясно. Поймешь, кто для тебя по-настоящему важен.
-Спасибо, мне было важно это услышать…
Когда они выходили из кафе, погода несколько ухудшилась.
-Ты сейчас в Москву? — спросила Марианна. — Учти, твоя электричка отходит буквально через несколько минут.
-Да нет, я, пожалуй, полюбуюсь городом. Хочется немножко побыть наедине с собой… и с Ним.
-А, ну окей. Напиши потом, как прошла встреча.
-Обязательно! Спасибо тебе!
Он чмокнул ее в щеку и перебежал дорогу. Ему вновь посчастливилось испытать это чувство всеобъемлющего присутствия Божества вокруг себя. Он шел вдоль витрин и вел с Ним внутри себя диалог: «Как ты думаешь, насколько подло я поступаю? Ты говорил, что мы не должны вредить людям. Плохо ли я поступаю по отношению к Наташе? По факту, да. Но ведь и себе врать я тоже не могу. Как я понял, если я хочу здесь остаться, я должен наказывать плохих парней, верно? А по сути, сейчас, я сам поступаю не слишком хорошо…»
Он перешел дорогу и направился в поселок. «Но разве любить — это плохо? Я ведь не думаю только о ее внешности. Меня зацепило в ней что-то другое. Душа что ли…. Я не могу о ней думать без трепета…. И очень хочу с ней увидеться. Пойми меня…. Я знаю, что поступаю нехорошо. Прости и не суди меня строго, пожалуйста…. Я люблю Тебя».
Он шел мимо домиков, мимо кирпичных построек, любовался небом над головой. Ему было хорошо и спокойно. Телефон молчал. Патрику в какой-то момент так захотелось спрятаться от рабочих контактов, от суеты. Просто отдохнуть от всего. С ним рядом сейчас был Тот, Кто дал ему жизнь, Кто направлял и продолжает направлять его жизнь. Наедине с Ним ему было хорошо и комфортно. И как же жаль, что через пару часов ему предстояло возвращаться в Москву….
Штейн остановился на мосту. Глядя на силуэт храма, освещенный полуденным солнцем, он набрал номер Алисы.
-Здравствуй. Как ты?
-Привет. Все хорошо, просто немножко устала.
От ее голоса у него внутри разлилось тепло. Он почувствовал себя первоклассником, трясущимся при виде возлюбленной.
-Может быть, встретимся? Я соскучился по тебе.
-У меня в пятницу спектакль. Хочешь, приезжай.
-С удовольствием! До пятницы.
Он отсоединился и посмотрел на купола. «Значит, все станет ясно со временем, да, Марианна? Ну что же, последую твоему прекрасному совету!».
И вот в пятницу после работы Патрик отправился в ближайший магазин, чтобы купить конфеты и коньяк. Стоя на кассе, он вызвал такси.
-Неудачное вы время выбрали для поездки за город, — уведомил его водитель, когда Патрик плюхнулся на заднее сиденье и захлопнул за собой дверцу.
-А что такое?
-Пробки. Долго ехать будем.
-Да ладно вам…
Однако водитель оказался прав. Они даже не успели доехать до центра, как встали в ряд машин, кажущийся издали бесконечным.
-Прекрасно! — вздохнул Патрик и откинулся на спинку сиденья.
Они находились где-то в районе площади Революции. Штейн смотрел в окно на закат и думал об Алисе. С одной стороны, он переживал насчет того, что теперь однозначно не поспеет к началу спектакля. С другой — ему не так уж и хотелось его лицезреть. Он не мог заявить о себе как заядлом театрале, а потому не слишком жаждал окунуться в мир кулис.
Движение потихоньку возобновилось. Патрик машинально листал ленту друзей в социальной сети. Иногда ему казалось, что только в его жизни все вот так хаотично и не устроено. А у других все в порядке. Он по-доброму завидовал тем людям, у которых жизнь, как говорила героиня Муравьева в известном советском фильме, расписана как в госплане. С ними не случается ничего непредвиденного, они всегда собраны, они знают, чего хотят или когда хотят. А может…. Может просто он слишком мало знает об их жизни?
Наконец машина въехала в пригород. За окном замелькали деревенские домики, торгаши, какие-то палатки.
-Нам еще долго ехать? — осведомился Штейн у водителя.
-Минут семь, не больше.
Наконец такси затормозило возле двухэтажного серого здания, чем-то напоминающее кинотеатр. Впрочем, возможно, в советские годы оно и служило людям кинотеатром. Штейн сунул водителю купюры, выскочил из салона и метнулся к ближайшему киоску с цветами. После чего юркнул внутрь.
В зале были люди, но не так много. Он устроился на одном из последних кресел и принялся выискивать глазами Алису. Происходящее на сцене его, по сути, волновало мало. В зале ее не было. Тогда он обернулся и увидел ее в режиссерской комнате. У него в который раз перехватило дыхание при виде нее…
Спектакль явно подходил к концу. Женщина на сцене что-то эмоционально выкрикнула и заломила руки. Ее партнер схватил ее за плечи, повернул к себе и принялся целовать. У Патрика это вызвало улыбку, несмотря на то, что внутри у него все клокотало от напряжения. Сейчас он ни о чем не мог думать, кроме Марины. Его радовало, что в зале не горел свет, и она со своего места не могла видеть, как у него трясутся коленки…
Но вот спектакль окончился, свет дали, и актеры вышли поклониться присутствующим в зале зрителям. Патрик обернулся. Алиса помахала ему рукой и в этот же момент ее увели. Штейн вышел в коридор и замер у одной из колонн. Мимо него проходили люди, они что-то обсуждали (вероятнее всего, спектакль). Он не слушал их разговоры. В его голове были мысли, и большинство из них касалось его нового увлечения….
Наконец она вышла из зала. Вид у нее был чрезвычайно уставшим.
-Поздравляю, костюмы были прекрасными, — сказал он, подходя к ней и целуя ее.
-Спасибо, — кивнула она. — Я понимаю, ты меня заждался…. Потерпи, пожалуйста, еще минуту, мне нужно вручить ключи от ДК, и я вся твоя.
Она поспешила к какому-то мужчине. «Какая у нее фигура! — подумал Штейн, провожая ее взглядом. — Классная баба!».
Алиса вернулась через пару минут.
-Прости, я понимаю, ты гневаешься, — своим нежным, похожим на колокольчик голос, произнесла она. — Я так устала.
-Пойдем, я тебя покормлю, — предложил Патрик. Он понял, что коньяк сейчас будет явно лишним.
-О, с удовольствием.
Они вышли из здания, она взяла его под руку.
-Веди меня, — улыбнулся он. — Ты знаешь здешние места лучше меня и явно сможешь порекомендовать хорошую кофейню.
Она довела его до небольшой трактирной за углом. Патрик обратил внимание на то, как необычно девушка повела себя перед тем, как они вошли: она прошла чуть вперед, замерла перед дверью и как-то даже изучающе посмотрела на Штейна. Он открыл дверь, на ее лице появилось удовлетворение, и она прошла внутрь.
Он взял кофе на двоих.
-Как тебе спектакль? — спросила Алиса, отхлебнув из стаканчика и блаженно откидываясь на спинку сиденья.
-Неплохо, — пожал плечами он. — Правда, я немного опоздал к началу…
Выражение удовольствия на лице девушки сменилось разочарованием.
«Дурак, зачем признался?» — мысленно отругал себя Штейн. Ему даже показалось, что это прозвучало от Господа, Который всегда был рядом с ним.
-Сильно опоздал?
-Не очень. Самое главное я видел.
-Значит, аплодисменты ты застал, понятно…
Алиса, казалось, расстроилась еще больше.
Он положил свою руку поверх ее.
-Пойми…. Я буду с тобой откровенен. Я не очень люблю театр, все это довольно далеко от меня и сферы моих интересов. Но я приехал сюда ради тебя, потому что мне интересно то, чем живешь ты. Мне хотелось бы, чтобы ты это понимала.
-Я понимаю, — на ее лице вновь заиграла улыбка.
За разговорами они и не заметили, как дошли до вокзала.
-Ой, я вспоминаю себя в школьные годы! — хохотала Алиса. — Я была гораздо более воспитанной, нежели современные дети.
-Ой, а я был хулиганом, — признался Штейн. — Помню, в последние годы вообще прогуливал со страшной силой. Просто выпрыгивал из окна и уходил домой.
-А почему из окна?
-У нас была слишком строгая охрана. Пасли школьников на выходе. А я нашел лазейку — утром перед уроками приставлял лестницу к окну на втором этаже и после всех важных уроков… только меня и видели!
-А — хах!
-Алиса!
Их остановил какой-то качок с копной густой рыжей бороды.
-Савелий! — она чмокнула его в губы. — Извини, что редко бываю. Буду чаще забегать к тебе. Сейчас мне просто не очень удобно.
-Да, понимаю, как видишь, я тоже не один, — он посторонился и показал спрятавшуюся у него под мышкой татуированную брюнетку.
-Это кто? — не сумел справиться с собой Патрик.
-Это мой тренер по фитнессу. Не ревнуй.
-Да очень надо.
Они купили билеты.
-Может, я провожу тебя до дома? — предложил Патрик.
-Я согласна с тем, что решение принимает мужчина, — тихим голосом произнесла Алиса. — Но в данном случае, я просила бы тебя отпустить меня одну. Мама не поймет.
-Понял.
«Что мне ей сказать, что мне ей сказать?» — волновался про себя Патрик. «Скажи ей, что любишь ее», — подсказал ему внутренний голос.
Впереди показались огни электрички. Окрестности огласил характерный звук.
-О, это моя! — воскликнула Алиса.
Она чмокнула Патрика в щеку и побежала вниз по переходу. Он прижал ладонь к щеке и какое-то время оторопело смотрел ей вслед. Поезд уже отъезжал от платформы, когда он тоже спускался на нее. Было уже очень поздно. Кроме него на станции никого не было.
Штейн вздохнул и вновь ощутил вокруг себя Христа. «Господи…. Не все прошло так, как мне бы того хотелось. Но я чувствовал себя невероятно счастливым рядом с этой женщиной. Мне важно понимать, как она ко мне относится. Мне кажется, что у нас могло бы быть будущее.… Но я чувствую себя последней сволочью, ведь у меня есть семья. Господи, но ведь для чего-то ты послал мне ее. Для чего, Господи? Помоги мне это понять, пожалуйста…».
Он машинальными движениями вертел в руках телефон. Потом вспомнил, что у него есть человек, которому он может позвонить в любое время.
-Отец Дмитрий? Вы меня еще не забыли?
-Да нет, Патрик, ну что вы! Как ваши дела?
-Можно на «ты», отец. Знаете…. Мне очень нужно с вами поговорить.
-Всегда. Приезжай ко мне в храм хоть завтра. Побеседуем.
-Спасибо…. Это касается моих отношений с женой. Мне кажется, что я ее… больше не люблю.
-У тебя кто-то появился?
-Вы очень проницательны, отец Дмитрий. Собственно, вот об этом я и хотел с вами поговорить.
-Ну что же…. Приезжай, поговорим.
-Благодарю вас! Тогда до встречи!
-С Богом, Патрик!
Штейн отсоединился и внезапно испытал странное чувство. Как будто эта платформа была ему знакома. Но откуда, если он даже никогда не был в этом районе? И все же…. Все же…. Ну конечно! Ведь с этой платформы в его сне Дарина должна была покончить с собой! Ну, надо же!
Боковым зрением он заметил ее. Она медленно словно самнамбула шла по направлении к краю платформы. Он окликнул ее.
Она вздрогнула и повернулась к нему:
-Что ты здесь делаешь?!
-Считай, я здесь Промыслом.
-Что?!
-Дарина, не вздумай этого делать! У тебя вся жизнь впереди!
Она затряслась.
-Да что ты вообще знаешь о моей жизни! Кто тебя просил вмешиваться! Я, может быть, уже почти решилась!
-На что ты решилась?! Покончить с собой? Ну, давай, прыгай! Только это не выход!
-А где он, выход-то? Может, ты знаешь?
-Я не знаю. Но если ты сейчас возьмешь себя в руки, я пообещаю, что мы поищем его вместе.
Они помолчали.
-Дарин, — в нерешительности начал Патрик, — ни один мужчина не стоит того, чтобы из-за него накладывать на себя руки. Ты еще так молода. Все ведь можно исправить. И потом, где гарантия, что он не одумается и не вернется к тебе? Ты что, можешь наперед предсказать его действия? Наше будущее ведомо только Богу!
-Слушай, а ведь ты прав…
Она обняла его.
-Спасибо тебе, тебя мне действительно Бог послал…
Она поцеловала его в губы и шатающейся походкой двинулась в сторону моста.
-Я это…. Я позвоню тебе.
-Конечно. В любое время.
Штейн с облегчением вздохнул и огляделся. Судя по всему, электрички не будет еще долго. Переполненный эмоциями, он спрыгнул на рельсы, заложил руки в карманы и, напевая, зашагал вдоль платформы. Стоящий вдалеке человек проводил его взглядом, вытащил сотовый и набрал чей-то номер:
-Алло, это я. Да, она уехала одна. А он…. Мне кажется, пока он не представляет для нас проблемы. Но я буду продолжать за ним наблюдение…
 

Темы этой статьи
Еще по этой теме
Похожие статьи
Чужие здесь не лечат
Кто-то во время карантина открывает в себе дар кулинара, кто-то заново ищет в чем и где себя применить, а такие странные люди как я вдруг понимают, что благотворительная сфера, в которую они пришли волею судьбы (автору...
"Человек без камилавки" №13
"Человек без камилавки"- цикл рассказов известного христианского журналиста и писателя Сергея Быструшкина, о приключениях миссионера Феликса Лефортова. Как сам автор пишет о своем герое: "Феликс Лефортов - журналист по...
"Шеф" №3
"Шеф"- новый циклрассказов известногохристианского писателя С.Быструшкина. Анотация:"Зачем верить, когда знаешь?". Этот вопрос уже давно не дает покоя Патрику Штейну. Известный московский журналист, пережив клиническую смерть,...
"Шеф" №1
"Шеф"- новый циклрассказов известногохристианского писателя С.Быструшкина. Анотация:"Зачем верить, когда знаешь?". Этот вопрос уже давно не дает покоя Патрику Штейну. Известный московский журналист, пережив клиническую смерть,...
"Человек без камилавки" №11
"Человек без камилавки"- цикл рассказов известного христианского журналиста и писателя Сергея Быструшкина, о приключениях миссионера Феликса Лефортова. Как сам автор пишет о своем герое: "Феликс Лефортов - журналист по...
Как стать христианином – Христиане.ру