Главная>Новости>Церковь>По следам Второго Конгресса ВСЕХ
эксклюзив

По следам Второго Конгресса ВСЕХ

По следам Второго Конгресса ВСЕХ
Почему церкви не растут?
15.03.2012

В мае прошлого года прошел Второй Конгресс ВСЕХ, девизом которого было «Церковь - столп и утверждение Истины».

Этот конгресс пытался осмыслить положение церкви в современном обществе.

Было очевидно, что христианское сообщество не удовлетворено тем, какое место занимает христианская церковь в нашей стране.

Очевидно, что церковь пока не выглядит как «столп», она скорее выглядит как небольшой столбик, который либо останется таким, либо будет продолжать расти, чтобы вырасти в этот «столп Истины».

В приветственном слове, написанном Павлом Николаевичем Колесниковым и Александром Трофимовичем Семченко, говорилось о задачах Конгресса, среди них:
влияние Церкви на общество;
укрепление Евангельской Церкви в обществе;
вдохновение на подвиги служения;
познание Божьей воли в отношении проповеди Евангелия в России
.

Поставленные задачи ясно свидетельствуют о том, что церковь недостаточно влияет на общество, что Евангельская Церковь нуждается в укреплении своего положения в обществе, что она ищет Божью волю в отношении проповеди Евангелия, что она готова на подвиги служения.

Дискуссия, начатая на Конгрессе, продолжилась на конференции «Форум 20», прошедшей в ноябре 2011 года. Конференция добавила много других вопросов, среди которых наиболее важные, на мой взгляд, такие как:
Почему церкви перестали расти?
Как должна меняться стратегия развития служений в условиях … православного давления?
Есть ли … политическая позиция у евангельских церквей?


А есть ли связь между замедлением роста церкви, православным давлением и политической позицией евангельских церквей?

Давайте рассуждать. Без чего церкви не могут расти? Очевидно, что они не могут расти без проповеди Евангелия в самых широких масштабах.

А каковы масштабы проповеди сегодня?

Думаю, все согласятся, что небольшие. Масштабы проповеди сегодня очень отличаются от начала 90-х. В чем причина? Что изменилось? Изменились ли мы, или изменились условия, в которых мы живем? Если в нас сегодня по-прежнему горит желание проповеди Евангелия, значит дело не в нашей готовности, значит дело во внешних условиях, в которых что-то изменилось. Что именно?

Самое главное негативное изменение для евангельских христиан произошло в духовной сфере нашего общества, в сфере его мировоззрения. И здесь очень важно отметить, что ни в одной стране мира не может быть мировоззренческого (религиозного, идеологического) вакуума.

Он всегда заполняется одной из существующих религий (включая религию атеизма).

Так в дореволюционной России безраздельно доминировала религия православия. После революции – религия атеизма.

В начале 90-х годов в результате крушения советской системы некоторое время все религиозные конфессии находились в равных условиях для проповеди. Это способствовало масштабной проповеди Евангелия и, как следствие, росту церквей. В то время страна находилась в периоде определенного «духовного хаоса», когда религия атеизма уже потеряла свое откровенно доминирующее положение, а новая религия (идеология, мировоззрение) еще не заняла это место. Общество стало активно искать свою новую доминирующую национальную идею (= мировоззрение, идеологию, религию). Очень скоро стало понятно направление поиска.

Закон о свободе совести 1997 года ясно определил курс духовного движения России в сторону православия. Этим законом была выделена особая роль православной церкви в истории России, хотя по Конституции 1993 года мы все равны. Затем государство выделило круг традиционных религий России, затем православная церковь активно двинулось в систему образования, в армию и, конечно же, в политику.

Последняя встреча В.Путина с лидерами конфессий вновь подтвердила особую роль православной церкви в обществе. Это звучало и из уст Владимира Владимировича, и из уст всех других выступающих, включая и представителей евангельских церквей. А что же тут плохого для евангельского движения, да и для всего общества в целом?

Для нас это плохо тем, что православная церковь установила монополию на проповедь Евангелия, в то время как проповедь никогда не являлась для нее основной целью Богослужебной практики. В условиях такой монополии православная церковь использует ресурс государственной власти, чтобы защитить свои позиции от конкурентов, которыми, прежде всего, являемся мы, евангельские христиане.

В результате этого нас отнесли к категории нетрадиционных конфессий. И не удивительно, что в обществе к нам относятся с предубеждением, недоверием и некоторой брезгливостью, как к людям с «нетрадиционной ориентацией». К сожалению, мы почти безмолвно приняли эти неравные правила игры, которые очень сильно ограничили нас в проповеди Евангелия. В результате такой политики православной церкви и государства, превосходства добилась та конфессия, которая и сама не проповедует и другим не дает.

Теперь о влиянии православной церкви на общество. Думаю, что вы согласитесь со мной, если я скажу, что для нас, христиан, духовное определяет материальное, ведь сначала было слово и только потом слово стало плотью. Так вот духовная составляющая общества определяет и условия его политического и экономического развития. Если православная церковь стремится к монополии власти, то она тем самым способствует и монополизации государственной власти, если та к этому стремится. Именно этому процессу мы сегодня с вами и свидетели.

А что же тут плохого?

Проблема здесь в том, что экономика не может динамично развиваться без равных условий для конкуренции. А их нет. Их нет ни в духовной сфере, и, как следствие, их нет ни в политической, ни в экономической сферах. В политике установлена монополия одной партии, в экономике произвол коррумпированного бюрократического аппарата, тормозящего развитие предпринимательских инициатив.

Так что же нам делать в этих условиях? Во-первых, признать, что Бог не дал монополии на проповедь Евангелия ни одной из конфессий. Во-вторых, надо вспомнить саму причину появления протестантизма. Мы по-прежнему имеем принципиальные разногласия с католицизмом и православием в самом главном вопросе, в вопросе спасения. Здесь не может быть компромисса.

Это значит, что на нас огромная ответственность за распространение Евангелия в России. В условиях монополии православной церкви на проповедь, нам потребуются дополнительные усилия, чтобы идти и смело проповедовать. И делать это надо как можно активней, смелее, масштабней. Конечно, такие наши шаги неизбежно вызовут противодействие, и у нас будет много возможностей совершать подвиги служения.

Эту часть своего призвания мы можем осуществлять независимо от внешних условий, какими бы неблагоприятными они ни были.

Теперь несколько слов о нашем влиянии на сами внешние условия, если это нужно и возможно сегодня. Дело в том, что демократической форме власти необходима соответствующая духовная основа. История доказала, что православие никогда не было для демократии такой основой. Наоборот, оно всегда было реакционным, нетерпимым ко всякому инакомыслию. И православие в России, и католицизм в Европе были духовной основой государств высокой степени централизации власти, то есть монархий.

Протестантизм же характерен для демократической формы власти. Он невыгоден для монархий. В нем нет внешней привлекательности, он выглядит разрозненным, хотя при всем этом протестантизм вполне дисциплинирован, организован и эффективен. Достаточно посмотреть на социальную деятельность Евангельских церквей России. Так что перед нами сегодня вызов: дадим ли мы обществу возможность принять нас в качестве этой духовной основы или нет.

Принять этот вызов означает принять участие в политической жизни общества самым активным образом. Политика – это, прежде всего, место проповеди разных идеологий, и лишь потом экономических программ. Например, сегодня общество стонет от разгула коррупции, от которой народ страдает и материально.

Где решение?

А решение в преодолении коррупции в сердцах людей, что невозможно без масштабной проповеди Евангелия. Участие в политике – это возможность проповеди Божьих принципов устройства государства, включая Божьи ценности и путь победы над грехом

(= коррупцией). Сегодня для этого появляется окно возможностей. Используем ли мы его или нет, выбор за нами. Если не используем, то очень скоро мы будем слушать лидеров пары сотен новых партий (68 уже подали свои заявки) со своими проповедями, которые будут участниками игры, а мы, лишь зрителями, вечно недовольными тем, как играют команды на поле.

Давайте станем участниками. Давайте использовать трибуну политики для проповеди Евангелия. Давайте станем солью и в этой сфере общества, как мы это уже сегодня эффективно делаем , «осоляя» наркоманов, алкоголиков, бомжей, сирот …







Автор: Сергей Ахмедзянов

Темы этой статьи
Похожие статьи
Рождественское поздравление от ВСЕХ
Поздравление Председателя Всесоюзного Содружества Евангельских Христиан Леонида Картавенко.
Что нового у ВСЕХ ?
В Покровском проходило Расширенное совещание Всесоюзного Содружества Евангельских Христиан. Множество вопросов повестки, не меньше ответов и предложений по развитию и усовершенствованию. Поговорили о жизни Содружества...
"Новый путь для ВСЕХ"
Надеющиеся на Господа обновятся в силе: поднимут крылья, как орлы, потекут — и не устанут, пойдут — и не утомятся – говорит пророк Исайя. Эти стихи прекрасно подходят к расширенному заседанию Всесоюзного содружества...
Единое Богослужение ВСЕХ
Единое Богослужение Евангельских Христиан Общение ВСЕХ русскоговорящих в он-лайн.
Обращение секретаря ВСЕХ в связи с пандемией
Пастор Александр Кузнецов, секретарь Всесоюзного содружества евангельских христиан (ВСЕХ).
Как стать христианином – Христиане.ру