Главная>Новости>Аналитика>"Человек без камилавки" №4

"Человек без камилавки" №4

"Человек без камилавки" №4
Автор: Сергей Быструшкин, христианский журналист, писатель.
25.03.2019

"Человек без камилавки" - цикл рассказов известного христианского журналиста и писателя Сергея Быструшкина, о приключениях миссионера Феликса Лефортова.

Как сам автор пишет о своем герое: "Феликс Лефортов - журналист по профессии и миссионер по призванию. Его работа - рассказывать людям о Боге. Он – не священник, не пастырь, он просто неравнодушный человек, получивший яркий опыт веры и стремящийся поделиться им с другими. Но чаще всего это получается у него посредством столкновений с жизненными трагедиями, непосредственным участником которых становится он лично. Его жизнь — это постоянный источник материалов для новых статей и возможностей для открытия бытия Бога. Прежде всего для себя самого."

Грехи отцов

(Посвящение Раймонду Моуди, первопроходцу в исследовании феномена клинической смерти)  

 

В баре было многолюдно и шумно по случаю окончания рабочей недели. Несколько человек громко распевали песни. Те, кто хотели что-то обсудить, сидели в углу за барной стойкой. В их числе были и трое мужчин среднего возраста.

   -Ну что, ты хотя бы говорил с ней?

   -Нет, она даже слушать меня не стала.

   -То - есть контакта никакого?

   -Абсолютно.

   -А с дочерьми возможность встретиться у тебя есть?

   -Они не хотят меня видеть.

   -Причина?

   -Обида из-за матери. Они считают, что я их предал.

   -Ну, знаешь, их можно понять.

   -Да я и не спорю. Если бы ты знал, как мне плохо...

   -Я чувствую...

   -Чего меня дернуло.... Знаете, это было как вспышка.... Как затмение. Только расплата за это затмение слишком высока.

   -Я думаю, рано или поздно они тебя простят.

   -Хотелось бы верить...

   Они помолчали.

   -Я слышал, твоя семья бедствует.

   -Вот это и ужасно. Они не хотят принять от меня никакой помощи. Я теперь для них абсолютно чужой человек.

   -Ты драматизируешь, Миш. Ты же по закону, когда дойдет до развода, все равно будешь обязан перечислять алименты. Так что рано или поздно, но ты увидишь своих дочерей.

   -Лучше раньше.

   Михаил поднялся из-за стола и закачался.

   -Пойду я, пожалуй. Пока еще ноги держат.

   -Может тебя подвезти? Не так уж они тебя и держат.

   -Не, мне нужно пройтись, проветрить голову. Не волнуйся обо мне, я крепкий орешек...

   -Ну давай, иди, орешек...

   Михаил вышел из бара и вдохнул полной грудью холодный воздух. Внутри у него заболело. Он поправил шарф и зашагал по слегка припорошенному снегом асфальту вдоль дороги. Мимо него проносились машины словно какие-то хищные птицы, готовые вот-вот вцепиться ему в голову. Он шел, не понимая куда и зачем идет. Снег летел ему в лицо, закрывая обзор. На душе было невыносимо тяжко. Если бы его спросили, чего ему хотелось сейчас больше всего, он бы пожелал никогда не родиться...

   Дорога кончилась, и он оказался в лесном массиве. Вокруг него теперь уходили в небо высокие деревья. Своими кронами они, казалось, царапали облака. Вдалеке слышался рев проезжей дороги. Он был один на узкой тропинке. Ему стало невыносимо страшно. Затуманенные алкоголем мозги плохо понимали, где он находится. Мозг дал команду ногам бежать...

   Он несся вперед, снег шелестел у него под ногами. Деревьев становилось все больше, они словно окружали его. В ушах звенел ветер. Вдруг впереди что-то мелькнуло. Его ослепил свет фар, а затем резко подбросило в воздух. Приземляясь на асфальт, он успел подумать: "Наверное, это всё...".

   Феликс Лефортов сидел в кабинете начальника и терпеливо дожидался, когда тот закончит телефонный разговор. Он вертел в руках смартфон, ожидая сообщения от одного важного человека и по правде говоря, его мало интересовало, зачем в конце рабочего дня он понадобился руководству.

   Наконец Эдик положил трубку и повернулся в своем кресле к Феликсу.

   -Короче, мне нужен материал об ОСП.

   -О чем?

   -ОСП - околосмертные переживания. Клиническая смерть, если по- русски. Ну вот это, когда люди на грани смерти, выходят из тела, видят себя со стороны, встречают умерших родственников, иногда даже Бога...

   -Шеф, ну ты что? - поморщился Феликс. - Какое осп? Мы же православное издание.

   -И?

   -Нас не поймут. Скажут, что за оккультятинку вы тут разводите?

   -А по твоему такой опыт людей противоречит Православию?

   -Он здравому смыслу противоречит. Ну это же просто игры умирающего мозга, ну причем здесь Бог?

   -Короче, - хлопнул по стопке бумаг рукой Эдик, - я тебе задание дал. Как ты его будешь выполнять, меня не волнует. Но материл мне нужен не позднее следующей недели.  

   -И как ты это видишь?

   -Не знаю, найди человека, который это пережил, возьми у него интервью, собери доказательства, которые бы подтверждали его слова. Мне что тебя учить надо?

   -Как пожелаешь, - Феликс встал. - Но учти, на этой теме мы можем потерять очень многих наших читателей.

   -Не страшно. Вот тебе деньги на расходы.

   Эдик открыл ящик стола, откуда посыпался всякий мусор и хлам и протянул ему конверт.

   -Хорошо еще что ты их в задницу не засунул. А впрочем...

   Он вышел из кабинета, прикрыл за собой дверь и увидел сообщение на дисплее: "Я только освободилась". Феликс набрал номер.

   -Да.

   -Привет, это я.

   -Здравствуй, Феликс.

   -Как ты?

   -Только что вернулась домой.

   -А я выхожу с работы, - он толкнул дверь и вышел на заснеженную улицу.

   Она промолчала.

   -Аня, ты знаешь....  Меня не устроило, как мы последний раз поговорили.... По-моему, ты меня не услышала.

   -Нет, я услышала тебя. Но нам больше не о чем с тобой говорить.

   -Ты уверена в этом?

   -Да. Теперь да.

   -Ты не оставляешь мне даже шанса объясниться...

   -Мне не нужны объяснения...

   -Я перезвоню тебе.... Нам все-таки нужно поговорить. Но, видимо в другой раз...

   Он отсоединился. Все-таки она так и не простила его. Настроение, которое и так за время рабочего дня было изрядно испорчено, опустилось до нуля. Взгляд выхватил в толпе вывесок название "Бар "Ветерок", и ноги сами понесли его туда. Это был очередной вечер, который он проводил в обнимку с бутылкой.

  Перед ним прямо у входа появился мужчина весьма странной наружности.

   -Родной, подай рублей пятьдесят на здоровье, - взмолился он.

   Феликс протянул ему деньги.

   -Спасибо, дорогой! Дай Бог тебе здоровья!

   Кроме Феликса в зале было еще двое мужчин, но когда он уселся за стойку, тот другой вышел. Остался только крепыш с копной седых волос, который растеряно крутил рюмку. Он был уже изрядно нетрезв.

   -Виски двойной, - сказал Феликс бармену и закрыл лицо руками.

   До его сознания донеслось:

   -Представляешь, я всю жизнь в Бога не верил, я думал, хрень все это, дедушкины сказки! А есть Он, Бог, ты понимаешь, есть! Я Его сам видел!

   -Где ж ты его видел, братишка?

   -Пока меня врачи откачивали, я на том свете был!

   Лефортов обернулся. Говорил тот самый седовласый крепыш.

   -Может тебе хватит уже? - бармен нерешительно взял у него рюмку.

   -Пожалуй, хватит, - с неожиданной покладистостью отозвался тот.

   Феликс встал и подсел к нему.

   -Дружище, не возражаешь?

   Мужчина просканировал его взглядом и пожал плечами:

   -Да нет.

   -Знаешь, я краем уха слышал о чем ты тут говорил.... А ты не мог бы повторить все это для меня, только под запись?  

   -А ты кто такой? - теперь седовласый смотрел на него с недоверием и даже подозрительностью.

   Феликс вытащи визитку:

   -Моя фамилия Лефортов, я журналист.

   Мужчина вгляделся в то, что было напечатано на прямоугольнике, который протянул ему Феликс:

   -Православное издание... Так ты православный журналист?

   -Ну типа того.... Пытаемся людям рассказывать, что Бог есть.

   -Он и вправду есть, - посерьезнел мужчина.

   -Николай, Эдуард, Платон?

   -Михаил.

   -Очень приятно, Михаил. Продолжай.

   Феликс положил перед ним диктофон.

   -А ты действительно хочешь это услышать?

   -Конечно, хочу, у меня задание от шефа. Мы готовим материал на тему о клинической смерти. А как я понимаю, с тобой случилось что-то типа этого?

   -Не типа, а именно это.

   -Ну вот  и расскажи.

   -На прошлой неделе я был в этом же баре. Я здесь в последнее время бываю очень часто.

   -Проблемы по жизни?

   -Давай мы не будем об этом?

   -Ок.

   -Я изрядно выпил, примерно как сейчас, только больше. И когда шел к себе домой, меня сбила машина.

   -Что же ты не вызвал такси?

   -Хотел проветриться, нужно было собраться с мыслями. М-да, а в результате оказался на больничной койке.

   -Бывает... И что же ты видел во время... ОСП?

   -Когда все это случилось, первое о чем я подумал, что вот сейчас умру, и тогда мои проблемы решатся. Но к своему удивлению, я почувствовал, что как будто выхожу из своего тела, а по факту так оно и было. Я вдруг увидел, что как бы парю над землей и вижу себя, распластанного на дороге, вижу лужу крови, вытекающую на снег из-под меня. Довольно быстро приехала "Скорая", меня погрузили на носилки и повезли в ближайшую больницу в соседний район. Я все время находился рядом со своим телом. Я чувствовал себя настолько хорошо, что не мог понять, почему все вокруг так суетятся. Мне абсолютно не хотелось возвращаться обратно в свое тело.

   -Ну а что же было дальше? - охрипшим голосом спросил Феликс.

   -В палате меня положили на кушетку. Я парил над своим телом и должен сказать, что мне было довольно скучно наблюдать за тем, как меня реанимируют. Потом я вспомнил о том, что мне бы хотелось узнать, как там мои девочки, и практически мгновенно оказался в каком-то дворе. Я видел как...

   Тут он умолк. Феликс нажал на паузу.

   -Миш, расскажите мне все. Это не пойдет в статью.

   Возникла пауза.

   -Ладно, - кивнул, наконец, он. - Не знаю, почему, но вы вызываете у меня доверие... Я видел своих девочек выходящих из массажного кабинета "Атлант".

   -Они работают у вас в таком месте?

   -Я не знал об этом! - повысил голос Михаил.

   Бармен повернулся в их сторону.

   -Я не знал об этом, - зашептал Михаил. - Я не знал, что им настолько не хватает денег. Мы в разводе с женой, она прячет от меня дочек, не дает с ними общаться, я ничего не знаю об их жизни. Из-за этого, видимо, они и дошли до такой жизни, что вынуждены работать в притоне.

   -Значит, вы видели их...

   -Да. Я пытался поговорить с ними, но они не слышали меня... Я болтался перед ними словно призрачная какашка... Я видел, как они спускались в метро....  Видел как они ехали в Подольск и в какой дом зашли. То-есть, я знаю, где они живут. А потом... Передо мной возник яркий свет... Меня притянуло к этому свету.... Это был Христос... Знаете, я никогда не верил в Бога, представлял Его только по рассказам верующих как жестокого тирана... А все не так. Там немыслимая любовь! Теперь я понимаю, почему Бога называют Отцом.... Он задал мне только один вопрос: "У тебя есть на земле то, ради чего ты хотел бы остаться?". Я сказал, что это мои дочки. Он ответил: "Поэтому Я и дал тебе возможность увидеть их. Не переживай, все будет хорошо. Твоя проблема решится". Эти слова до сих пор не дают мне покоя.

   -Что-нибудь еще помните?

   -Помню только, что потом я видел каких-то людей. Больше всего мне запомнился человек в какой-то зеленой шапке.

   -Зеленой шапке? - поднял брови Феликс.

   -Да, в зеленой шапке.

   -Интересно...

   Михаил залпом осушил рюмку.

   -Пойдемте на воздух.

   -Пойдемте, - поддержал его Феликс. Надо же, сегодня был первый вечер пятницы за последние три месяца, который он, по всей видимости, проведет не в алкогольных парах...

   В это время перед ними как из-под земли выросли пятеро здоровых бугаев.

   -Ты меня не знаешь,- сказал тот, что стоял ближе всех к Феликсу. - Но у нас для тебя сообщение, чтобы ты отстал от Ани Нестеровой.

   -Это кто так решил? - нахмурился Феликс.

   -Ты что, не слышал? Тебе муж ее просил передать. Он сказал, чтобы мы тебя, старушку, не жалели.

   -Так и сказал? Очень трогательно.

   Казалось, ответ Лефортова возмутил отморозков до глубины души.

   -Так, кто говоришь, просил передать? Муж? С которым она давно не живет? Когда в следующий раз его увидишь, передай, что я сказал: мне насрать на него, запомнил?

   Повисло гробовое молчание.

   -Мне насрать на его правила. И на самого жирного мужа мне тоже насрать. И на тебя насрать, а! Пошли вы все в задницу, мне на вас насрать! Запомнил?

   Их с Михаилом начали обступать в кольцо. Феликс увидел, что в бар осторожно заходит давешний попрошайка.

   -Ничего, если я окажу сопротивление?

   -А ты думаешь, потянешь? - иронично взглянул на него бугай.

   -О, это для меня это уже вопрос чести, серьезно. Но, предупреждаю, по-честному я не буду. Готовы? Давайте я для затравки анекдот расскажу. Вам он понравится. "Параноидальный шизофреник заходит в бар...".

   В этот момент невменяемого вида нищий со всего размаха ударил стоящего возле входа молодчика. Феликс взял на себя того, с кем он разговаривал. Остальные кинулись на попрошайку. Лефортов взял под руку Михаила и вывел его через черный вход.

   -Видите, Господь помогает. Всегда помогает..

   -Я раньше не верил, что Он есть, а теперь...

   -О, мне в этом даже сомневаться не приходится! - от души сказал Феликс.

   Они вышли из бара.

   -Проблемы в личной жизни? - с сочувствием спросил Михаил.

   -Бывший муж моей любимой никак не поймет, что он лишняя фигура на доске.

   -Ясно...

   -Вы абсолютно уверены в том, что с вами произошло? - спросил своего нового знакомого Лефортов. - Знаете, многие утверждают, что эти ведения - просто галлюцинации мозга.

   -И вы не верите, - саркастически усмехнулся Михаил. - Молодой человек, мне уже достаточно лет, и я немало повидал на свете.... Первое, что я сделал, выйдя из больницы, это поехал в тот район, где был во время клинической смерти, и отыскал этот массажный салон. Все совпало вплоть до номера дома. Я никогда раньше не был там, это место находится даже не в Москве, и уж тем более в жизни не слыхивал о сием заведении. Так что к галюнам моя история не имеет никакого отношения.

   -Похоже на то, - ответил Феликс, о чем-то размышляя.- А где вы сказали, находится их дом?

   -В Подольске. А что?

   -Да нет, ничего, так... Еще вопрос - в какой больнице вы лежали?

   Вернувшись домой, Феликс долго стоял у окна и смотрел на ночной город. Ему казалось, что он видит в стекле отражение Ани. Несмотря на тоску, он не ощущал одиночества, потому что с ним повсюду был Бог. Он это осознал, прочувствовал, он много раз чувствовал это прикосновение Божественного к нему, поэтому Феликс ощущал себя в безопасности. Ему просто не хватало рядом любимого человека...

   Он набрал номер.

   -Антон Николаевич, это Лефортов, узнал?

   -Узнал, конечно.

   -Ну значит, не быть мне богатым. Слушай, у тебя на прошлой неделе лежал больной по фамилии Ксенофонтов?

   -А что такое?

   -Пока ничего. Но он такие интересные вещи рассказывает. Якобы видел, как вы его реанимировали. Было такое?

   -Было! Ты знаешь, я читал, конечно, об этих опытах, ну когда люди там видят что-то такое, но чтобы лично с этим столкнуться.... Такое впервые.

   -Ты серьезно?

   -Совершенно серьезно! Он мне до деталей описал что мы с его телом делали. Как будто очевидцем был!

   -Мда - а!

   Ему пришло сообщение от Василисы: "Я завтра служу. Приезжай, поговорим".  Феликс написал: "Ок" и начал расстилать постель...

   Утром на станции "Царицыно" было немноголюдно. Он стоял на платформе, вглядываясь сквозь туман вдаль. Наконец показалась электричка. Лефортов устроился у окна. Пока они ехали, он думал о вчерашнем рассказе. И точно знал, что ничего не предпримет, пока лично во всем не удостоверится...

   Храм, в котором служила Василиса, находился прямо рядом со станцией. Поскольку он приехал заранее, а до начала службы оставался еще час, Феликс отправился бродить по району. Он шел, поскальзываясь на скользком асфальте, всматриваясь в лица прохожих. Дойдя до конца улицы, Феликс сверился с часами. Уже можно было возвращаться к храму.

   Когда он переступил порог церкви, чтец уже заканчивал читать Часы. Служба началась. Феликс видел, как Василиса прошла на клирос и помахала ему рукой. Народ быстро заполнялся молящимися. За окном рассветало.

   Только что отзвучали благодарственные молитвы после Причастия. Феликс, поклонившись в сторону алтаря, протиснулся сквозь молящихся к завязывающей шарф на клиросе рыжеволосой девушке.

   -И снова здравствуйте!

   Василиса обняла его, и они вышли из храма.

   -Ну как я пою?

   -Как Пугачева, даже лучше!
   Василиса несколько раз покачалась из стороны в сторону от восторга.

   -Кстати, Фелик, классный у тебя перстень!

   -Он из-за границы, коллеги подарили. Стоит бешенных денег! Я все время шучу, что у меня теперь золотой палец!

   На электричке они доехали до Подольска.

   -Тут прямо у станции есть замечательное кафе, - сказала девушка. – Давай там приземлимся?

   -Охотно.

   Они заняли столик у окна, расставив на столе тарелки с винегретом и рыбным салатом. Когда им принесли чайник с облепиховым чаем, Василиса спросила:

   -Ну-у, рассказывай, как ты дошел до жизни такой?

   -Какой?

   -Как ты стал миссионером?

   -Ой, слушай, я и журналистом-то стал совершенно случайно. Условно говоря, случайно. Просто я родился с ощущением, что Бог есть. В студенческие годы это стало особенно ощущаемо после Его помощи мне, когда просто без Него я не смог бы сдать курсовую работу. Ну а далее я понял, что не хочу писать ни о чем, кроме как о Нем. Только вот, увы, найти работу в православной сфере в России очень непросто.

   -Могу представить, - кивнула Василиса. – Ну ты ведь еще молодой, сколько тебе?

   -Двадцать шесть.

   -О, ну это вообще ерунда. Тем более, тебе уже посчастливилось – я читаю твою колонку, она очень прикольная. Ты действительно пишешь от души.

   -Спасибо! Я как раз привез тебе последний выпуск, там заметка о твоем спектакле!

   Феликс запустил руку в сумку и продемонстрировал ей сложенную газету.

   -Спасибо! – воскликнула Василиса. – Я обязательно прочитаю!

   Феликс извлек на свет фляжку, потом подумал и убрал обратно.

   -Хотя бы не в день Причастия…

   -Ты все еще продолжаешь пить? – с сочувствием посмотрела на него Подольская.

   -Да…

   -Из-за нее?

   -Из-за нее.

   -Она так тебя и не простила?

   -Нет, - Феликс посмотрел в окно.

   -А как так получилось-то?

   -Скажем так, я был слишком груб и эгоистичен. Банальную занятость и нехватку времени расценил как измену и наговорил много гадостей.

   -Как планируешь мириться?

   -Надеюсь, что-нибудь придумаю.

   -Уверена, придумаешь, - кивнула Василиса. – Фантазии тебе не занимать.

   -А ты продолжаешь работать в театре?

   -Продолжаю, но подумываю скоро оттуда уйти.

   -Почему?

   -Понимаешь, театр – это такое место, где собираются определенного сорта люди. Которым ничего не стоит сделать тебе гадость за твоей спиной. Которые не гнушаются подсиживать. Да что я тебе рассказываю, ты же сам все видел. А я не такая, мне душно во всем этом. Понимаешь, я прихожу в храм, я себя там чувствую даже по-другому. А здесь…

   -А здесь у меня после встречи с тобой будет еще одно дело, - вздохнул Феликс.

   -Что за дело?

   -Шеф поручил написать статью о клинической смерти. Хочет идти в ногу со временем.

   -Круто!

  -Знаешь, я раньше во все это не верил. Но после всего, что он рассказал мне, я начинаю приходить к выводу, что не все так просто...

   -Конечно, не так просто. У меня брат мужа пережил клиническую смерть.

   -Серьезно?

   -Серьезно. И это навсегда изменило его жизнь.

   -Ну вот, а мой клиент видел во время этого опыта, что его дочери из-за безденежья вынуждены работать... ну фактически эскортницами. Короче, Вась, я недавно выиграл кругленькую сумму в лотерее.

   -Да ты чо!

   -Ну так получилось. Поддался искушению. В общем, я так и не придумал на что потратить эти деньги. А тут повод...

   -Ну ты больной! Ты просто псих!

   -Какой есть!
   -Да ты же даже не знаешь ничего, может этот мужик тебя разводит!

   -Я видел его глаза. слышал его историю. Он меня не разводит.

   -Ну не знаю...

   -Прежде чем расставаться с такой суммой, я тоже проведу проверку. Он подробно описал мне дом, в котором живут дочки. Он говорил, что понятия не имел об их нынешнем местонахождении до своего ОСП.

   -ОСП? - округлила глаза Василиса.

   -Да, ОСП. Короче, если все совпадет, я оставлю им деньги.

   -Ну не знаю, смотри сам.
   Феликс и Василиса вышли на улицу.

   -Помолись обо мне, - сказал Феликс. - Мне предстоит непростой вечер.

   -Конечно!
   Он обнял ее и направился вниз по улице. Согласно описаниям Михаила Ксенофонтова, дачные дома, в одном из которых жили его дочери, находились вдали от оживленной части города. Феликс вновь вспомнил об Ане. Привычным движением он вытащил из-за пазухи фляжку, открыл ее, понюхал. Перед глазами встало лицо Василисы. Она смотрела на него не с осуждением, а с большой жалостью. Дружеской жалостью. Феликс опустил фляжку в мусорное ведро…

    Перейдя дорогу, он зашагал по улице прямо, потом повернул направо и вскоре уже оказался в районе поселка. Когда он подходил к нему, уже начало темнеть. Вход в него преграждал сурового вида охранник.

   -Эй, друг! – окликнул его Феликс.

   -Куда вы так поздно? – прищурился охранник.

   -Девушку навестить.

   -Девушку давай утром. А сейчас нельзя.

   -Ну как же…

   -Сожалею, бро, но все до утра.

   -Ладно, мы уходим, - развел руками Феликс.

   -Мы? – ошалел парень.

   -Да, мы, - ответил Лефортов, имея ввиду себя и Бога.

   Он отошел на порядочное расстояние от охранника и огляделся. Оказалось, что в поселок ведут две дороги, и охраняемые из них только одна. «Сказал бы сразу», - усмехнулся про себя Феликс, обращаясь к Всевышнему и, пользуясь тем, что охранник повернулся к нему спиной, быстро пошел по второй.

   Он продвигался все дальше и дальше вглубь поселка. По обеим сторонам от него тянулся ряд домиков. Одни были богаче и фактурнее, другие представляли собой покосившиеся сооружения, которые давно отчаянно требовали, буквально всем своим видом кричали о реставрации.

   Дойдя до развилки, Феликс остановился, завороженный потрясающим глаза видом, открывающимся ему отсюда. Сквозь решетчатый забор была отлична видна речка, которая протекала внизу. Звездное небо раскинулось над домами словно свиток. Стояла такая звенящая тишина, что можно было различить шаги кошек на ближайшем участке. «Не сказал бы, что мне здесь комфортно, - подумал про себя Феликс, - но пейзажи вокруг потрясающие. Даже жаль, что этому миру конец». Он имел ввиду Апокалипсис…

   Налюбовавшись красотами здешних мест, Лефортов направился дальше. Впереди показалась заветная цель – дом, обрамленный зеленым забором отвратительного оттенка. Феликс вытащил из сумки пакет с деньгами и принялся пересчитывать купюры. «Конечно, Ты легко можешь найти другие рабочие руки, - рассуждал про себя он. – Но сегодня Твоя воля, чтобы я помог этому несчастному человеку. Я молю Тебя – пусть у них все наладится, и эти деньги пойдут им на благо, и они сумеют ими правильно воспользоваться».

   Лефортов перекрестил пакет и швырнул его на участок:

   -Вот тебе доказательства!

   После чего несколько раз энергично ударил ногой в калитку и отбежал за угол. На участке вспыхнул свет. Послышались шаги. Феликс услышал, как чьи-то руки разворачивают пакет. Затем раздался вопль:

   -Боже, спасибо!!!!

   Затем девушка побежала домой, и уже изнутри он услышал:

   -Ритка, мы спасены! Смотри! Это просто чудо какое-то!

   Феликс решил, что ему больше здесь делать нечего. Он поднялся с корточек, отряхнул брюки и зашагал в сторону автобусной остановки. По пути он отправил Ксенофонтову изображение святого Николая с подписью: "Считайте, сегодня повторил его подвиг". Через минуту пришел ответ: "Вот именно его я и видел во время ОСП!".

   Откуда-то сзади появился тот самый противный охранник.

   -Ты все-таки здесь! Эй, я сейчас шефа наберу, тебя арестуют!

   -Если бы вы знали, кто мой Шеф! – весело ответил ему Лефортов, продолжая идти вперед…

 

 

 

  

  

Темы этой статьи
Еще по этой теме
Похожие статьи
"Человек без камилавки" №9
"Человек без камилавки"- цикл рассказов известного христианского журналиста и писателя Сергея Быструшкина, о приключениях миссионера Феликса Лефортова. Как сам автор пишет о своем герое:"Феликс Лефортов - журналист по профессии...
"Человек без камилавки" №8
"Человек без камилавки"- цикл рассказов известного христианского журналиста и писателя Сергея Быструшкина, о приключениях миссионера Феликса Лефортова. Как сам автор пишет о своем герое:"Феликс Лефортов - журналист по профессии...
"Человек без камилавки" №7
"Человек без камилавки"- цикл рассказов известного христианского журналиста и писателя Сергея Быструшкина, о приключениях миссионера Феликса Лефортова. Как сам автор пишет о своем герое: "Феликс Лефортов - журналист по...
"Человек без камилавки" №6
"Человек без камилавки"- цикл рассказов известного христианского журналиста и писателя Сергея Быструшкина, о приключениях миссионера Феликса Лефортова. Как сам автор пишет о своем герое: "Феликс Лефортов - журналист по...
"Человек без камилавки" №5
"Человек без камилавки"- цикл рассказов известного христианского журналиста и писателя Сергея Быструшкина, о приключениях миссионера Феликса Лефортова. Как сам автор пишет о своем герое: "Феликс Лефортов - журналист по...
Как стать христианином – Христиане.ру