Главная>Новости>Аналитика>"Человек без камилавки" №11

"Человек без камилавки" №11

"Человек без камилавки" №11
Автор: Сергей Быструшкин, христианский журналист, писатель.
15.11.2019

"Человек без камилавки" - цикл рассказов известного христианского журналиста и писателя Сергея Быструшкина, о приключениях миссионера Феликса Лефортова.

Как сам автор пишет о своем герое: "Феликс Лефортов - журналист по профессии и миссионер по призванию. Его работа - рассказывать людям о Боге. Он – не священник, не пастырь, он просто неравнодушный человек, получивший яркий опыт веры и стремящийся поделиться им с другими. Но чаще всего это получается у него посредством столкновений с жизненными трагедиями, непосредственным участником которых становится он лично. Его жизнь — это постоянный источник материалов для новых статей и возможностей для открытия бытия Бога. Прежде всего для себя самого."

 

«Синдром лабиринта»

Наверное, впервые в жизни он столь отчетливо чувствовал дыхание смерти. Кровь стекала с его рук, и текущей ситуации ему казалось, что он слышит каждый звук, с которым капельки касались поверхности земли. Ноги плохо слушались импульсов, которые им посылал мозг. Темнота щипала глаза. Ему хотелось умереть, но жизнь отчего-то настойчиво цеплялась за него своими корявыми руками.

Он мчался, не разбирая дороги. С каким-то восторженным равнодушием ему нравилось гадать, на каком участке дороги он рухнет, но отчего ему до сих пор везло. Деревья то и дело вставали у него на пути. Страх искусственно нагнетал обстановку. Казалось, что его преследуют. Пот тек со лба, переливался по хребту. Он захлебывался паникой, напивался ею как жаждущий в пустыне водой. Еще немного…. Еще чуть-чуть!

Владимир выскочил на дорогу и запрыгнул в машину.

-Чего случилось? – посмотрела на него девушка, сидящая рядом на пассажирском сидении. – Брючки описал?

-Да иди ты!

Владимир откинулся на спинку и прикрыл глаза.

-Ты можешь сказать, что произошло? – подал голос мужчина с заднего сиденья.

Водитель не ответил. Он ждал, когда дыхание вернется в норму.

-Ну, может, мы поедем? – ткнула его в бок девушка.

Владимир вышел из анабиоза и завел двигатель. Джип озарил окрестности светом фар и резко тронулся с места.

-Ну, что, пока Володя приходит в себя, мне кажется, самое время нам всем познакомиться, - сказала девушка. – Благо сколько мы уже в пути, а толком друг друга и не узнали…. Значит, это Володя. Мой брат. Не смотрите, что он такой мнительный, просто заработался. А так хороший человек.

Владимир хмыкнул.

-Это Феликс Лефортов, миссионер, - девушка указала на мужчину на заднем сидении.

-Друзья называют меня Фелик, так проще. Это моя крестница Кристина ну и… дочь Василисы, ясное дело.

Девочка справа от Фелика издала странный звук, похожий на писк.

-Ну и я, Василиса, - расхохоталась девушка.

-Спасибо за перекличку, подруга, - улыбнулся Фелик. – Теперь если напьемся и к утру забудем, кто есть кто, у нас всегда будет возможность обратиться к тебе за справкой.

-Пить нам сегодня нельзя, - вздохнула Василиса. – Иначе отец Феофан нас не поймет.

-А давно он стал священником?

-Да всего вот месяца три. Я потому и предложила поехать, потому что хочется поддержать нашего одноклассника. Был таким раздолбаем, а стал батюшкой.

-Жизнь, порой, и не такие кульбиты показывает, - пробормотал Лефортов, глядя в окно. – Нам еще долго ехать?

-Да мы почти на месте, - подал голос Владимир.

Фелик взглянул в зеркало заднего вида. В нем отразилось бледное взволнованное лицо водителя. Он так и не отошел от того, что так его напугало в лесу. Но, по всей видимости, мужчина не собирался делиться своими страхами с присутствующими. Всю дорогу до гостиницы он более не проронил ни слова.

За окнами машины сменился пейзаж. Теперь вместо лесных массивов, бесконечных однотонных деревьев на фоне чернильно-черного неба, потянулся ряд домиков. Атмосфера сказочного города ощущалась буквально в каждом ионе воздуха. Фелик убаюкался этим видом и на некоторое время отключился от действительности. В принципе, это и было целью его приезда в этот город. Ему требовалось отвлечься от проблем, которые в последнее время сыпались на него как из рога изобилия.

Тяжелая ссора накануне с Аней еще напоминала о себе ранами в его памяти. Возвращаясь по вечерам в пустую квартиру, Фелику казалось, что она просто вышла в магазин за продуктами или задерживается на работе. Что вот-вот раздастся звонок в дверь, и они будут вместе. Она часто приходила к нему во снах. Это были тревожные сновидения. Просыпаясь, Лефортов подолгу бродил по темной комнате из угла в угол, совершенно не опасаясь в потемках наступить на кошку в тщетных попытках унять сердцебиение и засыпал только под утро. Единственным светлым событием за последние недели стало крещение сына подруги Василисы, которому отныне он являлся крестным папой. Для Фелика это было не просто сближением с ней, но и в каком-то смысле репетицией будущего отцовства. Попытка понять, а готов ли он вообще иметь семью.

Он часто размышлял, возвращаясь пешком с работы, что могло послужить причиной ухудшения их отношений с Аней. Это была не первая их ссора, пусть и столь крупная, ради которой ему пришлось аж сорваться к ней вечером после работы ради того, чтобы примириться. Быть может, ее не устраивала его работа, вернее отсутствие карьерных перспектив? Ну да, миссионерам в России много не платят, наверное, им нигде в мире миллионы на банковские счета не падают. Но Фелика это особо и не волновало. Он занимался этим по зову души, из глубокой преданности выбранной религии и тому пути, на который стал, еще будучи подростком. И если бы встала диллема, ради любимой пожертвовать любимым делом или же остаться холостым миссионером, он бы не стал излишне долго раздумывать…

Владимир припарковал машину возле небольшой двухэтажной бревенчатой гостиницы. Все пятеро (включая английского дога Чура) покинули салон и переместились в холл. Общение с менеджером взял на себя Владимир.

-Два номера, пожалуйста. Василиса, Феликс, вы в одном номере будете? – повернулся он к ним.

-Да, как мы и говорили, - кивнули они.

Владимир всем своим видом показал, что считает это неправильным, но промолчал.

-С собаками можно?

-С людьми можно, значит, можно и с собаками.

-Прекрасно!

-Должен вас предупредить, - понизил тон менеджер, - будете гулять, избегайте лесного массива.

-А что такое? – выглянула из-за спины Владимира Василиса.

-Тут у нас извращенец появился… - менеджер ослабил галстук. – Ну, одним словом…. Люди пропадать стали. Одного нашли, это было жуткое зрелище.

-Прекра – асно! – протянула девушка. – Приехали на отдых, а тут маньяк разгулялся!

Фелик вновь обратил внимание на то, как излишне обеспокоился Владимир. После его панического возвращения из леса по нужде он вроде бы пришел в себя, но сейчас вновь весь его вид выражал крайнюю озабоченность.

-Да нет, вы уж так не пугайтесь, - попытался успокоить их менеджер. – Просто мой вам совет, не гулять, особенно в ночное время в лесу и близ него. Думаю, все будет в порядке.

-Да мы и не планировали гулять, - хмыкнул Владимир. – Мы поесть хотели.

-Поесть?.. – Менеджер выразительно сверился со своими наручными часами. – Боюсь, в такое время вы уже не поужинайте.

-А что такое? Всего лишь десять!

-А дело в том, что в этом городе после десяти все закрывается!

-Ну что ты будешь делать! – крякнул Владимир. – Прелесть-то какая. И что делать?

-Я не знаю, - развел руками менеджер.

-Володь, давай сейчас заселимся, - предложила Василиса, - а дальше уже будем думать. Побродим по городу, посмотрим.

Они взяли ключи и отправились смотреть номера. Василисе, Кристине и Фелику достался уютный однокомнатный с большим окном и просторной ванной. Как и вся гостиница, он был стилизован под старину. Кровать выглядела как почивальня князей восемнадцатого века, а люстра висела на таком тоненьком крюке, что угрожала рухнуть на головы постояльцев. Из окна открывался чудесный вид на лес. Правда, впечатления от пейзажа несколько смазывалось рассказом менеджера о том, что там происходит…

Заселившись, они вышли в холл и встретились там с Владимиром.

-Слушайте, ну мне и сосед достался, - передернул плечами тот. – Натуральный придурок.

-А что такое?

-Да вы представьте: захожу. Здрасьте – здрасьте! Ну вот, как видите, поначалу все нормально. А только я в ванную наведался, возвращаюсь, чувствую, у меня как-то вещи не так лежат. Я ведь чуткий на такие штуки, сразу все замечаю. Думаю: сволочь, в моих вещах рылся. Но я ему не стал ничего говорить, потому что за руку-то не ловил. Однако осадочек остался.

-Ну, надо думать, - вздохнула Василиса. – Вообще, весело тут… Маньяки в лесу…

Владимир при этих словах вздрогнул, что не укрылось от внимания Фелика. Они шли по темной, освещенной редкими фонарями улице, вдоль домов с пустыми окнами. Казалось, не только заведения прекращают существовать после десяти часов, но и простые жители. Город будто вымер. И оттого создавалось еще более жуткое впечатление от всей картины в целом. Где- то вдали на фоне чернильного неба возвышались купола храма отца Феофана, куда завтра намеревались отправиться на службу друзья. Изредка проезжали машины, нарушаю тишину. Гостеприимства по отношению к ним город явно не выражал…

Наконец они дошли до единственно работающей гостиницы (помимо них). Василиса предложила узнать, работает ли у них ресторан, вывеска которого ослепляла глаза. На их счастье, оказалось, что он еще не закрылся, но еду будут готовить около сорока минут. Друзей это не смутило, и они заняли понравившийся им столик.

Кроме них, в заведении находился мужчина с черными кудрявыми волосами. На вид ему можно было дать не больше двадцати трех. Он что-то увлеченно рассматривал в своем телефоне. При появлении друзей мужчина оживился.

-Господи, да это ж мой сосед по номеру! – вырвалось у Владимира.

-Эй, садитесь ко мне! – помахал тот им рукой.

-Прошу, не надо… - прошептал Владимир.

Но Василиса уже двинулась ему навстречу:

-А что не надо? Познакомимся, пообщаемся!

Они сели полукругом напротив парня, представившегося Казимиром.

-Как вам наш город? – осведомился он.

-Наш? – переспросил Фелик. – А вы местный?

-Ну не совсем, но для меня уже тут все настолько родное, что практически вторая родина.

-Да мы только приехали, буквально сорок минут назад. Еще даже не обосновались толком.

-Советую посетить музей зодчества, там действительно есть на что полюбоваться. Знаете, я порой дурею: сколько же мастеров по земле русской неприкаянных шляется, ну ты подумай!

Василиса и Фелик переглянулись.

-Казимир, а у тебя жена, дети есть? – спросил Владимир с плохо скрываемым напряжением в голосе.

-Неа, - весело ответил он.

-То-есть ты тут один отдыхаешь?

-Ну да.

-Может, порекомендуешь еще какие-нибудь интересные места? А то мы нахрапом собрались, просто у меня отпуск, захотелось куда-то выбраться, а тут друга назначили священником, ну мы и решили сюда приехать.

-А вы здесь раньше бывали?

При этих словах Владимир вновь встревожился. Что удивило Фелика, Василиса тоже несколько побледнела.

-Когда-то давно…

-Я, если честно, не могу вам сказать. Я из номера редко выхожу.

-Не понял, - вытаращился на него Владимир.

-Ну, я целыми днями сижу у себя.

На этот раз переглянулись все трое.

-И что, даже гулять не выходишь?

-Неа. А зачем? Какой смысл?

Повисло тягостное молчание. Его разрядило появление официанта, который поставил перед ним поднос с едой. Каждый разобрал себе по блюду и приступил к трапезе.

-Ой, смотрите, смотрите! – внезапно оживился Казимир.

Он сунул телефон под нос Владимиру. Едва тот перевел свой взгляд с бараньей вырезки на дисплей, как тут же поперхнулся, вскочил из-за стола и побежал по коридору, плотно прижав ладонь ко рту.

-Чего это? – недоуменно посмотрела ему вслед Василиса.

-Мама, дяде плохо стало, да? – хохотнула Кристина.

-Тина, нехорошо над этим смеяться! – сделала замечание дочери Василиса и обратилась к Казимиру: - Что ты там ему такое показал?

-А вот… - Казимир протянул ей телефон. Василиса тоже изменилась в лице. Фелик дождался своей очереди. На дисплее патологоанатом медленно и вдумчиво вырезал у трупа внутренние органы. В какой-то момент экран озарялся брызгами крови. Доктор начинал кропить ею помещение, отряхиваясь от излишек, затем вытирал вспотевшее лицо полотенцем, превращая его из белого в красное, а затем продолжая свою работу.

-Это…. Это что? – хриплым голосом спросила Василиса.

-Это видеолекции по эксгумации, - с торжествующим видом произнес Казимир. – У меня целый плейлист уже есть. Особенно люблю историю про человека, который бросился под поезд!

В гостиницу они вернулись в несколько подавленном настроении. Ужин был безнадежно испорчен. Особенно тяжко чувствовал себя Владимир, так как ему предстояло провести ночь с этим странным мужчиной с необычными увлечениями. Фелик , ложась спать, вновь вспомнил о супруге, но постарался отогнать от себя эти мысли и хотя бы здесь, за несколько километров от Москвы, дать себе возможность начать жить заново...

Его разбудила Василиса.

-Фелик, Чур хочет на прогулку. Можешь меня сопроводить, а то мне одной страшно?

Фелик проворчал, но отказать не смог. Они вместе покинули номер, двигаясь очень осторожно, чтобы не разбудить Кристину. Темнота окутала их сразу, как только они вышли на дорогу. Лай вдали собаки заставил обоих поежиться. А вот Чур наоборот оживился и помчался в направлении звука.

-Чур, стой!

Василиса сорвалась и побежала вслед за ним. Фелик хотел помчаться следом, но плохое зрение не позволило ему этого сделать. Он стоял посреди этой темноты словно слепой младенец, не зная, что ему делать, терзаемый изнутри совестью оттого, что бросил девушку в такой ситуации одну.

Василиса же в данный момент думала лишь о собаке. Ее день начался гораздо спокойнее, нежели завершился. Все утро ушло на подготовку к поездке. Дочка крутилась рядом, по своему обыкновению мешая матери собираться. Мужу, который вновь закрутился по работе и не смог поехать с ней, было сказано о том, что она едет с подругами. Кристине было велено придерживаться этой же версии. Однако Василису мучала мысль: а что если ее друг по переписке в какой-то момент захочет перейти на новый этап отношений? Тем более, что когда-то, в студенческое время…. Нет, это не должно повториться! Она верна Денису! Значит, нужно подстраховаться. Почему бы не взять с собой Фелика?

Они познакомились в прошлом году, когда он был на премьере ее спектакля. Она тогда как раз влипла в одну очень нехорошую историю, а Фелик ее выручил. Они вместе уходили со спектакля и разговорились. Как-то очень быстро между ними установились теплые доверительные отношения. Фелик помог ей преодолеть религиозный кризис, который нашел на нее в тот момент, а она поддерживала его в их отношениях с Аней. Правда, это не уберегало их от ссоры.

Иногда она задумывалась о том, ее-то держит возле своего мужа. Первого она любила больше. А этот, наверное, помогал ей воспитывать дочь. Она смотрела на его выпирающий живот по утрам, ловя себя на том, как ей это неприятно. Чисто эстетически. Пару раз Василиса делала замечания супругу, намеками пыталась отправить Дениса в спортзал, на что получала ответ в духе «а мне и так хорошо». Ему-то было хорошо, а вот ей было неприятно ложиться на его тело, ощущать его, касаться руками его рыхлости. Иногда она желала ему смерти. В ее фантазиях его сбивала машина или его резал уличный ассоциальный элемент. И это как бы снимало с нее чувство вины, их брак, по юношеской легкомысленности скрепленный Венчанием, разрушался бы по независимым от нее обстоятельствам…

Из ее груди вырвался душераздирающий вопль. Причиной ему послужила фигура, внезапно выросшая на ее пути. Она возвышалась прямо перед ней. Нечто было одето в платье, напоминающее пионерское одеяние. Она медленно шла ей навстречу, целенаправленно и уверенно. Василиса понимала, что сейчас в глубине лесного массива только они втроем – она, собака и эта девочка. Ей казалось, что вокруг выключили звук. Тишина буквально врезалась в ушные перепонки и била по ним изнутри. Откуда она здесь? Это, наверное, сон?! Не может быть…. Она издала еще один истошный вопль, схватила поводок и понеслась в обратном направлении.

Фелик встретил ее на том же месте.

-Что? Что произошло?

Лицо Василисы сейчас напоминало скелет. Она подняла на него безжизненные глаза и не смогла произнести не слова. Ее трясло. Фелик взял у нее из рук поводок, обнял за плечи и повел в гостиницу. Он уложил ее в постель и какое-то время сидел у нее в ногах, ожидая, когда Василиса успокоиться и уснет. Ее продолжало трясти. Она смотрела куда-то мимо Фелик а, ее взгляд казался стеклянным, безжизненным. И он оставался таким вплоть до того момента, пока ее наконец не склонило ко сну…

Утром Фелик первым спустился к завтраку, давая Василисе и Тине возможность прихорошиться. Василиса наотрез отказалась говорить о том, что видела в лесу, аргументировав это тем, что ей очень тяжело дался стресс, который она перенесла ночью, и попросила Лефортова не напоминать ей об этом. В столовой кроме Владимира еще никого не было.

-Как спал? – спросил Фелик , присаживаясь рядом с ним.

-Спал?! – усмехнулся Владимир. – Я бы не сказал.

-А что такое?

-Да я почти всю ночь думал, что меня прирежет мой сосед по номеру.

У Фелик а округлились глаза:

-В каком смысле?

-Ты видел, что он на своем телефоне смотрит?

-Ну да.

-Как ты думаешь, приятно с таким субъектом в одном номере находиться? Чуть не сказал, в одной постели…

-Не знаю, не пробовал…

Тут появилась бледная Василиса.

-Завтракать будешь? – придвинул ей тарелочку с хлебцами Владимир.

-Нет, я же причащаться планирую, - пробубнила она.

Фелик внимательно вгляделся в ее лицо. Оно было по-прежнему напряженным. Когда они покидали столовую, она о чем-то быстро шепнула Владимиру…

Вскоре все четверо – Фелик, Кристина, Василиса и Владимир – подходили к белому храму на другой стороне улицы. Воспользовавшись моментом, пока Владимир возился с машиной, а Фелик заплетал девочки косы, Василиса позвонила Денису.

-Милый, как ты?.. У нас все в порядке…. Да, Аринка и Даша передают тебе привет!

На этих словах Фелик как-то нехорошо посмотрел на нее.

-Не волнуйся за нас. Спокойно работай. Мы вернемся вечером! Ожидай!

Владимир тоже слушал ее со смесью иронии и напряжения. Ведь именно так же ему в свое время врала жена. Только он в отличие от Дениса уже все понял по интонации. И звонил ей не из далекого Краснодара, где по легенде должен был находиться в тот момент, а из Москвы буквально в нескольких шагах от дома. И, едва закончив разговор, сразу поднялся в квартиру. Его не сильно удивило присутствие в ней постороннего мужчины практически в одних трусах, испуганную жену и бутылку шампанского на столике в гостиной. Далее оставалось лишь в спешном порядке собрать свои вещи и уйти.

Он думал, что хотя бы в Москве сможет забыть о прошлом и начать новую жизнь. Не заладилось. Сначала с женой, а потом и с работой. Ну да, он трудился в одном из лучших автосервисов столицы, только радости ему это особо не приносило. Не на то он мечтал положить свою жизнь. Владимир видел себя в рядах сотрудниках «Сколково», а приходилось ремонтировать тачки.

Поездка в этот город тоже оказалась некстати. Ибо воспоминания нахлынули на него, едва они начали подъезжать…. И никакой друг, пусть он и стал большим человеком (хотя рядового священника даже по мирским меркам вряд ли можно считать большим человеком) не мог заставит его сюда вернутся. Просто Василиса, его сестра, уж очень просила сопроводить ее…

В храме, кроме них, был еще какой-то мужчина азиатской наружности. Отец Феофан заканчивал читать запричастный канон. Друзья встали посредине храма и приняли молитвенные позы. Василиса в какой-то момент решила встать на клирос и спеть вместе с певчими. Фелик же бродил взглядом по сводам храма, поражаясь его красотой. Как странно – еще вчера они были в душной и пыльной Москве, а сегодня – в этом чудном и спокойном городе, где время будто бы остановилось.

Служба медленно, но верно подходила к кульминационному моменту – Причащению. Пресвитер вышел из алтаря и остановился у аналоя. Фелик оглянулся на присутствующих и первым отправился исповедоваться.

-Здравствуйте, - сказал он, окинув взглядом отца Феофана. – Вот приехали вас навестить. Приятно познакомиться.

Тот кивнул.

-Хотел бы покаяться в неуважении к ближнему. Мы меньше суток в вашем городе, а наша Василиса уже какую-то чушь выдумала – зашла в здешний лес и увидела девочку-призрака в пионерском платье. Привидится же такое!

Он осекся, заметив, как побледнел священник. Почти так же как вчера его подруга.

-Это она вам так сказала? – осторожно спросил он.

-Это единственное, что она мне сказала по этому поводу сегодня утром и то мельком. А я посмеялся над ней…

Он наклонил голову, и на нее опустилась епитрахиль. Фелик чувствовал, как у священника дрожат руки. Хриплым голосом он прочел разрешительную молитву и отпустил Лефортова. Тот встал в углу. От его внимания не укрылось, как отец Феофан о чем-то долго беседовал с Алисой, прежде чем отпустить ей грехи. Его начинало все больше и больше напрягать сложившаяся ситуация. Что от него скрывают все эти люди? Как с этим связано то, что происходит в лесу? И что общего между всеми этими событиями?

После службы все пятеро отправились на завтрак в вареничную. Фелик все больше ощущал себя лишним на этом празднике жизни. Ибо обстановка в кафе стояла очень напряженная. Этим троим явно требовалось поговорить, но они стеснялись присутствия Фелик а. В какой-то момент, сославшись на то, что ему нужно в туалет, Лефортов вышел из зала. Однако в туалетную комнату не пошел, а замер у стены и изо всех сил напряг слух.

-Я не понимаю, как это может быть. Она же умерла десять лет назад!

-Может быть, вам просто показалось?

-Обоим сразу?! Не смеши меня, отец, я ее собственными глазами видел!

-И я тоже!

-Ну, тогда это мистика! Воскресение!

-Ты понимаешь, это ведь совершенно меняет всю картину! Оказывается, все столько лет она была жива и хотела нам отомстить! Но как она узнала, что мы приедем именно сейчас?

-Она выглядит так же?

-Практически не изменилась!

Фелик вернулся в зал.

-Извиняюсь, что подслушивал, но просто считаю не очень красивым, когда что-то обсуждают за спиной. Тем более, похоже, я уже такой же участник событий.

Василиса ойкнула, отец Феофан поперхнулся соком. Лишь Владимир оставался внешне невозмутимым.

-Он права, Василиса. Давай расскажем ему.

-Сам и говори, - хриплым голосом ответила она.

-Короче, Феликс…. Все, что мы тебе сейчас расскажем, должно остаться между нами. Я тебя очень прошу. Это будет нашим общим секретом.

-Само собой. Итак?...

-В общем… - Владимир собрался с силами. – Мы учились вместе. Я, Василиса, отец Феофан, Полина…. С нами были еще несколько человек в тот вечер…. Мы отправились на пикник по случаю окончания учебного года. Как раз сюда…. Но я не знал, что так все получится! И никто не мог подумать!

У Владимира началась истерика. Он вскочил и пробежался по залу.

Из кухни выглянул официант.

-Все в порядке?

-Да, все в порядке, в порядке, не мешайте нам! – Владимир подбежал к нему и захлопнул перед ним дверь.

-Вы убили ее? – тихо спросил Фелик .

-Полина умерла сама! Просто задохнулась! Мы неудачно окунули ее…. – Лицо Владимира краснело на глазах. – Мы похоронили ее там же в лесу.

-Вы уверены в этом? Кого же вы видели сейчас?

-Вот это и непонятно! – сказала Василиса. – Может, она жива…

-Исключено! – отрезал Владимир. – Я лично ее зарывал…

-Может, это кто-то мстит нам. Кто-то, кто в курсе этой истории…. Кто-то, кто устроил весь этот спектакль…

-А что насчет твоего соседа по номеру? – посмотрел на Владимира Фелик. – Ты не думаешь, что он как-то замешан во всей это истории?

-А с чего бы? – удивился тот. – Хотя…

-Ну как минимум, неплохо бы выяснить, с какой радости он лазил в твои вещи. Так что предлагаю поговорить с ним.

-Так за чем дело стало? Едем!

Василиса подошла к отцу Феофану:

-Извини, отче, что толком пообщаться не получилось! Дай Бог, не в последний раз.

Казимира в номере не оказалось.

-Ну что же, - вздохнул Фелик, - тогда воспользуемся его отсутствием и пошмонаем его вещи.

Он подошел к прикроватной тумбочке, распахнул ее и замер.

-Что там? – спросил Владимир.

-Тут фотографии.… Много фотографий.

-А что на них?

-Трупы.

-Чего – ооо?!

Он подскочил и встал за его спиной. Все содержимое верхнего ящика было усеяно фотографиям эксгумированных тел и мертвичины. Людские останки той или иной степени свежести были отображены на снимках. Самым жутким представлялся тот, на котором лежал почти обезглавленный человек, и из его шеи выливались обильные струи крови.

-Слушай, он натуральный маньяк! – воскликнул Владимир.

Фелик тем временем выдвинул нижний ящик. В нем обнаружились принадлежности для скрытия тел. Он выразительно повернулся к Владимиру.

-Пошли к администрации, - сказал тот. – Я тут больше с ним один на один не останусь!

Менеджер поднял на них усталые глаза.

-Вы что-то хотели?

-Хотели спросить о постояльце из номера три, - сказал Фелик. – Он производит… хм… несколько странное впечатление.

-Так он же патологоантом!

-Чего?? – вытаращились на него друзья.

-А он что не рассказывал? Студент он, на патологоанатомическом учится. Последний курс. Вот сейчас усиленно готовится к экзамену. Будет работать в полиции.

-Как он будет в полиции-то работать? – изумился Владимир.

Фелика разобрал истерический смех.

-Да ты что, туда таких и берут.

-Едрить твою налево, - проворчал Владимир. – А я-то думал…

-Мы все думали, - успокоил его Фелик.

-Да не, ну правда, ну дурной, любит делиться смешными роликами…

-Нет, как человек прыгает под поезд, это смешно, конечно!

Остаток дня они провели, не созерцая город, как планировали, а на городском кладбище. Туда они отправились по настоянию Василисы. Довольно скоро им удалось разыскать могилу Полины Деревянко, погибшей по неосторожности несколько лет тому назад.

-Ну вот, видишь, - Владимир картинно указал рукой на надгробие. – Тут твоя Полина. Тут.

-Вижу, - пробормотала она. – А кто же тогда нам в лесу виделся?

-Может от стресса, - высказал предположение Фелик. – Игры мозга, всякое такое…

-Что, у обоих сразу? – скептически поморщилась Василиса.

-Ну – у… - развел руками Фелик. – В любом случае, наши скелеты в шкафах, увы, имеют обыкновение выпадать из них в самый неподходящий момент. Я называю это «синдром лабиринта» - когда ты уже попал в него и каждый твой шаг в неверном направлении, ибо лабиринт ведет тебя вглубь, и ты никак не можешь увидеть из него выхода.

Когда они ехали в Москву, уже стемнело. Их машина едва не столкнулась с черной иномаркой, стремительно несущейся в сторону леса. Несколько человек выгрузили объемные емкости из багажника и понесли их подальше от трассы.

-А если опять рванет как в тот раз?

-Да не должно, все запечатано на совесть.

-Смотри, а то опять газ распылится, и у местных крыша поедет.

-Не поедет, говорю же, все нормально.

-Слушай, а что это вообще за зелье? И почему от него такие эффекты?

-Я деталей сам не знаю, но его разрабатывали наподобие «сыворотки правды». Только в газообразном виде. Применяться должен на самых верхах, но пока его тестируют. Здесь лаборатория недалеко, как раз вот за этими березами, мы туда это все доставить и должны. Правда, начальство пока хочет все это дело прикрыть.

-Из-за утечки?

-Ну а из-за чего же еще? Сам же знаешь, люди тут как этим газом подышат, так либо концы теряют, либо им начинает мерещиться что-то. Причем этот газ, он, зараза, так хитро работает, что возбуждает все самое потаенное из сознания, то, о чем человек может даже и не помнить. А по городу разговоры о маньяке пошли. Нам оно надо? Ну вот, а начальству тем более. Так что давай по-тихому схороним здесь все, и до лучших времен. Главное в нашем деле, брат, это не светиться…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Темы этой статьи
Похожие статьи
"Человек без камилавки" №10
"Человек без камилавки"- цикл рассказов известного христианского журналиста и писателя Сергея Быструшкина, о приключениях миссионера Феликса Лефортова. Как сам автор пишет о своем герое: "Феликс Лефортов - журналист по...
"Человек без камилавки" №9
"Человек без камилавки"- цикл рассказов известного христианского журналиста и писателя Сергея Быструшкина, о приключениях миссионера Феликса Лефортова. Как сам автор пишет о своем герое:"Феликс Лефортов - журналист по профессии...
"Человек без камилавки" №8
"Человек без камилавки"- цикл рассказов известного христианского журналиста и писателя Сергея Быструшкина, о приключениях миссионера Феликса Лефортова. Как сам автор пишет о своем герое:"Феликс Лефортов - журналист по профессии...
"Человек без камилавки" №7
"Человек без камилавки"- цикл рассказов известного христианского журналиста и писателя Сергея Быструшкина, о приключениях миссионера Феликса Лефортова. Как сам автор пишет о своем герое: "Феликс Лефортов - журналист по...
"Человек без камилавки" №6
"Человек без камилавки"- цикл рассказов известного христианского журналиста и писателя Сергея Быструшкина, о приключениях миссионера Феликса Лефортова. Как сам автор пишет о своем герое: "Феликс Лефортов - журналист по...
Как стать христианином – Христиане.ру