"Шеф" № 20

"Шеф" № 20
Автор: Сергей Быструшкин, христианский журналист, писатель.
27.11.2021

"Шеф"-  новый цикл рассказов известного христианского писателя С.Быструшкина. Анотация: 

"Шеф" № 20

"Зачем верить, когда знаешь?". Этот вопрос уже давно не дает покоя Патрику Штейну. Известный московский журналист, пережив клиническую смерть, был возвращён на Землю, но отныне Патрик - сотрудник Всевышнего, помогающего Ему спасать души людей для Вечности.

Не выдержав жизни с таким человеком как Патрик, от него уходит жена, он вынужден постоянно врать близким, как-то объясняя свои внезапные отлучки.

И как же жить человеку, который даже не может спокойно согрешить, зная, что за каждый грех предстоит давать ответ, и чья работа - твои страсти?"

«Охота на Светлячка»

Лизе казалось, что во всем мире (или, сделаем уточнение, округе) отключили звук, и она не слышала в данный момент ничего, кроме биения собственного сердца. Ее муж только что возвратился из магазина с сумками, полной чипсов, пития и туалетных принадлежностей. Пока он раскладывал все это, она подошла к стеклянным дверям их, так называемого, кэмпинга и вонзилась взглядом в вечернюю тишину.

-Может, пройдемся? – высказал предложение Кирилл, сворачивая мешок из-под продуктов и отправляя его в ведро под раковиной.

-Охотно, - откликнулась Лиза. – Там холодно?

-Не сказал бы, но свитер советую надеть.

Пока Лиза собиралась, Кирилл уже успел накинуть куртку и поэтому дожидался супругу на свежем

воздухе. Небо уже окончательно затянулось черной пеленой, и на нем тут и там появлялись

звездные крупинки. Последствия дневных осадков то и дело возникали под ногами – что поделаешь, 5-ое ноября, предвестие зимы. Хорошо еще, что снег практически растаял, а ближайшие заморозки, если верить синоптикам, должны были повториться не скоро – Кирилл очень боялся льда. Упав однажды на катке и получив травму руки, с тех пор он по возможности избегал любых контактов со скользкими поверхностями. И, как следствия, не очень любил такое время года, как зима.

Наконец, Лиза вышла из дома и захлопнула за собой дверь.

-Зонтик взял?

-Зачем? – пожал плечами Кирилл. – Дождя не предвидится.

-Днем ты тоже так говорил, а оказалось…

-Не накручивай себя. К тому же, мы ж не за тридевять земель уходим, польет дождь – вернемся.

-И то верно.

Они спустились к дороге. Теперь им предстояло пройти к берегу.

-Полюбуемся на горизонт? – предложила Лиза.

-Да.

-Слышал уже местную легенду?

-Про Светлячка? – помрачнел Кирилл.

-Да.

-Конечно, мне эта Светлана, когда ключи вручала, первым дело эту новость сообщила. Они похоже на этой чуши себе здесь рекламу делают.

-В каком смысле?

-Завлекают посетителей, вот в каком.

-А ты в это не веришь?

-Во что?

-В то, что Светлячок этот на самом деле существует.

-А ты хочешь сказать, что ты веришь?

-Ну-у…. В мире много чего бывает.

-Ну да, конечно, люди еще и в летающие тарелки верят. Прикажешь последовать их примеру?

-Ну не сердись, дорогой, это я так…

Они вернулись к себе. В этот момент у Кирилла зазвонил телефон.

-Кто еще там? – с неудовольствием произнес он, вытаскивая телефон из кармана.

-Совсем уже не в себе, Кирюха? – услышал он голос своей бывшей жены Ларисы.

-Что тебе нужно? – поморщился мужчина.

-Давай приезжай, забирай детей, я не собираюсь с ними сидеть!

-Ты же обещала! Мы всего на две ночи!

-Я устала уже от них! Давай срочно!

-Ну, ты и … - Кирилл позеленел от злости. – Что ты за мать, что тебе собственные дети в тягость?!

-Ты меня не стыди, Кирюшенька! – едко отозвались на том конце провода. – Тоже мне, отец года!

-Чего ты хочешь?!

-Я хочу, чтобы ты немедленно приехал и забрал их! Витя постоянно шморкает, а Юрик замучал меня своими подгузниками!

-Мне ехать не менее часа! А то и больше!

-Ничего, ради такого случая я подожду! – язвительно произнесла девушка. – Жду! И она отсоединилась.

Кирилл повернулся к Лизе:

-Лиз, я…

-Я все слышала! – надула губки женщина. – Если ты сейчас к ней поедешь, я подаю на развод.

-Ну, ты же все сама слышала! – дал волю эмоциям Кирилл. – Это не я виноват!

-Зачем ты оставил детей у этой кикиморы?! – все сильнее распалялась Лиза. – Других кандидатур что, не было?!

-Она – их мать, я думал, им будет хорошо вместе, - неуклюже оправдывался Кирилл.

-У-у, как же я ненавижу эту твою Ларису! – Лиза аж подпрыгнула от гнева.

-Хорошая моя, ну что я сейчас могу сделать? - развел руками Кирилл. – Мне удавиться?

-Ты лучше свою бывшую жену удави!

-Я подумаю над этим…. Ты останешься здесь или поедешь со мной?

-Конечно, поеду! Какой тут к чертям отдых?!

Им хватило десяти минут на то, чтобы собрать вещи и отнести их в машину. Благо они заселились всего пару часов назад и еще не успели, как следует разобрать сумки. Когда Кирилл садился за руль, его жена Лиза кинула прощальный взгляд на их кэмпинг, и глаза ее увлажнились.

-Все из-за тебя! – зашипела девушка. – Говорила мне мама, купи пистолет и пристрели эту змею! Иначе она так и будет вам всю жизнь портить. Как в воду глядела!

-Слушай, ну может, ты уже успокоишься?! – не справился с собой Кирилл. – По-моему, ты уже высказала мне все, что хотела, нет?!

-Молчи! – рявкнула в ответ Лиза. – Дай мне выпустить эмоции.

Кирилл перевел взгляд на дорогу и почувствовал холод во всем теле. Время для него, казалось, начало  двигаться совсем в ином темпе. Говорят, такое бывает непосредственно перед смертью. Кирилл не знал, пришел ли в данный момент его смертный час или нет, но существо, которое освятили фары его машины, определенно напугало его до смерти.

Чудовище медленно повернулось на свет. Оно было ростом с человеком и фигурой напоминало человека, однако лицом походило на насекомое. Большие лункообразные глаза, подобно москитным, смотрели прямо в глаза Кириллу. Тело его было в каком-то балахоне, а за спиной виднелось что-то наподобие крыльев.

Существо подняло руки, и крылья расправились широко в стороны. Кирилл издал истошный вопль и резко крутанул руль вправо. Машина обогнула чудовищного призрака и едва не слетела в кювет. Лишь Божественным провидением можно объяснить, что водителю удалось справиться с управлением и затормозить за несколько метров до опасного поворота.

Кирилл ударился лбом о руль и отключился. Лизе повезло больше, она не получила никаких травм. Только смертельно испугалась. Повинуясь инстинктам (хотя, скорее, в этот момент ею двигало женское любопытство), она посмотрела в зеркало заднего вида.

Дорога была пустынна…

Это происшествие нашло широкий отклик в прессе. И о нем же рассказала заместительница владельца информационного агентства «Город – Инфо» Анна Чернова своему сотруднику Патрику Штейну, когда они вместе возвращались с редакционного задания.

-Итак, давай еще раз, - сказал Патрик. – Семья возвращалась в город и на дороге встретила непонятНое чудовище, верно?

-Точно.

-И я должен про это сделать материал?

-Да.

-Ты это серьезно, что ли?

-Абсолютно.

-Ну, Ань, я от тебя этого не ожидал, - фыркнул Патрик. – Ты же циничная до мозга костей. И агентство тебе под стать. И тут вдруг от тебя поступает такое задание. Ты сама-то веришь в эту историю?

-Я верю в то, что это уже не первый случай в нашем городе. Легенду о мотыльке слышал?

-Ну, мне местные рассказывали, когда я только сюда переехал, что, мол, тут пару лет назад лиходействовал какой-то то ли человек, то ли мотылек. Криптид, одним словом. Но его вроде как уже давно никто не видел.

-Но вот он появился снова, по всей видимости, - вздохнула Анна. – Слушай, я сама не очень склонна к мистике, но…. В этом мире много необъяснимого. В любом случае, чтобы это не было, нужно на этой теме сорвать себе барышей. Я могу на тебя рассчитывать?

-Конечно, можешь.

Анна затормозила возле пешеходного подземного перехода.

-Патрик, я знаю, как тебе важно проявить себя. Я даю тебе эту возможность. У нас в штате только ты – выездной корреспондент. Собственно, как такового и штата-то и у меня нет.

-В данный момент мною движут не карьерные амбиции, - сухо ответил Патрик. – Моя жена ждет ребенка, и нам понадобятся деньги, много денег на то, чтобы процесс родов прошел благополучно.

-Сделай материал об этом Светлячке, и клянусь, я щедро тебя вознагражу, - пообещала Анна. Патрик вышел из салона, хлопнул дверцей и спустился в переход. Через некоторое время он был уже на противоположной стороне улицы. На подходе к дому, Штейн поймал себя на мысли, как он устал. Устал от рабочей рутины, от еженедельных воплей своей начальницы, от ее кретина – коллеги, владельца их информационного агентства. Он благодарил Бога за то, что хотя бы пару дней проведет вдали от них.

Супруга открыла ему дверь. Она выглядела уставшей.

-Как ты? – спросил Патрик, вешая куртку на вешалку.

-Очень устала, - вздохнула Наташа. – Но я чувствую, как он шевелится во мне, и это придает мне силы.

-Мне тоже придает силы, что я скоро во второй раз стану отцом, - признался Патрик.  – К сожалению, я вынужден буду оставить тебя на выходные. Срочная работа.

-Что-то случилось?

-Ты читала последние новости? О светлячке, которого видели в городе?

-Что-то слышала. Тебе поручили написать статью об этом?

-Ты ж моя умница! Да. И я прямо сегодня вечером еду брать интервью у семьи, которая лично видела это чудовище. Мне нужно будет снять домик под Самарой и остановиться там дня на два. Ничего серьезного – опрошу местных жителей, сделаю фоторепортаж. И к понедельнику у меня уже будет материал.

-Я надеялась, мы проведем эти выходные вместе, - вздохнула Наташа.

-Дорогая, я тоже на это надеялся, но что же делать, если начальство требует статью. Пусть тебя согревает та мысль, что мне за это хорошо заплатят. И это все пойдет на нашего будущего малыша.

Наташа улыбнулась.

-Я сегодня была не в форме и не успела приготовить ужин. Ты не обидишься, если тебе придется сообразить, что поесть, самому?

-Нет, не обижусь.

Патрик заглянул в холодильник.

-М-да, - вырвалось у него при взгляде на смятую упаковку молочного йогурта.

Он накинул пальто, прогулялся до ближайшего магазина и приобрел для себя и супруги по упаковке суши. За ужином он детальнее рассказал ей о предстоящем ему журналистском расследовании, а заодно дал наставления, как вести себя, если она почувствует себя плохо.

-Ты, главное, не стесняйся мне звонить, - инструктировал супругу Патрик. – Я на связи двадцать четыре часа в сутки.

-Хорошо.

Закончив есть, Патрик стал собираться в дорогу. Особо брать с собой вещей он не планировал, поэтому ограничился небольшой дорожной сумкой.

-Давно хотела тебя спросить, - вышла в прихожую Наташа, - а почему ты перестал вести блог? Патрик посмотрел на жену:

-Потому что после нашей семейной фотосессии я окончательно понял, что моим подписчикам интересна не моя деятельность как журналиста, а то, с кем я живу. Одним словом, любит наш народ покопаться в чужом белье. Мне это в какой-то момент стало настолько отвратительным, что я решил со всем этим покончить.

-И тебя не ломает? Не хочется вернуться к этой деятельности снова?

-Меня ломает от другого. Понимаешь, ведь я в своем блоге писал о духовных материях, пытался людям донести какие-то высшие смыслы. Сейчас я этого не делаю, и мне грустно. В некотором роде я ощущаю в себе талант говорить и писать на подобные темы. Но у меня еще не зажили раны, которые мне нанесли подписчики.

-И как же ты намерен выйти из подобного положения?

-Не знаю, - признался Патрик. – Одно я точно понимаю – к прошлому не должно быть возврата. Как прежде писать на духовные темы публично я уже не смогу. Мне противно. Совсем не писать – тоже не вариант. Следовательно, буду искать новый формат для проповеди.

-Правильно, - поддержала мужа Наташа. – А…. Может, все-таки не усложнять, и оставить все как оно было?

-Нет, - категорично ответил Патрик. – Понимаешь, для меня, когда кто-то видит мою личную жизнь – это как будто впустить чужих в нашу с тобой постель. Вот почему меня так злит, когда ты делишься с твоими… кхм.… С твоим окружением чем-то личным. Допустим, нашими совместными фото или рассказываешь о наших планах.

-Ты опять? – нахмурилась Наташа.

-А я и не сказал, что меня эта тема перестала волновать. Мне непонятно, почему ты общаешься с людьми, которые делают тебе неприятно, жалуешься на них мне, но общения не прекращаешь. Или же…. Про треугольник Картмана слышала что-нибудь?

-Вот и выйди из этого треугольника. Ты давай разбирайся со своими проблемами, а я со своими уж как-нибудь разберусь сама.

Патрик молча взял сумку и вышел из квартиры. Такси он вызвал себе от подъезда. Штейн невероятно устал от их постоянных ссор на тему токсичных подруг жены, которые отравляли своим существованием жизнь и ей, и ему. Патрик был верующим человеком и часто бывал в церкви. Однажды, узнав, что его знакомые погибли в автокатастрофе, он с сожалением подумал о том, что в этой машине не было этих девиц. Это бы сняло все проблемы разом. Но…. Видимо, Бог или как любил называть его Патрик Шеф, хочет, чтобы Наташа испила эту чашу токсичных  взаимоотношений с ними до дна, чтобы прийти к пониманию правоты слов мужа.

Такси подъехало. Патрик забросил сумку в салон и устроился на заднем сидении.

-По работе едете? – одарил лучезарной улыбкой водитель Штейна.

-Вроде того, - хмуро ответил тот.

-А кем работаешь?

Патрика оскорбило не столько навязчивое внимание шофера, сколько его панибратский переход на «ты».

-Может тебе доплатить, чтобы ты заткнулся? – в том же тоне поинтересовался Патрик. Более до конца поездки водитель не проронил ни слова.

Они быстро выехали за черту города, и за окном замелькал ряд деревьев, сквозь которые можно было рассмотреть Волгу. Уже давно стемнело. Патрику было комфортно оттого, что уже зажглись фонари. Он не любил солнечный свет. Днем он чувствовал себя голым. А ночью можно было укрыться от любопытных глаз.

Он много и часто спрашивал себя, до какой степени будет прогрессировать его замкнутость. Раньше он не был таким. Его радовало и до некоторой степени успокаивало, что он контролировал изменения, которые произошли и продолжали происходить с ним с тех пор, как он с семьей переехал в Самару. Время от времени, как бы смотря на себя со стороны, Патрик с удовлетворением замечал, что качества его личности, слава Шефу, не приняли ту уродливую форму, какую могли бы, не будь он, Патрик Штейн, в достаточной мере осознанной личностью.

Машина въехала на территорию Города. Патрик расплатился с водителем, покинул салон и изъял из багажника сумку. Перед ним расстилался ряд однотипных дачных домиков. Он находился в типичном поселке. Где-то поблизости должна быть гостиница, в которой для него сняли номер. Патрик двинулся вниз к реке по дороге, крепко сжимая ремешок сумки.

Гостиницу ему удалось отыскать примерно после двадцати минут странствований по поселку. Это был небольшой двухэтажный домик. Ресепшен находился на втором этаже.

-Здравствуйте, - дежурно улыбнулся менеджеру Патрик. – Как у вас миленько называется пристанище для туристов – «Яблонька».

-Да, - лицо того расплылось в улыбке. – Вы надолго к нам?

-Нет, в воскресенье вечером уеду. Я здесь по работе.

-Ваш паспорт, пожалуйста.

Патрик вручил ему паспорт. Менеджер вгляделся в него и застучал пальцами по клавиатуре.

-Ваша комната номер восемь. Приятно отдыха, Патрик Феликсович!

-Благодарю.

Патрик отпер дверь и вошел в восьмой номер. Это была уютная комнатка с ванной, большой кроватью и столиком. Он подошел к окну и раздвинул шторы. Ему открылся чудесный вид на реку. Он вспомнил, как много лет назад вот так же приехал в другой город, чтобы познакомиться со своей будущей женой. Он даже не думал, что вот так, отправляясь, казалось бы, на обычное свидание, пусть и на расстояние, встретит свою судьбу.

Как жаль, что сейчас между ними есть недопонимание по поводу того, что Наташа никак не может

отпустить некоторых людей из своего прошлого. Патрик уже давно уразумел для себя, что она делает это не назло ему, это ее паттерны, но он невероятно устал от всей этой ситуации, от присутствия этих омерзительных женщин в их жизни, образ которых накладывался в его сознании и на Наташу. Потому что пословицу «скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты» еще никто не отменял. А разведенные женщины – это вдвойне страшно. По своему опыту Патрик знал, что разведенка не успокоится, пока не разрушит жизнь своей замужней подруги, чтобы, удовлетворенная, потом утащить ее в свое гнилое болото и квакать на тему «какие все мужики козлы».

-Чтоб вас трамваем переехало, - вслух зло сказал Патрик и отмахнулся от воспоминаний об этих дамах как от навозной мухи.

Он отошел от окна и лег на диван. Какое-то время он лежал вот так в темноте, глядя в потолок, по

которому периодически проносились тени от проезжавших машин. Потом он нашарил телефон и набрал номер Кирилла.

-Алло, Кирилл. Это Патрик. Мы с вами договаривались об интервью. Я уже в вашем городе. Когда смогу подойти?.. Ах, прямо сейчас можно! Я остановился в гостинице «Яблонька», мне далеко до вас?.. Пять минут. Отлично, сейчас буду!

Патрик поднялся с кровати и принялся обуваться. Когда он подходил к дому Скляровых, Кирилл уже ждал его на пороге?

-Патрик Штейн?

-Он самый. А вы Кирилл?

Они обменялись рукопожатием.

-Прошу к нам в дом.

Патрика провели в гостиную, где уже был накрыт стол. Лиза как раз выносила из кухни блюдо с

запеченной грудинкой.

-Какое великолепие, - оценил Патрик. – Вы точно уверены, что ждали меня?

-Мы хлебосольные, - улыбнулся Кирилл. – Присаживайтесь.

-Видите ли, в чем дело, - сразу перешел к делу Патрик, - я вообще-то во всю эту мистику не сильно верю, но ведь не только вы говорите о том, что видели это чудовище.

-Меня не интересуют, что там говорят остальные, я своими глазами его лицезрел, - безапелляционно заявил Кирилл.

-Можете припомнить, как это было? – Патрик включил диктофон.

-Могу. Мы приехали на отдых. Неподалеку отсюда есть замечательная турбаза «Шведские дачи». Но в какой-то момент по личным причинам нам пришлось вернуться в Город. И на дороге мы увидели.… Это.

-Как оно выглядел?

-Очень похож на светлячка. Реально похож.

-Надо же…

Патрик задумался. -Что это для вас? Мистика или что-то, что имеет объяснимое?

-Не знаю, - вздохнул Кирилл. – Не силен я в этих материях.

-Вы понимаете, - пришла на помощь мужу Лиза. – Ладно бы, он один это видел. Но так ведь и я тоже.

-Вы могли бы нарисовать этого светлячка?

Патрик протянул Кириллу блокнот. Тот взял ручку и принялся выводить линии. Патрик внимательно следил за его движениями. Закончив рисовать, Кирилл протянул ему блокнот.

Патрик вгляделся в рисунок. На листке было изображено существо. Оно было темным с большими красными глазами. Голову его украшало подобие усиков как у светлячков. Чудовище стояло, распластав в стороны свои огромные крылья.

-Похож? – спросил Патрик, подняв взгляд на Кирилла.

-Очень, - хором ответили он и супруга.

В этот момент зазвонил телефон. Кирилл взял смартфон.

-Алло.

-Вы искали меня? – послышался металлический тихий голос.

-Простите?

-Мы с вами виделись недавно. Ночью на дороге.

Кирилл отнял смартфон от уха и с ужасом воззрился на Патрика. Тот попросил у него телефон.

-Здравствуйте.

-Кто вы?

-А вы?

-Можете звать меня Итан Дронов.

-Чего вы хотите?

-Ничего. Я просто существую.

-Кто вы?

-Зачем вам мое имя? Вы же хотели поговорить со мной. Я здесь.

Кирилл зажал рукой мембрану:

-Патрик, это он. Поговорите с ним! Штейн взял у него из рук трубку.

-Алло.

-Это вы, Патрик?

-Да.

-Вы искали меня?

-Я делаю о вас материал.

-Благодарю за оказанную честь.

-Признаться… - Патрик помолчал. – Я не верил, что вы существуете.

-Это не страшно. Многие в это не верят.

-Так вы существуете?

-Вы же со мной разговариваете. Обычно меня видят, когда предстоят какие-то катастрофы.

-И какую же катастрофу вы имеете ввиду?

-На том шоссе, где тот человек видел меня…. Завтра вечером там произойдет авария.

-Откуда вы можете это знать?

-Я даже знаю, что вы держите сейчас в руке. Четки. Все так?

Патрик с ужасом воззрился на свою руку, в которой и вправду в этот момент вертел в руках религиозный атрибут.

-Что вы еще можете сказать?

-Что прямо сейчас вы встали и нервно ходите по комнате.

Патрик в страхе отшвырнул телефон в угол. Он и вправду начал метаться по дому.

-Прошу прощения, - Штейн посмотрел на супругов.

-Ничего, - тихо сказала Лиза. – Мы понимаем.

-Что он сказал?

-Сказал, что завтра вечером на шоссе, где вы его видели, произойдет авария.

-Не может быть! – вытаращил глаза Кирилл. – Ему – то откуда об этом знать?!

-Понятия не имею, - честно развел руками Патрик. – За что купил, за то и продаю.

-Ну и вечерок, - вздохнула Лиза.

-Простите, что отнял у вас время, - Патрик надел пальто и направился к двери, - пожалуй, мне нужно немного прийти в себя и отоспаться. Я навещу вас завтра.

-Конечно, заходите!

Патрик вошел в вестибюль гостиницы, украшенной гирляндами. У него самого на душе совершенно не ощущалось предстоящей новогодней атмосферы. Скорее ему было противно и тяжко. Он прошел к себе в номер, запер дверь на ключ и, не раздеваясь, улегся на кровать. Спать не хотелось. Он лежал на постели, смотря в потолок и думая о своей жене. Ему было больно оттого, что она не понимала его. А еще он понимал, что ему трудно ей доверять.

Луна осветила его хмурое лицо. Патрик подложил под голову подушку и погрузился в воспоминания. Вот они только познакомились. Он помнил, как смотрел на нее и понимал, вот она – женщина всей его жизни. У них случались и конфликты и недопонимания, как и у любой пары, но он всегда знал, что они все смогут преодолеть. Ему искренне хотелось верить, что и вопрос продолжения отношений с этими токсичными подругами тоже однажды будет закрыт раз и навсегда.

Утром он проснулся в гораздо более приподнятом настроении. В окно прорывались лучи холодного декабрьского солнца. В комнате было светло. Патрик совершил традиционные

утренние процедуры и спустился вниз, где уже был накрыт завтрак. Хозяйка гостиницы суетилась на кухне.

-Что вы будете? – спросила она, обернувшись на Патрика.

-О, не утруждайте себя! Кофе и творожная запеканка меня вполне бы устроили.

Пока женщина возилась с запеканкой, Патрик открыл Интернет. Одной из основных новостей было интервью клирика собора Города. Священник призывал не верить во всякую мистику. Патрик узнал его контакты и связался с ним.

-Отец Павел? Вас беспокоит Патрик Штейн, журналист. Не узнали меня? Эх, хорошо, быть мне богатым…. Скажите, я могу к вам подъехать, поговорить? По поводу этих странных происшествий в городе. Когда? Да, если возможно, прямо сейчас, меня завтра уже не будет в городе. Можно? Отлично, еду!

В этот момент перед Патриком опустилась тарелка с запеканкой. Которую он с удовольствием скушал.

-Никогда вкуснее ничего не ел! – облизываясь, словно довольно кот, заявил он хозяйке. И про себя добавил: «Хотя моя жена все равно готовит лучше, чем ты, старая образина».

До нужного ему храма он добрался пешком, благо навигатор осведомил его о том, что до него было всего тридцать минут пешим ходом. Патрик покинул пределы домиков и оказался в городской части. Уворачиваясь от трамваев, он добрался до церкви. Его узнали. Видимо, здесь тоже читали его материалы. Вскоре к нему вышел отец Павел.

-Давайте устроимся в трапезной, там нам будет удобнее, - предложил священник.

Они прошли в трапезную.

-Я заранее знаю, с чем вы пришли, - сказал он. – Поверьте, мне нечего добавить к тому, что я уже сказал «Самаре 24». Я не верю во всю эту чушь со светлячками. И вам не советую. Верить нужно в Бога.

-Кто ж спорит, - вздохнул Патрик. – Но люди же говорят.

-Пусть говорят, - махнул рукой отче. – Знаете, передача есть такая? Малахов ведет.

-Уже Дмитрий Борисов, - машинально поправил его Патрик.

В зал вошла женщина с подносом, на котором дымились две кружки чая.

-Угощайтесь, Патрик, - проявил радушие священник. – Кстати, все хочу узнать у вас лично, а почему вас так необычно назвали?

-Моя мама очень любит актера Роберта Патрика. Ну, того, что в «Терминаторе» за подростком гонялся.

-А, понял.

Патрик отхлебнул из чашки.

-Вас что-то тревожит? – проницательно спросил священник.

-С чего вы взяли?

-Ваш вид говорит мне об этом.

Патрик сделал еще глоток и отодвинул чашку от себя.

-На самом деле я здесь не только для того, чтобы сделать репортаж. Возможно, мне нужно разобраться в себе.

-Вас что-то тревожит?

-Многое. Например, я уже довольно давно сменил профиль своей деятельности. Никогда до этого я не писал о религии, но с тех пор, как эта тема стала представлять для меня, скажем так, определенный интерес, я повернулся к ней лицом. Судя по всему, мои публикации о Боге имеют успех, мне хорошо за них платят. Приехав сюда, я пока сосредоточился на более светских темах, но, тем не менее, и о Православии не забываю – из Москвы мне частенько заказывают статьи. Но вот что я обнаружил, отче: читателям и подписчикам моего блога гораздо интереснее знать, как проходит моя семейная жизнь, кто моя жена и так далее. Они даже ходят в ее соцсети. Меня это приводило в неописуемую ярость каждый раз, когда я узнавал о подобных случаях. Однажды мое терпение лопнуло, и я перестал вести блог.

-Я знаю, я был подписчиком вашего блога, - тихо сказал отец Павел.

-Что вы говорите…. Но дело в том, что в душе я чувствую, что как будто отказался от своего призвания. Ведь как там, у классика – «если звезды» и так далее…. А я просто зарыл свой талант в землю.

-Вас только это тревожит? – проницательно посмотрел на Патрика священник. – Вряд ли вы стали бы так убиваться по поводу своего блога.

-Не только это…. Семейные сложности.

-Поделитесь, если хотите.

-Я давно не исповедовался…

-Может сейчас самое время?

-Вы готовы слушать семейные истории?

-Ко мне в большинстве случаев с таким только и приходят. Вы думаете, люди каются в чем-то возвышенном? Нет, у всех все земное.

-И вы не будете меня осуждать?

-Прошу вас, перестаньте думать, что Бог – это такой брюзга. Творец, который создал такую красоту вокруг нас, просто не может быть унылым и злопамятным. В этом я вас уверяю.

-С этим я и не спорю, - согласился Патрик. – С чего начать…. Однажды я просто понял, что внутри меня будто натянулась тугая струна. Она натягивалась медленно, не один месяц. И я довольно быстро, да что там, фактически сразу понял, что послужило причиной этому. Подруги моей жены.

-Так…

-Хотя, конечно, то, что между ними происходит сложно назвать дружбой. Она постоянно жалуется мне на них, рассказывает, как они…. Как бы это выразиться…. Возвышаются за счет нее. А когда мы поженились, эти словесные атаки стали сильнее. Вернее, в преддверии свадьбы я от нее слышал, что они, как и положено «лучшим подругам», сеяли сомнения относительно меня, советовали ей не переезжать из Москвы сюда. Ну, это как раз очень объяснимо – мы тут в своем болоте сидим, а ты куда собралась? Чем ты лучше нас? Я пробовал говорить с ней и не раз на тему того, что если ты сама все понимаешь, почему ты не разорвешь эти отношения.

-И как вы думаете, почему?

-У меня есть много ответов на этот вопрос. И неосознаваемое ей самой желание показать им, что я не хуже вас, вот у меня все в жизни сложилось. И страх – а вдруг я ее брошу, тут будет хоть кому утешить. Это как старая обувь – вроде уже и изношена и дырявая и в дождливую погоду вода заливается, а выбросить на помойку жалко – вдруг пригодится.

-Хорошая метафора, - улыбнулся священник.

-Соответствующая ситуации. Как нельзя…. Поймите меня, отче, я сам по своей натуре очень недоверчивый человек. Меня испортила жизнь. Слишком много людей мне делали больно, когда я подпускал их к себе очень близко. Всегда. Не было ни одного исключения. Это были и друзья и мои бывшие. Поэтому перед знакомством со своей женой я очень внимательно к ней присматривался. Вот знаете, один человек мне рассказывал, что перед свадьбой он нанял детектива, чтобы узнать информацию о своей будущей жене и ее окружении. Вы знаете, я его не осуждаю. А на каком основании он должен ей доверять? Просто так? С чего бы?

-Как я понимаю, конфликт на этой почве у вас не решен?

-Он может быть решен на данный момент, если моя жена хотя бы вживую не будет с ними видеться. Вы поймите, мы женаты не один год, у меня вся эта история уже сидит в печенках. Я устал и морально истощен. По своему складу я – эпилептоид. Э-э-э… Вы что-нибудь слышали об этой классификации людей по психотипам?

-Да, знаю, ее автор Личко, - кивнул священник.

-Так вот, мне важен по жизни контроль. Это не паранойя, не психическое отклонения. Это просто моя конституциональная особенность, если более научным языком говорить – акцентуация. Как истероиду нужны внимание и публичность, он не выживет без этого (попробуйте Киркорова хотя бы на недельку отправить на необитаемый остров без камер!), так и мне важно контролировать жизнь вокруг себя. Это не значит, что я совсем не люблю спонтанностей, я не имею ничего против взять и внезапно сводить супругу в кафе или отвезти куда-нибудь покататься на карусели. Но в целом, по жизни я теряюсь, когда а) не понимаю, что вокруг меня происходит и б) не имею возможности на это повлиять. Примерно, как с погодой сейчас – будет лед, и я начну злиться от бессилия, потому что объективно я повлиять на эту ситуацию никак не могу, льда я боюсь, ибо когда-то пострадал от него, поэтому вся моя тревога канализируется в гнев. Которым я щедро одариваю коллег, таксистов – в общем, любого, кто под руку попадется.

-Какой вы видите выход из ситуации?

-Если супруга согласится пока на то, что я предложил, мне уже станет легче. Я устал от этой ситуации. Я не тот человек, который смиряется перед обстоятельствами, я до последнего ищу

возможность, как их изменить. Этот вариант, на мой взгляд, устроит всех. И заодно даст возможность и время Наташе посмотреть, как эти… дамы себя поведут. И проявят. Изучив их за это время, я понимаю, что в принципе не надо им особо мешать, они еще сами покажут моей Наташе и как завидуют ей и как на самом деле к ней относятся. Она девушка умная, думаю, все увидит сама. И по тону сообщений, и по откровенности с той стороны, и по навязчивому интересу к личным вопросам. Это же все на поверхности.

-Вы правы, Патрик. А, кстати, что насчет самих этих женщин? Что вы о них думали? Вы их видели? Может, они вам как женщины нравятся?

-Ну, объективно, бабы красивые, это да. И по фигуре и по лицу. Но дело не в этом. Я ведь наводил справки в самом начале нашего знакомства по своим каналам о них. И люди, которые мне давали информацию о них, говорили то, что я и сам про них думал: «Это такие...». Кхм, мы в храме, материться нельзя. Да я это и сам видел по их лицам. Сами понимаете, любой мужчина таким подругам своей жены не обрадуется. А уж учитывая, их прошлое. И кстати…. Меня одна читательница упрекнула, что я плохо отношусь к разведенным женщинам. Ну, вышла у меня там одна статья. Я хотел бы пояснить – я отношусь к ним не плохо и не хорошо, просто если раньше моей первой реакцией на то, когда я узнавал, что женщина разведена, было – «Ой, какой ужас, как я тебе сочувствую!», то сейчас я просто говорю «угу» и начинаю выяснять, а почему развелась, каковы причины. Свою мысль дальше не развиваю, но сейчас для меня такой статус женщины представляет больше вопросов, нежели раньше.

В этот момент у Патрика зазвонил телефон.

-Извините, отче!

Он вытащил смартфон.

-Алло.

-Патрик, привет! Как ты? Мы тут совершенно спонтанно с Валерой в Самаре на неделю. Можно у тебя остановиться?

По лицу Патрика пробежала тень.

-Ну, давайте, - неохотно произнес он. – Когда вас ожидать?

-Мы сегодня вечером поедем в центральную часть города, вы же там живете, верно?

-Верно. Только меня самого до завтра не будет, я за городом по заданию редакции.

-Не проблема, твоя жена нас же впустит в квартиру?

-Впустит, я предупрежу ее.

-Ну, тогда до встречи!

-До встречи!

-Вот, кстати, отче, - Патрик отсоединился и убрал смартфон в карман, - звонила моя кума. Тоже в разводе. Есть сын. Знаете, почему развелись? Она бегала по митингам, ее несколько раз арестовывали, сажали в КПЗ. Муж не вынес этого. Я не знаю, почему развелись «подруги» моей

жены, но дружба замужней с разведенными – это такое себе. Примерно тоже самое, что одноногого и нормального. Это разный подход к жизни. Как и у холостяка и женатого. Вы погуглите, многие женщины сами такого же мнения, как и я. Чудес не бывает.

-В области мужского-женского да, я с вами согласен, не бывает, - сказал отец Павел.

-Я надеюсь, что мы сумеем решить эту проблему. Мне, так же как и ей дорог, наш брак. Мы оба должны уважать свои слабости. Например, я знаю, что она в силу сложного прошлого не доверяет мне до конца, ждет от меня подвоха. Может быть, боится, что я буду поднимать на нее руку. Мне понятны ее опасения. И в то же время, казалось бы, столько лет вместе, пора бы уже успокоится. Но я понимаю, что она НЕ МОЖЕТ. Она в этом смысле сломленная. Я про себя-то знаю, что руку не подниму, а как я могу ей это доказать? Никак. Так же и про мои опасения в отношении ее круга общения. Может, я умом и понимаю, что она не такая, как эти, но я НЕ МОГУ это преодолеть. Моя недоверчивость – это уже часть меня. Моей эпилептоидной структуры. Это как истероид, даже если себя хорошенько прокачает, не сможет полностью отказаться от внимания публики, так и я не сумею, не стелить себе соломку и полностью доверять просто ПОТОМУ ЧТО. И я благодарен Наташе, что она меня информирует заранее, во сколько будет дома и за многое другое. Уверен, и этот вопрос мы решим.

Патрик засмотрелся на часы.

-Простите, отче, слишком много времени отнял у вас. Ну, хотя бы, душу облегчил.

-Скажите, вы что-нибудь слышали про треугольник Картмана? – спросил священник.

-Да, конечно.

-Вы по отношению к супруге кто в нем чаще всего?

-Преследователь, судя по всему, - сразу, не думая, ответил Патрик.

-Я к чему это все…. А что если ваше такое желание рассказывать людям о духовных материях тоже связано с этим вашим качеством…. Ну, хочется побыть в роли, только уже в роли спасителя. Спасителя человечества. Не задумывались над этим?

-В последнее время задумываюсь, - признался Патрик. – И, обязательно, подумаю еще.

Кирилл возвращался домой из магазина, уставший и расстроенный. На работе его вновь отчитали, да еще и любимый ресторанчик, откуда он хотел принести домой еды, оказался закрыт. Это был явно не его день. Он шел, засунув руки в карманы и проклиная свое руководство за то, что выдернули его трудиться в выходной.

"Шеф" № 20

Внезапно его взгляд приковался к фигуре, стоящей на другом берегу. Так получилось, что берег, на котором находился Кирилл, был выше, и он как бы смотрел сверху вниз на уже знакомое ему существо. Светлячок светил в темноте своими огромными красными глазами. Они какое-то время играли с Кириллом в «гляделки», затем таинственное существо медленно развернулось и пошло вдоль по берегу. Кирилл заворожено наблюдал за тем, как он растворяется во мраке ночи.

-Почему у тебя такой вид? – спросила Лиза, открывая ему дверь.

-Я опять его видел! – воскликнул Кирилл с порога.

-Кого? – не поняла Лиза.

-Светлячка! Набери мне Патрика, пусть придет сюда! Я ему расскажу!

Через несколько минут Патрик был у Кирилла и Лизы.

-Вы не поверите, но я снова видел его, - вздохнул Кирилл.

-Верю, - сказал Патрик. – За это время, что я здесь, мне многие об этом Светлячке рассказали.

-Теперь вы видите, что я не один сумасшедший?

-Я не называл вас сумасшедшим, - мягко сказал Патрик. – Я вижу, что происходит что-то необъяснимое. Я как раз здесь, чтобы найти этому необъяснимому объяснение.

Послышала мелодия телефона. Патрик зевнул и взял с полки смартфон.

-Алло.

-Патрик Штейн?

-Да.

-Меня зовут Айгуль. Я близкая подруга Ларисы Вилоновой, мамы вашего крестника.

-Та – ак, - напрягся Патрик.

-С прискорбием сообщаю, что час назад автомобиль Ларисы врезался в КАМаз. Она ехала вместе с сыном. Ребенок погиб на месте, Ларису доставили в больницу, где она и скончалась.

Патрика прошиб холодный пот.

-Где? Где это произошло?

-У вас там, в Самаре на одном из главных шоссе, которое ведет в пригород.

Патрик не дослушал ее. Он рванулся к двери, сорвал с вешалки пальто и понесся вниз. До дома Кирилла он домчался со скорости пули и принялся колотить в дверь. На стук вышел хозяин.

-Что случилось, Патрик? У вас такой вид?

-Кирилл, срочно отвезите меня на шоссе, где вы видели Светлячка. Пожалуйста!

-Что-то случилось?!

-Прошу вас!

-Ну, хорошо, едем. Лиза! Лиз, дай ключи от машины!

-Может быть, вы мне все-таки объясните, в чем собственно дело? – спросил Патрика Кирилл, когда они уже мчались по дороге в направлении шоссе.

-Мне только что позвонили по поводу моей кумы и его сына, - сбивающимся голосом ответил Патрик. – Они должны были приехать за мной, и мы бы вместе отправились к нам домой. Но по дороге они попали в ДТП. Прямо на этом шоссе.

-Все, как предсказывал Светлячок, - округлив глаза, произнес Кирилл.

Патрик как-то странно посмотрел на него, но вслух ничего не сказал.

Когда они были на месте аварии, там уже работали специально обученные люди. Глядя на обломки машины, Штейн почувствовал легкое головокружение. Его повели. Кирилл подхватил Штейна под руку.

-Вам плохо? Может быть, вызвать «Скорую»?

-Ничего не нужно, - слабым голосом произнес он. – Отвезите меня в Самару, пожалуйста.

Остаток пути они преодолели молча – Патрик не проронил ни слова. Он ехал, глядя в окно и пытаясь привести мысли в относительный порядок. Он специально попросил Кирилла высадить его не совсем у дома. Во-первых, чтобы тот не знал, где он живет, а во-вторых, чтобы пройтись. Вот так, пешим шагом, он и добрался до своей пятиэтажки.

-Ты решил вернуться на день раньше?.. Боже мой, что с тобой?! – воскликнула Наташа, открывая ему дверь.

-Где дети? – ответил вопросом на вопрос Патрик.

-Уехали в Москву к маме. Так ты скажешь, что произошло?! И где твоя кума с крестным?

-На том свете…

-Не поняла!

-Некоторое время назад они оба погибли в автокатастрофе.

Наташа побледнела. Патрик вымыл руки и прошел в гостиную. Не зажигая свет, устроился на диване и поджал под себя ноги.

Наташа застыла на пороге:

-Тебе нужно побыть одному?

-Нет, посиди со мной, - тихим голосом попросил он. – Мне нужно с тобой поговорить.

Она опустилась на край дивана.

-Как ты съездил? Как твоя статья? Получилась?

-Получилась… - глухо произнес Патрик. – Лучше бы ее вообще не было, этой статьи.

-О чем ты? Я не понимаю.

И тогда он рассказал ей всё. О том, как, впервые узнав, что она беременна, всерьез обеспокоился предстоящими расходами и понял, что нужно в самое ближайшее время достать крупную сумму денег. У него была вторая работа в Москве, этого хватало на жизнь, но на третьего ребенка хватило бы вряд ли. Он пошел к Ане и откровенно рассказал о своих проблемах. На что услышал в ответ:

-У нас начали падать тиражи. Найди мне такую тему и такой материал, чтобы меня проняло. Просто электричество по телу пошло. Тогда я повышу тебе зарплату, и, может быть, даже должность.

Патрик честно и долго размышлял над тем, про что бы написать. Мотался по городу, ночами пропадал в Интернете. Но в какой – то момент понял, что подходящей темы нет, и в ближайшее время не предвидится. Что ж, если информационного повода, его можно создать самому. Один таксист, подвозя Патрика на работу, поделился с ним легендой о том, что когда-то в Самаре, особенно в пригородной ее части, видели некое странное существо, напоминающее своей комплекцией гигантского светлячка. Существо обычно появлялось накануне каких-то масштабных катастроф. Зная суеверную природу сельских жителей, он, Патрик Штейн, решил использовать эту байку для того, чтобы сделать из нее сенсационную новость.

На «Авито» он заказал себе все необходимое для того, чтобы создать костюм Человека – светлячка. И в таком виде, объясняя Наташе свои ночные отсутствия внезапными командировками, начал появляться перед горожанами.

Его план сработал – люди поверили, что загадочный Человек – светлячок вновь здесь, чтобы предупредить о какой-то беде и принялись передавать истории о нем из уст в уста. Он быстро обрел славу и популярность. Теперь было с чем идти к Анне. Оставалось только провести два дня в этом Городе, опросить свидетелей, написать на основе их рассказов статью и дело в шляпе.

Поначалу и в Городе все шло как по маслу – Патрик заблаговременно записал на диктофон нужные реплики, обработал их через специальное приложение, а потом просто сымитировал этот звонок самому себе. Он знал, какие «предсказания» выдаст ему Человек – светлячок, поэтому «подыграл» ему (опять – таки самому себе), и всё прошло без сучка и задоринки.

Но как это обычно бывает, человек предполагает, а Бог располагает. В субботу вечером Патрику позвонила его кума и сообщила, что они завтра будут проездом в Самаре. Патрик согласился пустить их пожить пару дней у них. Но тут произошло страшное совпадение – случилась та самая автокатастрофа, которую якобы предсказывал Человек – светлячка. И в нее угодили его кума и крестник. Этого Патрик никак не мог учесть в своем плане. И оттого у него сейчас внутри все в прямом смысле разрывалось напополам.

-Да-а, - выдохнула Наташа. – Знала за годы брака, что от тебя всякого можно ожидать, но чтоб такого…

Патрик промолчал.

-Что ты намерен теперь делать?

-Пойду завтра в храм перед работой, закажу панихиду, - грустно ответил он. – Хорошо, хоть окрестить мальчика успели. Ушел из жизни со Христом.

Между ним вновь воцарилось молчание.

-Что решил насчет блога? Будешь возобновлять?

-Нет, - твердо ответил Патрик. – Я хочу служить Ему иначе. Тихо. Скромно. В миру. Если будет нужно, он меня прославит. Нет – Его воля. Но через соцсети миссия – не мое. Жизнью проповедовать – оно посложнее будет.

-Согласна с тобой, - кивнула Наташа.

Они вновь помолчали.

Патрик поднял на нее взгляд:

-Иди, я тебя обниму…

 Накануне Нового года Патрик Штейн сделал своей супруге предложение повенчаться.

Темы этой статьи
Еще по этой теме
Похожие статьи
Шеф № 21
"Шеф"- новый циклрассказов известногохристианского писателя С.Быструшкина. Анотация: "Зачем верить, когда знаешь?". Этот вопрос уже давно не дает покоя Патрику Штейну. Известный московский журналист, пережив клиническую...
"Шеф" № 19
"Шеф"- новый циклрассказов известногохристианского писателя С.Быструшкина. Анотация: "Зачем верить, когда знаешь?". Этот вопрос уже давно не дает покоя Патрику Штейну. Известный московский журналист, пережив клиническую...
"Шеф" № 18
"Шеф"- новый циклрассказов известногохристианского писателя С.Быструшкина. Анотация: "Зачем верить, когда знаешь?". Этот вопрос уже давно не дает покоя Патрику Штейну. Известный московский журналист, пережив клиническую...
"Шеф" № 17
"Шеф"- новый циклрассказов известногохристианского писателя С.Быструшкина. Анотация: "Зачем верить, когда знаешь?". Этот вопрос уже давно не дает покоя Патрику Штейну. Известный московский журналист, пережив клиническую...
"Шеф" № 16
"Шеф"- новый циклрассказов известногохристианского писателя С.Быструшкина. Анотация: "Зачем верить, когда знаешь?". Этот вопрос уже давно не дает покоя Патрику Штейну. Известный московский журналист, пережив клиническую...
Как стать христианином – Христиане.ру