Шеф №39

Шеф №39
Автор: Сергей Быструшкин, христианский журналист, писатель.
09.07.2023

"Шеф"-  новый цикл рассказов известного христианского писателя С.Быструшкина. Анотация: 

Шеф №39

"Зачем верить, когда знаешь?". Этот вопрос уже давно не дает покоя Патрику Штейну. Известный московский журналист, пережив клиническую смерть, был возвращён на Землю, но отныне Патрик - сотрудник Всевышнего, помогающего Ему спасать души людей для Вечности. Не выдержав жизни с таким человеком как Патрик, от него уходит жена, он вынужден постоянно врать близким, как-то объясняя свои внезапные отлучки. И как же жить человеку, который даже не может спокойно согрешить, зная, что за каждый грех предстоит давать ответ, и чья работа - твои страсти?"

«Катавасия»

(Посвящение Константину Быструшкину)

   Олег испытал странные чувства, когда пересек порог гостиничного номера. Когда-то он уже бывал здесь, но сейчас всё вокруг выглядело по-другому. Обои поменяли, потолок перекрасили, даже окна заменили. Да и вообще всё было не похоже на то, каким он запомнил санаторий в свой прошлый приезд.

   -Располагайся! – произнес за его спиной отец.

   Он бухнул тяжелую сумку на ковёр и прыгнул на кровать.

   -А мама где? – спросил Олег, нерешительно маясь у двери.

   -На лавочке внизу сидит, воздухом дышит. Скоро поднимется. Можешь тоже пройтись пока мы вещи разбираем.

   На мгновение Олегу показалось, что он всё ещё спит, а телом находится в своей постели. Но нет – он бодрствовал, а напротив него тянулись длинными рядами деревья на фоне изумительно красивого заката. Ночную тишину нарушали  лишь чьи-то рыдания. Мальчик поднял голову и осмотрелся. Вдали от него двигался в сторону дороги какой-то силуэт. Явно женский. Дама шла явно со стороны моста над рекой. Вскоре шаги стихли. Ему хотелось задержаться в этом мгновении, как тогда,  он так же сидел на этом берегу и смотрел на речку. Но время клонилось к десяти вечера, и пора было возвращаться в номер. Его дожидались родители.

   Когда он открыл дверь,  Наташа крикнула из комнаты:

   -Ты что-то припозднился! Загулял?

   -Да, - признался Олег, сбрасывая ботинки. – Воздух отличный, природа, тишина. Вот меня и разморило на солнышке!

   -Обалдел что ли! – воскликнула Наташа. – Какое солнышко, одиннадцатый час!

   -Да это я образно!

   -Образно! Давай лучше чаю попьем, зря, что ли из столовой пёрли зефир!

   Пройдя в комнату, мальчик обратил внимание на то, что чайник только что вскипел. Мама принялась разливать чай по заранее приготовленным для такого случая пластиковым стаканчикам. В голове мелькнула мысль, как бы они не лопнули от кипятка, но чай был уже налит, а потому думать об этом смысла больше не имелось.

   -За то, что мы сюда выбрались! – провозгласила Наташа и чокнулась с мужем чаем. – Спасибо любимому муженьке, вывез свою семью в санаторий!

   Муж скромно потупил глаза.

   -У нас вон и на работе спрашивали коллеги друг друга: «вы поедете куда-нибудь на майские?». «Ой, а вы поедите, нет?». И я такая гордая говорю: «Да! Нас с детьми муж везет на три дня в санаторий за город». Они такие: «Вы едете в санаторий?! Ну, надо же! Как круто! Спасибо тебе, Патрик».

   Патрик почувствовал, что его переполняет гордость. Это не укрылось от внимания Наташи.

   -Смотри, аж зарделся весь! Да, да, смотрите, я вывез семью за город, я молодец!

   Патрик не дал ей закончить подтрунивания над ним, зажав рот поцелуем. Неловкая ситуация была благополучно сглажена.

   -Всё-таки хорошая была идея разделиться, скажи? – продолжил Патрик, когда сын ушёл к себе в номер. – И я сейчас не только о том, что мы сняли для Олега отдельный номер.

   -Конечно! – подхватила Наташа. – А то бы сейчас все перессорились, все были бы друг другом недовольны. А так мы после ужина втроем прошлись, потом мы с Олегом в номер пошли, а ты ещё погулял. Вон даже и вздремнул немного на берегу.

   В ответ Патрик лишь рассмеялся.

   Спать они легли поздно – около полуночи. Вернее, легли-то они гораздо раньше, но уснули попозже. Патрик долго смотрел на Ю-тубе обзоры про любимые фильмы, а Наташа читала. Один из обзоров был на известный детективный фильм, и ему немедленно вспомнилось, как он сам в детстве любил играть в сыщиков. Юношеский интерес трансформировался в то, что Патрик пытался даже поступать в школу милиции, но с его аттестатом шансов у него было немного. А с физической подготовкой тем более. Поэтому только и оставалось, что удовлетворять свой интерес к сыщицкой деятельности многократным просмотром «Улиц разбитых фонарей», «Глухаря», «Каменской» и других образцов отечественной криминальной продукции.  

   Олег в это время ворочался на постели у себя в номере. Он тоже любил детективы, но в данный момент его разум был занят мыслями о Нике. Ну почему он тогда с ней не поговорил? Почему не попробовал настоять на своём? Может быть, они сейчас бы были вместе. Он много раз представлял их возможный диалог в тот раз. И в каждой женщине, с которой встречался, видел только ту. Единственную.

   В дверь постучали.

   Олег приподнялся на постели.

   -Кто там?

   -Сын, открой, это я.

   Олег нашарил в темноте тапочки и поплелся в прихожую. Патрик вошел в номер.

   -Позволишь присесть?

   -Пап, ты на часы вообще смотрел?

   -Да ладно, а то я не знаю, что не спишь.

   -С чего бы это?

   -Вижу, как тебя крутит. Всё вспоминаешь ту девушку?

   Олег промолчал.

   -Вспоминаешь, - констатировал Патрик. – Понимаю тебя. Но так вышло. Уже ничего не исправить.

   -Скажи мне, зачем твой Бог сводит людей, чтобы они страдали? – задал вопрос в лоб Олег.

   -Он такой же мой, как и твой, - парировал отец. – Вот сам у Него и спроси.

   -Как это?

   -Ну, Он же всегда рядом. И здесь сейчас с нами. Я уйду, поговори с Ним. Но очень не советую тебе предъявлять Ему претензии. Поверь мне, я знаю, что Он всё делает не просто так.

   -Да ну… - со скепсисом посмотрел на отца Олег.

   -Ну, смотри, - вздохнул Патрик. – Так было и со мной и в жизни близких мне людей. Кто бы мне мог сказать пару лет назад, что я буду говорить с людьми о Боге, тем более, служить Ему, я бы решил, что они свихнулись.

   -Ну, про тебя всё понятно – у тебя была клиническая смерть, после такого многие к Богу приходят.

   -Поверь, я действительно общался с Ним.

   -Вполне верю. Только мою проблему это не решает.

   -А в чём твоя проблема? В том, что мы некоторое время назад съездили в санаторий, тебе понравилась девушка, ты потом пытался в Москве через знакомых разыскать её, в итоге нашёл, но она тебя отшила. В чём катастрофа?

   -Мне тебе объяснять нужно?  В том, что у нас ничего не вышло.

   -А может быть, это и к лучшему? Мы же не знаем Божьих планов.

   -Да что ты заладил – «Божьи планы, Божьи планы»! – разозлился Олег. – Тоже мне, проповедник выискался.

   -Скажи, сынок, ты знаешь историю с матерью Кондрата Рылеева?

   -Нет.

   -Не знаю, правда это или нет, но случай поучительный. В общем, одного революционера поймали и приговорили к казне. Убили. А незадолго до его появления на свет матушке этого самого Кондратика было видение. Уж очень ребёночек у неё в животике беспокойно себя вёл, подозревали, что там и помрёт. А мамаша испугался, что малыш мёртвым родиться и ну молиться. Ну, вот ей явился Всевышний и говорит: мол, Я могу сделать так, что он выживет, но знаешь, что будет? И показал всю эту историю с казнью.  «Может лучше, как я задумал, он умрет?» А мать стоит на своем: нет, оживи и всё тут! Ну, Бог сделал, что она просила. И всё кончилось казнью.

   -Лучше бы ты мне этого не говорил, - нахмурился Олег. – Что же это за Бог у нас тогда, если Он не властен над собственным творением?

   -Разве ты не слышал о том, что Бог уже создал камень, который Сам же не может поднять?

   -Давай не будем говорить о камнях.

   -Давай не будем. Я просто пытаюсь сказать: не живи прошлым. Отказываясь от настоящего, ты наносишь оскорбление Богу за то, что не ценишь настоящее.

  Когда Патрик вышел из номера, Олег растеряно посмотрел на икону на прикроватной тумбочке. 

   -Значит, ты хочешь, чтобы Я дал тебе возможность ещё раз перед ней поныть? – услышал он голос. Голос шёл как будто бы от иконы и в то же время звучал как будто бы у него в голове.

   Олег вздрогнул, но постарался сделать вид, что этот голос его нисколько не удивил:

   -Как будто от того, что я хочу, что-нибудь изменится?

   -Кто знает, - голос зазвучал ещё ближе так, словно его Обладатель подошёл к Олегу вплотную. – Вопрос в другом. Ты понимаешь, что у всего есть свои последствия?

   -О чём ты?

   -То, что ты просишь, весьма проблематично. Я мог бы в качестве исключения предоставить тебе возможность попробовать ещё раз. Что-то вроде сна наяву. Но, предупреждаю, увиденное может тебе не понравится. Последствия могут оказаться необратимыми. Когда вмешиваешься в прошлое, события могут пойти совершенно не так, как ты того ожидаешь.

   -Не пугай, - рассердился Олег. – Если можешь помочь – помоги.

   -Так хочешь её увидеть? – с сочувствием спросил голос.

   -Безумно.

   -Хорошо. Хозяин-барин. Но не гневайся потом на Меня.

   -О чём ты? Ничего же не изменится.

   -Изменится… - загадочно пообещал Голос.

   После этого перед глазами Олега всё закружилось, будто он побежал стометровку.  В этом вихре мелькали знакомые лица, слышались известные ему голоса. В какой-то момент всё успокоилось. Олег стоял посреди улицы неподалёку от своей школы. Из неё как раз выходила симпатичная девушка в полупрозрачной кофте и… он сам!

   -Ты не забудешь потом мне вернуть книжку? - спрашивала его она. - Мне тоже нужно будет подготовиться.

   -В понедельник отдам, - пообещал Олег.

   -Вот здесь я и живу, - Элина остановилась перед высоким домом. - Зайдешь?

   -Зайду.

   Они поднялись на лифте на шестой этаж. Элина принялась отпирать тамбурную дверь.

   -Подожди меня здесь, - бросила она Олегу и скрылась за ней.

   Ему ничего не оставалось, как только слоняться вдоль лифта и окна. Наконец, появилась Элина.

   -Вот книжка. Занимайся.

   Она чмокнула его в щеку и ушла. Олег вызвал лифт. Впереди предстоял день зубрёжки, разбавляемый беседами с бабушкой и вечерним контролем со стороны отца с матерью, которые пришли из гостей, и казалось бы, должны были не вспоминать об экзаменах. Но нет.

  Ника Круглова посмотрела на свое отражение в зеркале, набрала в ладони воды и брызнула на него. «Какая же ты стала толстая! – с отвращением подумала она. – Нужно немедленно худеть!». Выйдя из туалета, она сняла с вешалки сумку и покинула здание.

   Во дворе курили ее коллеги.

   -Домой, Никуль? – крикнули они.

   -Да!

   -Хочешь, мы тебя проводим?! -  с готовностью двинулся к ней один из них.

   -Да нет, уж, спасибо, я сама.

   Она шла по дороге вдоль поля, где паслись лошади, размышляя о своем. Стоял июнь, световой день начнет убавляться только через неделю, и сейчас темнело очень поздно. Небо было безоблачным, легкий летний ветерок колыхал верхушки деревьев, и создавалось ощущение, что они танцуют. Вдали лаяли местные собаки, которые охраняли старый обшарпанный домик на пути к КПП. Обойти их было никак нельзя, и Ника каждый раз внутренне боялась, что ее покусают. Но в этот раз она была слишком погружена в свои размышления, чтобы обращать внимание на псов.

   Уже прошло две недели с тех пор, как они расстались с Захаром. Ей так нравился этот молодой, уверенный в себе молодой мужчина. Немного странный правда – ходит все время на какие – то собрания, любит говорить, что знает точную дату какого – то квантового перехода, но такой симпатичный и чувственный. Ради этого можно было простить ему все его странные увлечения. Тем более, что она однажды раз и навсегда пресекла разговоры на эту тему, и больше они с Захаром ни о каких квантовых переходах не разговаривали.

   Ника завернула за угол и стала спускаться вниз. Собаки мирно дремали в своих конурах, и она постаралась их не разбудить. В конце концов, может быть и к лучшему, что они расстались. Несмотря ни на что, они очень разные. Вон и друзья говорили, что им не быть вместе. Ну, умом – то это понимаешь, а попробуй объяснить сердцу? Ну и что, что он там верит во всякий бред? В остальном – то нормальный. Да и начитанный. Всегда было, о чем поговорить с ним. Ника сама по жизни мало читала, и поэтому ей было интересно все, о чем рассказывал ей Захар.

   Она подошла к шлагбауму, кивнула охранникам и вышла за территорию. Автобус еще не подошел. Девушка стала прогуливаться туда – сюда перед остановкой, продолжая размышлять об их отношениях с Захаром. Точнее, о том, почему они закончились. И можно ли еще что – то исправить. Вполне возможно, что во всем виновата эта его секта. Он уже неоднократно ей говорил, что члены его, так называемого братства недовольны его выбором. Мол, девушка ненадежная, распущенная какая – то, курит, в Бога не верит, зачем ему такая. Бросай ее, а мы тебе подберем получше. Да, скорее всего, именно из – за них Захар ее бросил.

   Из – за угла показался автобус. Ника решительно повернула налево и поспешила между домов. Она хорошо знала адрес, по которому находилась организация, задурившая голову ее возлюбленному. Сейчас она им покажет!  Она потребует от них, чтобы они отпустили Захара. Хотят людям голову морочить – это их право. Только пусть от ее близких отстанет.

   Она шла очень быстро, и с каждым шагом уверенность внутри нее крепла…

   В это же время Олег находился в салоне автобуса. В нем было душно, еще хуже, чем на улице. Не спасало даже то, что все окна были нараспашку. Как назло, они еще попали в пробку, и дышать было совсем нечем. Пожилые женщины на задних сиденьях обмахивались старыми газетами и мятыми журналами. Молодежь обливалась минералкой.

   Но самое впечатляющее было то, что Олег видел себя вместе с каким-то дедушкой. Это не был его родной человек, а какой-то посторонний мужчина.

   В очередной раз, с тоской посмотрев в окно, Олег (условно назовём его Олег из прошлого) сказал пожилому мужчине (будем звать его Славой):

   -Во попали – то!

   -Да не говори, - вздохнул он. – Сейчас еще часа два будем до метро добираться.

   -Слушай, мне кажется, при таком раскладе мы в Москве просто сдохнем, - заметил Олег. – Я тут собираюсь на недельку выбраться в Подмосковье. Не хотите с бабушкой со мной?

   -Можно, - кивнул Слава. – У меня сейчас никаких особенных дел нет, могу тоже в отпуск попроситься. А когда бы примерно ты хотел поехать?

   -С первого числа.

   -Отлично! – хлопнул в ладоши Слава. – Слушай, тогда давай сейчас заедем к нам, поужинаем, потому что надо с Верой все это обсудить, она сложная на подъем, а вдвоем нам проще будет ее уговорить. И сразу после этого я тебя отпущу домой.

   -Договорились.

   Пробка медленно, но верно рассасывалась. Вскоре они уже подъезжали к метро. Сорок минут у них ушло на то, чтобы добраться до дома. Жена Славы Вера уже накрывала на стол. Они решили не задергивать шторы (дедушка и бабушка Олега жили на первом этаже и по вечерам отгораживались от внешнего мира занавесью) и не включать свет, а посидеть в полумраке в гостиной.

   -Чтоб интимнее было, - прокомментировал Олег.

   Олег из будущего примостился на уголке дивана. На него никто не обращал внимания, будто он был призраком. Хотя, по сути, он им и был.

   Когда отзвучали главные тосты, и первый голод был утолен, Олег из прошлого обратился к присутствующим:

   -Господа, я с первого числа на семь дней хотел бы покинуть пределы нашего жаркого города. Приглашаю вас присоединиться ко мне.

   -А куда ты хочешь поехать? – спросила Вера.

   -О, место прекраснейшее! Всего сорок минут на машине и час на электричке. Деревня Березово, это в городе Есенино. Там санаторий «Зеленые березы». Я там отдыхал в прошлом году. Великолепный воздух, большая территория, то – есть гулять точно будет где. Комаров почти нет, это тоже плюс, согласитесь.

   -А как там насчет… - Слава сделал характерный жест пальцами.

   Жена ткнула его в бок:

   -Ты молчи, тебе лишь бы выпить, только одно и знаешь!

   -Насчет этого не волнуйся, - поспешил успокоить его Олег. – Там есть бар. Правда его рано закрывают, по – моему в полседьмого, но ведь ничто не мешает заранее купить бутылки и все необходимое и отнести все это в номер.

   -Я вам куплю! – погрозила им кулачком Вера.

   Слава обнял ее за плечи и поцеловал в щеку.

   -Не волнуйся, дорогая, мы пошутили. Ты же знаешь, с моим здоровьем много не выпьешь.

   -Конечно, пошутили! – поспешил поддержать дедушку Олег. – Тем более, мы же не пить туда едем. Кстати, там отличный медперсонал на случай чего.

   -Я учту.

   -А как там с питанием? – спросила Вера. – А то мы были в одном санатории, там так отвратительно кормили, что мы даже уехали раньше того, как окончилась путевка.

   -С этим тоже все в порядке, - улыбнулся Олег. – Кормят там на убой.

   -В смысле съел – и привет ромашке?

   -В смысле – вкусно, и хочется добавки. Да что я тебе говорю, почитай отзывы на форумах. В процентном соотношении, положительных гораздо больше, чем отрицательных.

   -Почитаю, - пообещала Вера.

   -Ну, так что, господа, я могу считать, что я вас уговорил? Потому что нужно что – то решать, как – то определяться…

   Вера и Слава переглянулись.

   -Считай, что уговорил, - вздохнула Вера.

   -Вот и отлично! – Олег поочередно чокнулся сначала с ней, потом со Славой. – Тогда к понедельнику у нас будут три путевки!

   В этот момент электронные часы на тумбочке погасли. На кухне пискнула микроволновка.

Шеф №39

   -Чего это? – спросил слегка захмелевший Слава.

   -Свет отключили, - пояснил Олег. – Придется вам, ребята, мыть посуду в темноте.

   -Ни фига, я сейчас электрика вызову! – разгорячился Слава.

   -Его и без тебя вызовут, успокойся, - осадила супруга Вера.

   Она собрала со стола пустые тарелки и осторожно, стараясь ни обо что не споткнуться и ни на что не налететь, прошествовала на кухню. Слава встал, включил радио.

   -Ты что, решил дискотеку устроить? – спросил наблюдавший за ним Олег. -  В такой темноте?

   -А дискотек при свете не бывает! – задорно ответил дедушка. – Это нонсенс!

   Выкрикнув это слово, он начал отчаянно размахивать руками, как будто плывет, под песню Игоря Корнелюка «Пора домой». Усмехнувшись, Олег продолжил налегать на бутерброды.

   Уехал он от дедушки с бабушкой около десяти часов – они попросили побыть его с ними до прибытия электрика. В качестве оказания моральной поддержки. Он им ее и оказал. А потом поехал к себе. Олег из будущего неотступно следовал за ним.

   Выйдя из метро, он дворами добрался до своей пятиэтажки. Они тоже жили на первом этаже. Свет в окнах его квартиры не горел. «Куда это мои ушли на ночь глядя?!» - занервничал про себя Олег. Он толкнул подъездную дверь, вошел внутрь и долго стучал в дверь собственной квартиры. Ему никто не открыл.

   Выйдя из подъезда, Олег взгромоздился на приступочек и заглянул в окна кухни. В квартире было темно. Родители куда – то явно ушли. Но почему они не поставили его в известность? Он спрыгнул, переместился под окна спальни и несколько раз энергично постучал по стеклу. Ответом ему была тишина. Странно. Он перебежал к окнам и гостиной и постучал в них. Тот же эффект. Очень странно…

   Он вернулся на исходную позицию. Ничего не оставалось, кроме как сесть на лавочку и приготовиться к длительному томительному ожиданию. Кто знает, куда они могли пойти. Может быть, поехали в ближайший супермаркет. А, может быть, решили прогуляться до лесопарка. Хотя нет, какой лесопарк, уже стемнело давно.

   Олег встал и решительно направился в сторону трамвайной остановке, сопровождаемый своим двойником из будущего. А вдруг они действительно в магазине, так хоть ключи у них заберет, а, может быть, заодно поможет им с сумками. Трамвая долго ждать не пришлось, и вскоре он уже входил в магазин.

   Но в магазине его родителей не оказалось. Олег обежал все отделы, но нигде их не встретил. Несолоно хлебавши он пошел на остановку. Уже была половина одиннадцатого. Вот где они могут быть так поздно?  Он уже начинал волноваться. В салоне было прохладно, и он невольно поежился. А может быть, не от холода, а от стресса…

   Выйдя на своей остановке, Олег зашагал по темному району, чувствуя, как его одновременно сковывают два чувства – волнение за родителей и злость на них. Почему было бы не взять с собой сотовые телефоны? Он неоднократно звонил им, но ни один, ни второй не отвечали на звонки. У отца он вообще оказался «временно недоступен». Может быть, они ехали в данный момент в метро и не могли подойти к телефону? Олег мог подобрать данной ситуации только такое объяснение…

   Возле дома он в который раз постучал сначала в дверь, затем в окно, после чего присел на скамейку и прикрыл глаза. Мимо него кто – то проходил, очевидно, жильцы. Некоторые бросали в его сторону подозрительные взгляды – мол, чего это на ночь глядя расселся под окнами? Никак, алкоголик. Так, разумеется, думали те, кто в темноте не узнавали в нем своего соседа, потому что Олег вообще мало пил, не курил и отличался исключительной порядочностью.

   Он уже почти совсем провалился в сон, когда его будто бы кто – то толкнул. Олег открыл глаза и увидел, что в окнах его квартиры загорелся свет. Он вскочил со своего места и вбежал в подъезд.

   На его рьяный стук дверь отворила мама. К удивлению Олега из будущего это была не Наташа.

   -Ты чего такой взволнованный? – спросила она.

   -А как мне не волноваться, если я два часа почти не могу узнать, где вы и как? – Олег прошел в квартиру и с силой захлопнул за собой дверь.  – Я стучал и в дверь и в окно – никакого эффекта. Думал, может ушли куда – то, проехался до магазина.

   -А мы заснули просто, - с виноватым видом произнесла мама, - и ничего не слышали.

   -Вот и я слышать ничего не хочу, - мрачно произнес Олег, вешая куртку на крючок. Через секунду ему стало стыдно, и он от души обнял маму. А чуть позже и отца, когда тот вышел из комнаты… Это был не Патрик. Олег из будущего в ужасе прислонился к стене. «Да что же это происходит?! - взволнованно думал он. – Бог, ты чего натворил?! Я на это не подписывался!».

   Так как ночевать ему предстояло на улице, он вышел из подъезда и с тоской опустился на лавочку. Отныне он мог проходить сквозь стены. Как призрак. Подобно воскресшему Христу. Кстати, о Христе.

   -Ну и что это?! – вслух сказал Олег. – И что это происходит?

   -Ты же хотел всё изменить, - зазвучал у него прямо над ухом хорошо знакомый ему голос.

   -О чем Ты? Всё стало только хуже!

   -Я хочу показать тебе, что малейшее изменение в Мой план приводит к катастрофе. Теперь ты рожден в семье у людей, которых никогда не знал. И Патрик Штейн не твой отец.  И ты совсем другой человек. Да, ты снова поедешь в этот санаторий, снова встретишь Нику через некоторое время, но это будешь уже не ты. И Ника будет другая.  Пока наблюдай, тебя никто не будет видеть. В те моменты, когда Я захочу, чтобы ты действовал, ты снова обретёшь плоть и кровь. Одним словом, Мне важно, чтобы ты воочию убедился, о чём ты Меня попросил.

   Голос умолк. Перед глазами Олега всё замелькало, как будто плёнку перематывали. Вот он видит, как он из прошлого приехал к бабушке с дедушкой вместе с родителями. Точнее, с мамой, потому что отцу нужно было по делам уехать на работу. Мама попросила сына и отца быть осторожными и постараться не вляпаться ни в какие истории. Оба славились тем, что где бы они ни появлялись, с ними вечно происходили порой курьезные, а порой и не очень случаи.

   Торжественно пообещав маме ни во что не ввязываться, дедушка отпустил их с женой в ванную постригаться, а сам вместе с внуком засел в спальне смотреть субботний концерт.

   -А вдруг, мы не сдержим обещание? – хихикнул Олег, разворачивая «Сникерс».

   -Но мы очень постараемся, - в тон ему ответил дедушка.

   Отец Дмитрий уже несколько дней как мотался по городу, выполняя различные поручения своего настоятеля – отца Юрия. На сегодня ему пришлось аж уехать в подмосковное Есенино для того, чтобы провести встречу в санатории «Зеленые березы». Встреча была организована местным православным клубом. Иерея порадовало, что пришло много молодежи. А то он уже устал рассказывать бабушкам о то, чего можно и нельзя есть Великим Постом. Хоть бы одна старая гадина спросила что – нибудь, например, о Шамбезийский унии.

   Когда собрание закончилось, к отцу Дмитрию подошел директор.

   -Виктор Владимирович Угольников, - представился он. – Спасибо, что приехали, развлекли наших отдыхающих.

   -Я не артист, - сухо ответил отец Дмитрий. – И приехал сюда не для того, чтобы давать концерт.

   -Ну, будет вам, батюшка, я не так выразился! – рассмеялся Угольников. – Не обижайтесь.

   -Да я и не обиделся…

   Он действительно не обиделся на него. Ему просто хотелось, как можно скорее отсюда уехать. Но не тут – то было.

   -Батюшка, а вы торопитесь? – хитро посмотрел ему в глаза Угольников.

   -Ну как вам сказать… - растерялся иерей. – А что такое?

   -Я хотел бы отблагодарить вас.

   -Это вы что имеете ввиду?

   -А пойдемте ко мне в кабинет.

   Он по – хозяйски приобнял иерейа и повел его к выходу. У него не было сил сопротивляться, и он покорно следовал тем маршрутом, который ему предложило местное начальство.

   Кабинет Угольникова оказался небольшим на два человека. Более того, он находился даже не в этом здании. До него пришлось идти около пяти – семи минут через лес. Кроме него, в кабинете сидела еще какая – то женщина, которую Виктор Владимирович, едва они вошли, сейчас же попросил «на время их оставить».

   -Коллеги, - вздохнул он, закрывая за собой дверь.

   -Ну и как же вы собираетесь меня отблагодарить? – спросил отец Дмитрий.

   -Да вы присаживайтесь, батюшка, в ногах правды нет.

   -Ее сейчас везде маловато.

   Отец Дмитрий присел на стул напротив Угольникова. Тот вытащил из шкафа бутылку коньяка и бахнул ее на стол.

   -Армянский, - подчеркнул он.

   -Ну и по какому поводу пьем? – поднял брови отец Дмитрий.

   -По поводу того, что вы приехали сюда, прочитали очень интересную лекцию, - Угольников уже откупоривал крышку.

   -Да вы – то откуда знаете, вы только к концу лекции подошли!

   -Неважно. Даже то, немного, что я услышал, произвело на меня впечатление. И потом…

   Он не договорил. Лицо его внезапно приняло очень озабоченное выражение.

   -Тут люди говорят, - как бы между прочим заметил иерей, - что в городе некая секта объявилась. Вербует в свои ряды доверчивых мальчиков и девочек, преимущественно молодежь. Все вроде бы невинно: по городу развешены объявления о том, что скоро будет очередной квантовый переход, нужно к этому подготовиться, некому человеку было видение от высших сил, приходите, все расскажем. Доверчивые мальчики и девочки приходят, их как следует запугивают, а после этого они начинают ходить на каждое собрание. Вы что - нибудь слышали об этом?

   Угольников дернулся и смахнул со стола бутылку. Отец Дмитрий подставил руку и в самый последний момент успел поймать ее.

   -Уф! – выдохнул иерей, вытирая рукавом рясы пот со лба. – Чего только не увидишь!

   -Вот собственно об этом, отче, - сказал Угольников, становясь серьезным, - я на самом деле и хотел с вами поговорить…

   В понедельник утром им предстояло ехать. Олег ждал их на вокзале. На такси решили не тратиться, проще и быстрее было воспользоваться электричкой. Пока Олег покупал билеты, Слава и Вера успели сходить в туалет. Вскоре все трое входили в вагон поезда.

   В поезде было душно и многолюдно. Правда, им посчастливилось занять места у окна.

   -Интересно, и куда это так много москвичей в понедельник рвануло? – хихикнула Вера, открывая свой любимый женский роман.

   -Из Москвы, Верочка, - ответил ей Олег. – Из Москвы.

   По вагону то и дело слонялись коробейники. Казалось бы, эпоху кризиса они не могли предложить каких – то изысков. Но русский ум и здесь найдет, как извлечь выгоду, и ребята старались каждый, кто как мог: один кричал о достоинствах сумки – рюкзака, которую он рекламировал, другая предлагала пирожки собственного изготовления. Наверное, в силу того, что было утро, и многие не успели или плохо позавтракали, пирожки шли успешнее.

   Олег дремал, положив голову на плечодедушки. Ему снилось, что он летит в самолете рядом с красивой мулаткой, которая ест шоколад и читает какой – то женский роман. Он периодически гладит ее по волосам, рассказывает ей что – то о себе, а она своим афроамериканским голосом говорит ему комплимент. Поезд резко остановился на станции Есенино, и он не успел досмотреть этот прекрасный сон. В это же время Олег из будущего сидел через несколько рядов от своего двойника из прошлого.

   Они сошли на перрон. Небо слегка потемнело.

   -Может быть, и дождь пойдет, - заметил Олег.

   -Дерьмо, а не мужик! – вызверилась на мужа Вера. – Просила же взять зонтик.

   -А он что? – улыбнулся Олег. – Не взял?

   -А он засунул его на дно чемодана, и если сейчас, вот прямо сейчас или через пять минут или через десять пойдет дождь, я вся промокну!

   Вся растрепанная и злая она подхватила чемодан и направилась к турникетам. Мужчины переглянулись и прошествовали вслед за ней. Вскоре они уже выходили на привокзальную площадь.

   -Та – ак, - сверился с расписанием Слава, - автобус придет через пятнадцать минут.

   -Ну, ё – моё! – разозлилась Вера. – Могли бы потратиться на такси, сейчас бы как белые люди домчались до санатория, так нет же, ты пожмотничал! Вот стой теперь здесь и дыши бензином!

   Слава счел за лучшее промолчать. Они и так за сегодняшнее утро уже раз пятнадцать поссорились, не хватало еще сцепиться из – за того, что он не заказал такси.

   На его счастье, автобус подъехал раньше срока, который указывался на табло. Они стали загружаться в салон. От вокзала автобус повернул налево, поехал по прямой вдоль типовых домиков, на первых этажах которых размещались магазинчики, супермаркеты, обувные бутики, салоны мобильной связи. Периодически домики перемежались высотками.

   В центре города «пылал» искусственный фонтан. От него в разные стороны уходили дороги. Автобус повернул налево, промчался вдоль строящейся многоэтажки и парка, проехал по мосту влюбленных, который был увенчан многочисленными замочками, остановился на нескольких остановках и развернулся у какого – то памятника. Далее он уже ехал вдоль деревенских домиков, полей, больших деревьев. Если судить по указателям, до пункта назначения оставалось совсем немного ничего.

   Наконец автобус проехал узкой дорожкой мимо деревеньки под милым названием Березово и вновь выкатил на широкую аллею. Слева мелькнула школа – вероятно, единственная на всю округу. Автобус пошел на круг, съехал вниз и лесом добрался до санатория. Уткнувшись в забор, он замер. Пассажиры стали покидать салон. Слава, Вера и Олег последними выбрались из автобуса.

   Охранник попросил их предъявить документы. После чего их пропустили на территорию.

   -Ничего здесь не изменилось, - блаженно улыбнулся Олег, озираясь по сторонам. – Как же я люблю это место!

   -Да, неплохо здесь, - согласился Слава. И посмотрел на супругу, - Дорогая, может быть, продлим еще на недельку?

   -Да мы и одной – то здесь не прожили! – рявкнула она на него. – А ты уже о второй думаешь.

   -Всё, всё, дорогая, молчу.

   Они дошли до Главного корпуса. До него было очень удобно добираться – по прямой и налево. Он представлял собой довольно широкое здание, объединенное со столовой. Симпатичная женщина в возрасте на ресепшн приветливо улыбнулась им.

   -Вы надолго к нам?

   -А это уж от вас зависит, - ответил ей улыбкой на улыбку Слава. – Если будет вот так радостно нас каждое утро встречать, то мы, может быть, и задержимся…

   -Я буду очень стараться…

   Когда все формальности были улажены, женщина дала им ключи от их номера. Мужчины подхватили чемоданы и вышли к Кате, которая ждала их на свежем воздухе.

   -А мы разве не в этом корпусе жить будем? – удивилась она.

   -Нет, - кряхтя, ответил Олег. – Наш номер в одном из тех домиков.

   И действительно – их разместили в двухэтажном длинном здании, похожем на вагон. Подобных ему зданий здесь было еще два – в них размещались приехавшие из Москвы дети с вожатыми. Обедали они так же, как и отдыхающие в одной столовой. В нее же ходили ребята из лагеря «Союз», что находился за забором.

   -А ничего номер у нас, - вздохнул Олег, ставя сумку на пол.

   Номер был хорошим, просторным, двухкомнатным. В одной стояла большая кровать и шкаф почти во всю стену. Оттуда же можно было попасть в ванную. В другой был телевизор, тумбочка, журнальный столик, раскладной диван и два кресла. Эклектично, но вполне уютно.

   Бросив вещи, они решили подремать. Так как на обед уже опоздали, можно было, как следует вздремнуть перед ужином…

   Отец Дмитрий пребывал в некотором замешательстве. Разговор с Угольниковым оставил у него неприятное чувство. Как будто бы его втягивали в какую – то игру, смысла которой он не понимал, но нутром чувствовал, что ему лучше в нее не вмешиваться.

   Когда Виктор Владимирович пришел в себя после истории с бутылкой, он признался:

   -У нас это не первый подобный случай.

   -Что вы имеете ввиду? – поперхнулся протоиерей.

   -Я сам здесь недавно. Меня Роман Васильевич своим заместителем сначала сделал, а потом поставил начальником всего этого, - в этот момент лицо Угольникова приняло такое виноватое выражение, как будто он был сам не рад, что все так получилось. – Поначалу все шло очень неплохо. Я освоился, персонал ко мне тоже привык. А тут вдруг до меня стали доходить слухи, что в санатории творится какая – то бесовщина. Особенно в триста сорок пятом номере. Мы его никому не сдаем.

   -А что там происходит?

   -Вещи по комнате летают, меняют свое положение щетки в ванной, телевизор вдруг загорелся. Ну, это ладно, еще можно было бы объяснить, но все остальное я никак в толк взять не могу. Это просто ужас какой – то, необъяснимый ужас!

   -А от меня – то вы что хотите, Виктор Владимирович?

   -Ну, вы же батюшка! Может быть, святой водой покропите, молитвы какие – нибудь специальные почитаете? Ведь нас закроют нафиг! У санатория уже и так репутация подмочена! Я слышал, что про нас в Интернете пишут – что у нас тут люди якобы пропадают. Ну, бред же!

   -Я вас понял, - кивнул отец Дмитрий. – Давайте мы с вами поступим так. Вы мне снимете номер, я поживу у вас, скажем, неделю, посмотрю, что тут у вас происходит. А дальше мы с вами совместно решим, как действовать дальше – потому что может быть это вообще окажется чей – то дурацкий розыгрыш.

   -Хороший розыгрыш! – воскликнул Виктор Владимирович. – Номер все время запер, а там явно кто – то живой находится!

   -Я вас услышал, - мягко осадил его протоиерей. – Скажите, вы верующий?

   Вопрос явно поставил Угольникова в тупик.

   -Ну а вы как думаете? – он показал на свой нательный крест.

   -Посты соблюдаете, причащаетесь?

   -Н – нет, - голос его дрогнул.

   -Нехорошо, - покачал головой отец Дмитрий. – Если бы всерьез веровали, знали бы, что без воли Божьей и волос с головы не упадет. То – есть не советую всерьез боятся всяких там бесов и прочей нечисти. Наверняка, все, что происходит в номере имеет логическое объяснение.

   -Странно это слышать от человека, верующего в рождение от Святого Духа, - вставил шпильку Угольников.

   Отец Дмитрий проигнорировал его слова:

   -Поселите меня в соседнем номере. Я попробую разобраться в том, что происходит.

   Угольников с готовностью снял трубку…

   И вот теперь протоиерей осматривал номер, который ему достался. Тот, в котором происходили всякие чудеса, он собирался изучить завтра, сегодня не хотелось. Предстояло поужинать, потом он планировал вечерний променад и пораньше лечь спать. Но сначала нужно было позвонить отцу Юрию.

   -Отец Юрий?

   -Да, слушаю тебя.

   -Вы благословите мне немножко задержаться здесь?

   -А что случилось?

   -Тут какие – то странные вещи происходят. В одном из номеров санатория летают вещи по комнате, меняют свое положение зубные щетки. Может быть, это люди выдумывают, может быть, сам хозяин в целях рекламы. Я думаю, нужно будет почитать молитвы, освятить его и все будет в порядке.

   -Пусть вызовут батюшку из ближайшей церкви.

   -Да здесь ближайшая церковь в соседнем городе! Вы что! Тут же глухомань! Так что я у вас прошу пару дней, так сказать, отгула.

   -Ну, Бог с тобой, отдыхай.

   -Отец Юрий, я не…

   -Да понял я, понял!..

   Хорошенько выспавшись, Слава, Вера и Олег отправились на ужин. Столовая была достаточно просторной, посередине тянулся ряд столов, на которых размещались блюда с салатами, рыбой, мясом, запеканкой и десертом. Вдоль окон можно было разместиться.

   Олег положил себе салат и немного мяса. Поставив все это на угловой столик, он подумал: «А не махнуть ли мне чайку?». Возле чайника нашлись и лимоны. Он положил себе две дольки и абсолютно счастливый вернулся за столик.

   -Приятного аппетита! – пожелал он остальным и стал вгрызаться в кусок мяса.

   Мимо него прошла симпатичная официантка. У нее были темные волосы, которые спадали ей на плечи. Она была чуть полновата, но эта полнота абсолютно ее не портила. Олег подумал о том, что был бы не против с ней познакомиться.

   -Ты не видишь, что у нее написано на бейдже? – спросил он у дальнозоркого дедушки.

   Тот напряг зрение:

   -Ника.

   -Красивое имя, - мечтательно произнес Олег, не сводя взгляд с симпатичной официантки. Которая в это время убирала со стола сварливого лысого мужичка предпенсионного возраста.

   Олег со вздохом отпил из чашки, взял лимон и откусил. После чего со злостью выплюнул вместе с чаем.

   -Чего такое? – озабоченно спросила Вера.

   -Какой – то лимон странный, - поморщился Олег. – Не жуется совсем.

   Вера не без брезгливости взяла дольку и осмотрела ее.

   -Да он бутафорский! – воскликнула она. – Такие для красоты кладут возле чайников! А ты его в чай положил!

   Расстроенный Олег отодвинул от себя чашку:

   -Попил чайку, называется.

   Между тем Олег из будущего с тоской смотрел на Нику, вспоминая свои ощущения в тот раз, когда впервые её увидел. Сейчас всё было по-другому. Он видел собственную жизнь, но в другом ракурсе. Ему казалось, что он сходит с ума.

   Ника слышала, что за угловым столиком кто – то чем – то возмущается, но у нее не было ни сил, ни желания вникать в суть дела. Оказалось, что офис секты, в которую заманили ее Захара, куда – то переехал. Она просто поцеловала дверь и ушла ни с чем. Захар, понятное дело, никогда не скажет ей, где они находятся. Придется разве что следить за ним. Да, это единственный выход.

   Завтра он должен приехать в «Зеленые Березы». Часа на два после учебы. Они собирались погулять, может быть, покататься на аттракционах. Как правило, по вторникам около семи у них всегда проводятся эти собрания. Вот она и проследит, куда он потом пойдет после встречи с ней. Ника несколько воодушевилась после того, как разработала хоть какой – то план действий.

   Она собрала всю посуду еще с одного стола и направилась в кухню. Повариха сегодня была не в настроении.

   -Опять копаешься? – гневно посмотрела она на нее. – Сколько можно?

   -Да я…

   -Что «да я»?! – передразнила ее повариха. – Все я должна за всех делать, как же это надоело! Держи чистые стаканы, неси в зал, быстро!

   Ника со злостью вырвала у нее из рук поднос и вылетела в зал. Коллега – официант жестом попросил ее, чтобы она была порасторопнее. Нику это окончательно вывело из себя, и она грохнула поднос на пол. Какая – то часть стаканов разбилась.

   На нее стали оборачиваться. Она наклонилась и стала собирать на поднос осколки.

   -Эмоциональная девочка, - прокомментировал Слава, с неодобрением глядя в ее сторону…

   Около семи утра Олег и Слава решили совершить утренний променад. Бабушку будить не стали, решили побыть вдвоем. Тихонько закрыв номер, они спустились и вышли из корпуса.

   Дородная женщина в зеленой униформе горничной со шваброй в правой руке бросилась им наперерез:

   -Прошу прощения, отниму пару минут вашего драгоценного внимания!

   Родственники переглянулись.

   -Как вы вчера заселились? Всем ли довольны? – спросила она.

   Олег вгляделся в надпись на ее бейдже: «Людмила Лункина, горничная».

   -А вчера вроде не вы нас заселяли, - одарил он ее улыбкой.

   -Это Лидка, сменщица моя, - махнула рукой Лункина. – Она заселить никого не может, кроме мух в варенье!

   И расхохоталась, довольная собственной шуткой. Братья снова переглянулись.

   -Да вы не обращайте внимания, это у меня юмор такой, - поспешила успокоить их Лункина. – Сморозю порой такое, что и самой стыдно. Ну, так как, вам нравится здесь?

   -Так мы же здесь не в первый раз, - ответил Олег. – По крайней мере, я.

   -Значит, все здесь знаете, где что находится, показывать, рассказывать ничего не надо?

   «Да даже если бы и надо было, я бы предпочел, чтобы это делала не ты», - подумал про себя Слава.

   -Нет, нет, что вы, - поспешил заверить он горничную. – У меня вот, надежный экскурсовод!

   Слава хлопнул внука по плечу.

   -Ну, я рада за вас, - улыбнулась Лункина. – А то тут столько работы…. Да, еще один вопрос. Вы мирные?

   Родственники в который раз посмотрели друг на друга.

   -А что вы имеете ввиду? – нахмурился Олег.

   -Я имею ввиду, что тут на прошлой неделе в ночь на субботу завалилась одна компания из Москвы, - Лункина оперлась на швабру как на трость. – Нажрались так, что аж из окон дым видно было. К облакам поднимался. Естественно, заблевали.

   -Кого заблевали? – оторопел Слава.

   -Все заблевали: и телевизор, и кресла, и диваны, и туалет. Я утром пришла – вонища! Алкоголь в воздухе стоит! Но я им спуску не дала. Я им сразу сказала: «Ребятки, вы тут наворотили, давайте решать сложившуюся ситуацию так – или вы мне возмещаете ущерб или я вызываю начальство, полицию, то – есть все по полной программе завертится». Разумеется, они предпочли первый вариант.

   -А вы хваткая, Людочка, - криво улыбнулся Олег. – Своего не упустите.

   Слава локтем толкнул его, давая понять, что пора сворачивать беседу.

   -Ой, вы простите, нам пора, - заторопился Олег. – Хотим прогуляться перед завтраком.

   -Идите, идите, конечно, - разрешила Лункина.

   -Цепкая дамочка, - прокомментировал Слава, когда они отошли от нее на почтительное расстояние. – Своего не упустит.

   -А то! – улыбнулся Олег.

   Они вышли на дорогу, по обеим сторонам которой росли широкие деревья. В воздухе пахло утренней свежестью, стоял легкий туман. Так хорошо и комфортно Олегу не было еще никогда. После московских проблем и суеты ему казалось, что он попал в рай.

   Они решили сходить на реку. На берегу в столь ранний час еще никого не было. Пожилые отдыхающие (которые преобладали в данном санатории) еще мирно спали в своих номерах. Но один человек на берегу уже делал зарядку. На вид ему можно было дать не больше шестидесяти. Время пощадило его роскошную белую шевелюру. И вообще он выглядел очень здоровым.

   -Не хотите ли искупаться, молодые люди? – крикнул он им издали.

   -Боимся замерзнуть! – улыбнулся Олег.

   -А зря, - сказал мужчина и показал им большой палец. – Вода отличная! Самое то! Теплынь!

   -Да? – скептически взглянул на реку Слава. – Ну, мы подумаем. Может быть, и искупнемся.

   -Да чего тут думать! – подначивал его мужчина. – Ну – ка ты, рослый, быстро разделся и в воду!

   Очевидно, он в прошлом был военным. Потому что Слава как – то резко послушался его – снял рубашку, джинсы и прыгнул с разбегу в воду. И поплыл.

   -Ну как вода? – опасливо крикнул с берега Олег, боясь, что его сейчас тоже заставят искупаться.

   -Ништяк! – доложил Слава, перебирая руками.

   -А теперь ты! – велел мужчина.

   Олег побледнел. И в этот момент из воды раздался вопль:

   -А – а – а – а – а!

   Мужчина и Олег подскочили на месте. Слава как – то некрасиво подпрыгивая на одной ноге двигался в сторону берега. Наконец, он достиг его. За ним по воде тянулся кровавый след.

   -Что случилось – то? – подбежал к нему Олег.

   -Я ногу пропорол! – ответил, морщась от боли, тот. – Там какой – то мудак бросил бутылку, и я об осколок ногой…

   -Поскольку в этом есть и моя вина, - сказал мужчина, - давайте я помогу довести его до медкорпуса.

   Вдвоем они взяли раненого под руки, набросили на него рубашку и повели прочь с берега. Когда мужчины передали его в заботливые руки медсестры, Олег спросил у него:

   -Вы, наверное, бывший спортсмен? Умеете убеждать заниматься спортом.

   -Нет, - рассмеялся тот. – Я просто стараюсь вести здоровый образ жизни. Я и когда холодно купаюсь.

   -А вот это не очень полезно, - заметил Олег. – Для здоровья.

   -Для здоровья много чего неполезно. Однако же…

   Олег понял, что лучше не спорить.

   -Давайте хоть познакомимся. Олег.

   -Александр Владимирович.

   Мужчины обменялись рукопожатием.

   -Вы надолго сюда?

   -Да нет, в воскресенье уедем.

   -А что так? Не нравится?

   -Да нет, просто с работы не отпустили на больший срок.

   -Понятно.

   -А вы на сколько?

   -А я на два месяца.

   -На два месяца! – поразился Олег. – Не надоест?

   -Не должно, - усмехнулся Александр Владимирович. – Чего мне, старику, надо? Свежий воздух, еда более – менее приличная да чтобы поговорить с кем было. И все.

   Из кабинета, прихрамывая, вышел Слава.

   -Ну, ты как?

   -Жить буду, но хромать какое – то время.

   -Ну, слава Богу!

   Отец Дмитрий проснулся поздно, чувствуя, как у него болит голова. «Это все бесы», - решил он, потягиваясь. Сегодня предстояло начать разбираться в истории с сектой. Без разрешения Угольникова, хотя бы устного, никто не разрешит ему поговорить с Ниловым, поэтому сначала надо будет зайти к нему. Вчера в суматохе они забыли обсудить этот момент, значит, обсудят сегодня.

   Столовая еще была закрыта. «Что ж, тогда пойду, навещу Угольникова», - решил отец Дмитрий и направился в сторону здания Управления. До этого уютного двухэтажного домика он успеет добраться до начала завтрака.

   На пути ему встретилась женщина, которая в компании двух мужиков, по виду явно такие же, как она любители заложить за воротник, пилила поваленное дерево. Отец Дмитрий уже успел вчера познакомиться с ней. Она как заправская командирша управляли ими, и чувствовалось, что у нее мужской характер.

   -Здравствуйте, работаете во имя природы? – окликнул их протоиерей.

   Командирша подняла голову, присмотрелась, замахала рукой.

   -Ах, это опять вы!

   -Узнали?

   -Ай, а во имя чего же? Я же не в столовой, не во имя вашего желудка. А во имя, да…

   «Класс!» – про себя оценил ее батюшка.

   -Вы просили у меня позавчера, чтобы я вам шарики продала.

   -Не позавчера, а вчера, - поправил протоиерей.

   -Вчера, ох! А я что сказала? Это счастье! Счастье не продают!

   -Да.

   -А мой сотрудник говорит: «А надо было предложить деньгу».

   -Класс!

   -А вдруг бы она от вас потекла… Хитрец! – она шутливо погрозила ему пальчиком. – Вы к нам приехали отдыхать?

   -Ну да, - не стал вдаваться в подробности отец Дмитрий.

   -Нравится у нас?

   -Ну, честно, да, - развел руками тот.

   -Правда?

   -Люди хорошие…

   -Да ла – адно! – отмахнулась Командирша. – Вот с людьми – то, как раз проблема!

   «Класс! – подумал  батюшка. – Это наша женщина».

   -Почему? – вслух спросил он.

   -Кормят только хорошо, да? – Командирша сделала вид, что не услышала его вопрос. Тем же качеством обладала и одна его прихожанка – говорить только свое и не слышать, что ей говорят другие.

   -Ну, кормят тоже не очень уже. Экономят. Говорят, забит полностью санаторий?

   -Да, да.

   -Ну, сейчас природа вам благоволит…

   -И вам тоже.

   -…сама природа, Подмосковье…

   -Класс!

   -…и в Турцию не надо ехать!

   -Вот поэтому и здесь. Хотя дороже.

   -А вы москвич?

   -Ну – у… - замялся отец Дмитрий, на ходу обдумывая, как грамотнее ответить.

   -Ближе?

   -Я гражданин Небесного Отечества. Должен сказать, здесь отдыхать дороже, чем в Турции.

   -Дороже чем в Турции? – поразилась Командирша. – А зачем же ездите?

   -А потому что нравится, куда денешься?

   -Ну, хорошо, я рада.

   -Да?

   -Рада видеть вас.

   -А я вас!

   -И будем из года в год дружить, - Командирша облокотилась на лопату. – Колкости иногда друг к другу проявлять, но.… С пониманием.

   Они помолчали.

   -Вот дерево упало, - она показала на лежащий на земле ствол.

   -Бывает.

   -Яблочки собираем для коней.

   -Всего вам доброго.

   -И вам отдыха доброго, отношений хороших с отдыхающими… и с персоналом, - она подчеркнула это слово.

   Тут напарник Командирши вручил ее три яблочка, которые срослись и образовывали собой букет.

   -Ой, какая красота! Три!

   -У вас как со слухом?

   -Плохо, - помрачнела Командирша. – Глаза режет, слезятся, шепелявлю…

   -Ну, это естественно…

   -Ну да, это понятно.

   -Это всё естественно.

   -Нет, нет, нормально, - заверил ее протоиерей.

   Перед Командиршей бухнули кучку веток.

   -Ой, сколько вы мне несете!

   -Впечатление хорошее произвели, очень хорошее! – подытожил разговор батюшка. – Так, господа, увидимся. С Богом!

   Но они уже были заняты уборкой территории, и им стало не до него…

   -Да, велика Вселенная, преткнуться негде… - вздохнул он, обернувшись на них.

   Вскоре он уже входил в здание Управления. Угольников без труда разрешил побеседовать с главврачом, даже позвонил на ресепшен и велел организовать их встречу, и отец Дмитрий решил сразу же после завтрака побеседовать с доктором…

   Сегодня за завтраком Ники не было. Очевидно, не ее смена. Зато другая официантка, которую звали Машей, все время косилась в сторону Олега.

   -По – моему ты ей понравился, - подколол его Слава.

   -Зато она мне по барабану, - резко сказал Олег, окинув девушку оценивающим взглядом. – Абсолютно стандартная внешность.

   -А тебя только красота внешняя интересует? – спросила Вера, внимательно посмотрев на него.

   -Ну не только, - смутился Олег. – Но это тоже очень важно.

   -Важно, но не главное, - заметил Слава. – Вон я же, когда с Верой встречался, если бы на ее внешность смотрел…

   Вера молча взяла со стола тарелку с макаронами и надела ему ее на голову.

   -А – а – а! – раздалось из коридора.

   Все вскочили со своих мест и выбежали на крик. В коридоре орала женщина, тыкая пальцем в телевизор.

   -Смотрите, смотрите!

   На экране показывали лицо пожилого мужчины средних лет, который пристально смотрел в камеру. Голос его был тихий, вкрадчивый, под такого хорошо засыпается.

   -Я приглашаю каждого, кто неравнодушен, кому не все равно, что с ним будет завтра на нашу очередную встречу сегодня в семь часов в центральном парке. Вы сами все увидите и сможете сделать выводы…

   Пробившийся сквозь толпу отец Дмитрий обратил внимание на то, что официантка с бейджем «Ника» внимательно слушает все, о чем говорит этот человек. «Надо бы сходить на это собрание, - подумал протоиерей. – Посмотрим, что это за секта такая…».

   -Ты знаешь, Олег, - сказал Слава, когда они сидели на берегу реки и наблюдали за плывущими по небу облаками, - нам, наверное, с Верой завтра на денек нужно будет уехать в город.

   -Зачем? – спросил Олег.

   -Звонили из Москвы, сказали проблемы на работе, нам нужно подъехать, кое – что удалить.

   -Но вечером – то вы вернетесь?

   -Обязательно! – уверенно произнес Слава. – Я поставил условие, что это только на пару часов.

   -Эта твоя работа когда – нибудь тебя доконает, - покачал головой брат. – Шёл бы ты уже на пенсию.

   -Ты собираешься как – то приударить за Никой? – решил сменить тему Слава.

   Олег поморщился.

   -Чего ты так робеешь? – подначивал его дед. – Она же не королева Англии. Нормальная девчонка. Ну, может, курит, только, а так никаких недостатков я лично у нее не наблюдаю.

   -Я тоже не наблюдаю, - мечтательно произнес Олег. – Но вот все равно стесняюсь как – то.

   -Первый раз такое вижу, - хихикнул Слава. – Обычно ты посмелее с девушками.

   -Может быть, девушки не те были раньше.

   -Может быть, и ты изменился, - признал Слава. – Попробуй поговорить с ней после работы.

   -Поговорить? – посмотрел на него Олег.

   -Да. Просто поговорить. И все. А дальше как пойдет. Может быть, у вас сложится. А, может быть, она тебя пошлет на все четыре стороны. Но это лучше, чем ты будешь вздыхать по ней до конца нашей путевки.

   -Я обязательно подумаю над твоим предложением, - заверил его Олег.

   А в центральном парке уже собирался народ. На входе раздавали листовки с краткой информацией о лекторе и о сути того, что он собирался вещать со сцены. Зрители или потенциальная паства рассаживались, открывали буклеты и вчитывались в то, что в них было написано.

   Отец Дмитрий был погружен в свои мысли и не сразу сообразил, что это такое ему сует в руки парень на входе.

   -Возьмите, - сказал тот ему, - здесь в двух словах обо всем, что вы сегодня услышите.

   -Ну, зачем же лишать себя удовольствия услышать первоисточник? – усмехнулся отец Дмитрий. – Я сейчас все прочитаю, и мне будет неинтересно.

   Тем не менее, листовку он взял и устроился на свободном месте с краю. «Посмотрим, что здесь написано», - подумал он, вглядываясь в текст. В брошюре говорилось о некоем Бахтияре, «обычном грешном человеке», росшим и мужавшем «как все советские дети в советских дворах, проводивший дни во дворе». Ближе к институту он взялся за ум и стал учиться лучше. Это позволило ему поступить в кулинарный техникум. Это его решение вызвало первый серьезный конфликт с родителями. Они хотели видеть его юристом, журналистом, на крайний случай бухгалтером, если ничего путного больше из него не выйдет, но ни в коем случае не поваром. «Мой сын – кашевар! – кричал отец, бегая по комнате. – Какой позор на всю нашу семью!».

   Однако парнишка оказался упрямым и всё – таки окончил кулинарные курсы. Дела его неожиданно пошли в гору: Бахтияра приняли в один из самых престижных по тем временам советский ресторан, и за год он смог доказать отцу, что вполне сможет прокормить и себя и их с матерью. Со временем отец смирился с выбором отпрыска и даже стал после работы часто заезжать в его харчевню.

   Но затишье длилось недолго. Далее начиналась чистая субъективщина, составленная со слов впечатлительного Бахтияра: «Однажды я проснулся среди ночи от нестерпимой боли. Боль проходила по всему моему телу. Я телом был в своей спальне, а духом восхищен в какую – то иную реальность. И мне был голос, который сказал, что история нашего мира скоро подойдет к своему рубежу. Это будет не конец, а новый период. Самый настоящий. Мне был задан вопрос: неужели я раньше не замечал, что все события, происходящие вокруг, ведут к этому квантовому переходу? И в ту секунду я все понял. Мне открылись заново все те новости, о которых я слышал из ежевечерних новостей. Я, наконец, понял, зачем трагедии, к чему страдания. И этим я хочу сегодня поделиться с вами, дорогие друзья».

   Отец Дмитрий с брезгливостью отшвырнул листовку. Ну и чушь! И ведь находятся же люди, которые в это верят! Вон уже половина мест занято. И сто процентов, еще подойдут. Ибо любит русский народ всяких таких предсказателей, прорицателей, гадателей, которые точно знают, когда какие катаклизмы произойдут и что, когда случится.

   Свободные места быстро становились занятыми. Ника устроилась на одном из передних рядов. Она задумчиво изучила листовку, которую ей всучила на входе какая – то девчонка, отложила ее и обратила свои взгляды на сцену. А на нее уже выходил в сопровождении двух парней в темных костюмах лысоватый человечек в белой рубашке. Никаких балахонов, все очень пристойно. Отцу Дмитрию даже стало любопытно, что такой кадр может сейчас выдать.

   Бахтияр встал к микрофону, откашлялся и начал вещать:

   -Здравствуйте, дорогие мои! Однажды я понял: каждый из нас – творец своей собственной судьбы.  Это понимание пришло ко мне после того, как меня выгнали из института. Я завалил курсовую работу, мой преподаватель, который ко мне очень хорошо относился, в одночасье изменил ко мне свое отношение и поставил вопрос о моем отчислении. Я был просто раздавлен. Не знал, зачем живу и для чего. Я хорошо помню тот ноябрьский вечер, когда перед моим внутренним взором предстал этот свет…. И я в одночасье понял, что до этого дня все, что я делал, чем жил и к чему стремился – все это было неправильным. Я удостоился величайшего откровения – что через каждый  определенный промежуток времени наш мир проходит так называемый квантовый период. Очень важно подготовиться к этому моменту. Очиститься, сбросить с себя всё то отрицательное, что мы накопили за эти годы.

   По рядам пробежался шепоток. Отец Дмитрий внимательно следил за реакцией слушателей.

   -Я понимаю, мои слова звучат как бред, - продолжал Бахтияр, который очевидно был тонким психологом. – Но, вы можете на себе убедиться в их правдивости. Потому что любой из вас однажды понимал, что идет куда – то не туда, что груз его прошлого становится настолько тяжелым, что уже просто нет сил его нести.

   Ника почувствовала, что слова этого странного человека неожиданно ей близки, что в ее душе что – то откликается. Она сама бы еще вчера ни за что не поверила, что будет внутренне соглашаться с каждой сентенцией этого дурачка, как она его именовала про себя.

   -Вы ищете себе утешения. А где его можно найти? В церкви? А разве эти попы, которые жируют, у которых квартиры больше чем у наших олигархов, разве они что – то способны нам дать? Эти атеисты в рясах, которые забыли о том, к чему призваны, они обманывают нас за наши же пожертвования.  Вот потому люди и не идут к ним, потому что чувствуют фальшь.

   И с этим Ника готова была согласиться. Она помнила, как два года назад на отпевании своей двоюродной бабушки она видела священника, который, очевидно, плохо учился в семинарии. Ибо он в самый ответственный момент перепутал слова молитв и стал читать молитву на Крещение. А когда узнал, что покойная вообще была неверующая, возмутился и выругался. А родственники, которые в Православии вообще ничего не понимали, простодушно ответили ему, что, думали, так просто положено любого в последний путь провожать.

   «Вот они какие священники – то», - подумала тогда Ника. И решила больше в церковь не ходить. Она и раньше – то особо никогда не отличалась особой религиозностью, а теперь решила и вовсе забыть о том, что она крещенная. В конце концов, если ей понадобится помощь Бога, она всегда сможет к Нему обратиться без посредников.

   -Вы можете спросить, - Бахтияр хитро улыбнулся, - а где доказательства, что вас не обманываю я? И это будет резонный вопрос. Какие  у меня есть доказательства? Во – первых, мой дом всегда открыт. В отличие от особняков наших попов, которые живут за огромными заборами, вы всегда можете приехать на мою скромную дачу и лично убедиться, что у меня нет «мерседесов», что я абсолютно открыт к общению двадцать четыре часа в сутки. Поймите, после того, что мне открылось, уже невозможно жить как раньше. Если бы вы только узнали то, что узнал я, вы бы тоже оставили все.

   Зрители опять стали переговариваться между собой.

   -Мне не открыто, как все это устроено, - в речи Бахтияра зазвучали примирительно – экуменические нотки. – Может быть, так устроил Бог, может быть, в силу развития нашего мира. Главное, что я знаю тайну и сегодня готов поделиться ею с вами.

   Раздались оглушительные аплодисменты. Очевидно, человечек достиг своей цели. По крайней мере, протоиерей видел, что Ника уже прониклась его словами. А он видел у нее на шее православный крест. Это очень нехорошо. Если уж христиане (пусть и формальные) подпадают под обаяние этого сектанта, то что будет с агностиками?

   Он встал и хотел подойти к нему, но его опередила Ника.

   -Я хотела спросить у вас… - она в нерешительности остановилась возле Бахтияра.

   -Я внимательно слушаю вас, девушка, - приободрил ее он.

   -Я о вас узнала от моего молодого человека, - решилась Ника. – Его Захаром зовут…

   -Да, да, да, да! – закивал головой человечек. – Я помню его. Недавно к нам пришел. Чудесный мальчик! Ищущий истину.

   -К сожалению, он стал отдаляться от меня. Стал совсем чужим. Я не понимаю, в чем дело. Может быть, вы мне скажете…

   Она ожидала, что сейчас Бахтияр толкнет речь насчет бездуховности нынешней молодежи, и что тот, кто, наконец, вырывается из порочного круга бытия, вот он и становится истинно свободным, однако Бахтияр сказал нечто другое.

   -А вот это он зря. Абсолютно зря. Разве я когда – нибудь говорил о том, что семья и отношения – это плохо, грязно, скверно? Разве я ставил условием пребывания в нашем братстве аскетику? Эти заморочки мы оставим церковникам, пусть со своими пережитками сами и разбираются. Любовь – это прекрасно. Любовь – это то, что создало наш мир и то, что позволяет ему до сих пор существовать.

   Отец Дмитрий встал неподалеку от них и слышал каждое слово Бахтияра.

   -То – есть вы не против того, что он… что мы встречаемся?

   -Да конечно же нет! – замахал руками Бахтияр. – Что вы, девушка! Как вас зовут?

   -Ника.

   -Ника, выбросьте вы эти глупости из головы! Я всегда за то, чтобы люди находили свои половинки. И как хорошо, что у Захара есть такая прекрасная половинка, как вы! Я обязательно проведу с ним разъяснительную беседу.

   -За жадных попов не хотели бы извиниться? – выступил на сцену отец Дмитрий.

   Человечек презрительно повернулся в его сторону:

   -Знаете, я редко беру свои слова обратно.

   -А придется, если вы такой любитель правды.

   -С чего бы это? – нахмурился человечек.

   -Понимаете, в своей речи вы допустили одну некорректную сентенцию.

   -Интересно, какую же?

   -Вы сделали обобщение. Вы сказали «все попы» или, по крайней мере, подразумевали это. А в действительности, как бы вам это объяснить, далеко не все попы воры и жулики.

   -Может быть, и так, - склонил голову набок Бахтияр. – Но мне что – то встречались только такие.

   -Подобное притягивает подобное, - улыбнулся отец Дмитрий.

   Ника, наблюдавшая за их перепалкой, тихо и незаметно ретировалась.

   -Ратуете за паству? – съехидничал Бахтияр. – Опасаетесь конкуренции?

   -Господь не боится конкуренции, - заверил его протоиерей. – Это сатана переживает, что в аду еще остались свободные места.

   -Только не надо прикрываться именем Господа, - замахал руками человечек. – У каждого своя вера.

   -Не спорю. Только вопрос: почему во имя ВАШЕЙ веры нужно куда – то уходить из дома, посещать какие – то собрания, разрывать отношения с близкими людьми? Неужели это все требуется, чтобы успешно пережить квантовый переход?

   На этот раз Бахтияр не сразу нашелся, что ответить.

   -И потом, - наседал отец Дмитрий, - девушке вы сказали, что ее молодому человеку совершенно не обязательно разрывать с ней отношения. Только согласно тому, что я успел узнать о вашей организации, одно из основных условий членства в ней – разрыв отношений с каждым, кто не исповедует вашу… вашу идеологию.

   И вновь Бахтияр промолчал.

   -Знаете, молодой человек, - отец Дмитрий подошел к нему почти вплотную, - в Господа можно и не верить. Но вот противостоять Ему очень не рекомендую. Все равно в итоге останетесь в проигравших.

   В то же время Олег с Верой остались сидеть на лавочке, а Слава поднялся в номер переодеться. Было так душно, что майка буквально прилипала к телу, и ее можно было выжимать. Пока он шел по коридору, он размышлял над тем, как помочь своему внуку ускорить знакомство с Никой. И понял, что лучше не вмешиваться. Парень взрослый уже, сам разберется.

   Он уже хотел вставить ключ в замочную скважину, как вдруг обнаружил, что в двери уже стоит ключ! Как же такое может быть?! Он похлопал себя по карману. Вот же он, ключ, в кармане! А откуда же тогда этот?

   -Людмила! – рявкнул он.

   За его спиной послышались быстрые шаги. Он обернулся и увидел несущуюся в его сторону Людмилу Лункину.

   -Что случилось? – задыхаясь от быстрого бега, спросила она.

   -Как это понимать? – он продемонстрировал ей ключ в замке.

   Едва взглянув на него, горничная побледнела.

   -Ой! – воскликнула она. – Извините, ради Бога, я немножко… заработалась!

   -Людмила, ну что это такое! – возмутился Олег. – А если бы меня ограбили? Я – то вас извиню, но я не один живу в номере. Что бы вы сказали моему брату и его супруге, если бы нас обнесли? Кстати, надо еще проверить, не украли ли у нас что – нибудь?

   Он отпер дверь и прошел в номер. Людмила остановилась за его спиной. Первым делом Олег заглянул в отделение, где лежали деньги. Слава Всевышнему, все они оказались на месте. Остальные ценные вещи на первый взгляд тоже оказались нетронутыми. Павел прошелся по номеру, осмотрел его.

   -Вам повезло, - грозно сказал он Людмиле. – Вроде бы ничего не пропало. Но если еще раз такое повториться, я буду вынужден поговорить с вашим начальством!

   -Ой, только не это! – взмолилась Лункина. – Обещаю вам, больше такой оплошности я не допущу!

   -Будем надеяться!

   Лункина попыталась выдернуть ключ из замочной скважины, но, словно нарочно, он застрял в ней и никак не хотел поддаваться. Она несколько раз энергично потянула его на себя, однако результат остался прежним. Олег с хмурым видом оттеснил ее, дернул за ключ, и он поддался. Олег протянул трофей горничной.

   -Еще раз извините меня! – выкрикнула она и поспешила скрыться, пока еще чего не случилось.

   Олег уже хотел прилечь, как вдруг снизу раздался душераздирающий вопль. Кричал по всей видимости ребенок.

   -Ну что же еще такое – то?! – раздраженно произнес Олег, подходя к окну.

   Взору его предстал мальчишка лет семи, который прыгал на одном месте, дуя себе на палец. Рядом суетилась пожилая женщина – по всей видимости, его бабушка. Олег решил не оставаться безучастным к чужой беде и спустился вниз.

   -Что случилось? – спросил он, выходя из корпуса.

   -Здесь ежик пробегал, - повернулась к нему бабушка травмированного мальчика. – Леша решил с ним поиграть. И, как водится, поранился.

   -Понятно, - вздохнул Олег.

   -Сейчас поедем в город рану обрабатывать, - донеслось до его слуха.

   «А мне самое время принять дневной сон»,  - подумал про себя Олег, едва его голова коснулась подушки…

   На следующий день после завтрака, на котором Олег в который раз не решился заговорить с Никой, он отправился провожать Славу и Катю на автобус. У него уже созрел план, как начать сближаться с официанткой. Он планировал сразу после того, как посадит бабушку с дедушкой на автобус, сходить в ближайший магазин, купить там шоколад и в обед подарить Нике под каким – нибудь благовидным предлогом. На девушку этот его поступок, безусловно, произведет впечатление, а дальше уже можно будет рассчитывать на свидание.

   Когда Слава с Катей уехали, Олег дворами добрался до почти единственного в округе сельпо. Оно находилось рядом с покосившимся зданием, которое, очевидно, когда – то тоже было магазином, а сейчас представляло собой нечто невразумительное, отгороженное от любопытных высоким непроходимым забором. Местные судачили, что здесь по ночам собираются наркоманы. Они много раз жаловались в администрацию, требовали снести его, но на их жалобы никто не обращал внимания.

   Олег толкнул дверь и вошел внутрь. За прилавком стояла женщина лет сорока, чем – о неуловимо похожая на актрису Анну Легчилову. Олег хорошо помнил ее по прошлому разу. Ее звали Лена.

   -Здравствуйте, - улыбнулся Олег. – Вы мне в прошлом году желали не умереть от вашей воды.

   -Не умерли?

   -Ну, видите, живой еще.

   -Вот!

   -Дайте, пожалуйста, какой – нибудь воды не газированной, чтобы не умереть. И что – нибудь сладенькое.

   Лена принесла ему коробку конфет. Он засунул ее под мышку, расплатился и вышел на свежий воздух. «Нет, - решил про себя он, - сегодня я

точно, как следует познакомлюсь с Никой. Что я в самом деле робею!».

   Однако к обеду его решительность стала сходить на «нет». Снова к горлу подступил липкий страх. На ватных ногах он дошел до столовой, толкнул дверь и вошел в корпус. Саму столовую еще не открыли, и самые проголодавшиеся постояльцы уже сидели в креслах и ждали, когда распахнут двери.

   Олег сел рядом с пожилым мужчиной, тем самым, возле которого вчера утром хлопотала Ника. Тот покосился на него и протянул ему руку:

   -Левичев Михаил Борисович.

   -Олег.

   -Что – то я ваших спутников не вижу.

   -А вы наблюдательный, - улыбнулся Олег. – Они в Москву уехали по делам.

   -И бросили вас здесь одного? – поразился Левичев.

   -Да нет, вечером вернуться.

   -Вам нравится здесь?

   -Ну – у, неплохо. Не Карловы Вары, конечно, но…

   -А вы что, бывали в Карловых Варах? – изумился Левичев.

   -Где я только не был! – заверил его Олег. – А сейчас осел в Москве, работаю журналистом.

   -А я, молодой человек, уже давно нигде не работаю. Наслаждаюсь пенсионерским бытом.

   -Иногда мне тоже так хочется на пенсию! – признался Олег.

   Мужчины расхохотались.

   -Можно между нами? – Левичев придвинулся ближе к нему. – Я так смотрю, вам официантка местная понравилась, да?

   -А вы действительно… - Олег замялся, подыскивая нужное слово, - наблюдательный. От вашего взгляда ничего не ускользнет.

   -Ну вы особенно и не стараетесь ускользнуть, - парировал пенсионер. – Ваши томные взгляды не дают усомниться в том, что она вам симпатична. Ну так, действуйте!

   -Что вы мне предлагаете? – Олег покосился на пакет, в котором лежала коробка конфет.

   -Познакомьтесь с ней! – Левичев хлопнул его по спине так, что Олег едва не вылетел из кресла. – Покажите ей, что вы смелый и не боитесь отношений.

   Открывшаяся дверь столовой избавила Олега от каких – либо комментариев. Он наскоро вымыл руки и направился сразу к блюдам с мясом. Краем глаза искал Нику. Но она пока еще не появилась в зале. Что ж, это к лучшему. Не будет же он сразу на глазах у всех вручать ей конфеты!

   Он уже доедал второй кусок отбивной, как к нему за столик подсел Левичев.

   -Я прошу прощения, что отвлекаю вас, - вкрадчиво произнес он, - но я вынужден забрать свои слова назад.

   -Что вы имеете ввиду? – не понял Олег и едва не подавился отбивной. – Какие слова?

   -Насчет Ники, - Левичев помялся и обернулся, поискал ее глазами. – Нет ее, да? Отлично. На кухне, значит, ага…

   -Что вы бормочите? – с раздражением спросил Олег.

   -Просто я увидел, как объект ваших симпатий пять минут назад совершенно безнаказанно позволила коллеге ударить себя по пятой точке.

   -Ну и? – хмуро взглянул на него Олег.

   -Я вижу, что вы приличный человек, вам, наверное, не стоит затевать отношения с девушкой, которая…

   -Михаил Борисович, - Олег встал из – за стола, чувствуя что вот – вот пошлет этого Левичева туда, куда по его предположению должна была бы послать Ника нахального коллегу, - мне надо идти. Простите, договорим позже.

   Он практически вылетел из столовой, едва не сшибив Машу, которая растерянно посмотрела ему вслед…

   Отец Дмитрий пребывал в ванной. Предстояло обдумать сложившуюся ситуацию. В городе орудует секта, которая вербует в свои ряды отчаявшихся молодых людей или романтиков, мечтающих о переменах, но так, чтобы за них эти перемены совершили Высшие Силы. Секта явно пользуется покровительством местного губернатора, потому что ее руководителям дают самые лучшие площадки в городе, позволяют выступать по телевидению – не на центральных каналах, но, тем не менее. Следовательно, если на секту «наедут», ее тут же прикроют. Возможно, что и на более высоком уровне у членов этой секты есть свои люди.

   Интересно, а что там на собрании этих любителей попугать общественность квантовыми переходами делала Ника – официантка из их столовой? Отец Дмитрий не успел с ней познакомиться, но как ее зовут и ее внешность он хорошо запомнил, потому что Господь наградил его феноменальной зрительной памятью. Ее – то они чем смогли туда заманить? Может быть, попробовать побеседовать с ней сегодня вечером? Только осторожно, аккуратно, чтобы не напугать ее? Просто спросить, чем молодежь привлекают подобные собрания. Изобразить, что ничего не понял из слов этого Бахтияра, и пусть она ему растолкует.

   Успокоившись оттого, что какой – то план дальнейших действий у него появился, протоиерей расслаблено окунулся в пену…

   Ника Круглова заканчивала расставлять на столах чистые приборы. До ужина оставалось еще полчаса. В дверь столовой постучали.

   -Сюда нельзя! – крикнула она.

   -Мне можно!

   В помещение решительно вошел парень с длинными волосами в рубашке поверх майки. Вид у него был озабоченный.

   -Никуль, - он приобнял ее, - я не могу без тебя. Давай забудем об этой дурацкой ссоре.

   -Как у тебя все легко и просто! – она попыталась вырваться из его объятий. – Забыл, какие слова ты мне наговорил?

   -Ну, ты тоже неправа! Зачем ты так говоришь о моих новых друзьях?

   -Ах это твои новые друзья?! – задохнулась от возмущения Ника. – Знаешь что, ты в прошлый раз наглядно доказал, что твои, как ты только что выразился, «новые друзья» тебе дороже, чем я!

   -Что за бред ты несешь?

   -Это не бред! Ты врешь мне, что задерживаешься на работе, а сам бегаешь на эти встречи к этому профессору – болвану! Тебе промыли мозги, да опомнись же ты наконец! – Она схватила его за плечи и прижалась к нему. – Сходи в церковь!

   -Нет! – он оттолкнул ее от себя. – Меня предупреждали, что самые дорогие мне люди будут против меня и моих новых братьев и сестер. Что ж, я пытался все исправить. Прощай!

   Он стремительно направился к выходу.

   -Ну куда же ты! – Ника почувствовала, что сейчас разревется.

    Однако не время было плакать – предоставлялся реальный шанс узнать, где проходят собрания этих помешанных. Она вышла из столовой, прикрыла за собой дверь, быстрым шагом пересекла холл и через секунду уже выходила из корпуса вслед за Захаром. Чтобы сократить путь, Ника двинулась не как обычно любимым своим длинным маршрутом, а решила срезать через медицинский корпус. Захар шел тем же направлением. Чтобы не скучать, она сунула в уши наушники и включила одну из своих любимых песен Челентано.

   Ей приходилось держать Захара на почтительном расстоянии от себя. Однако со временем эта дистанция стала как – то незаметно сокращаться, ибо она шла быстрым шагом, периодически поглядывая на часы и очень надеясь, что ей удастся вернуться раньше, чем ее непосредственный руководитель Андрей придет с инспекцией в столовую. Нужно было торопиться.

   Вскоре разрыв между нами сократился настолько, что она уже практически дышала в спину Захару. «Вот в чем преимущество слежки за молодёжью – они никогда не оглядываются», - подумала про себя Ника в тот момент.

   Наконец они вышли на развилку. Налево дорога, в какой – то момент плавно сворачивающая направо, выводила на КПП, направо можно было пройти к лагерю, прямо – на реку. А между кустами шла узенькая тропка к шатру, где в субботу должны были состояться гулянья.

   Неожиданно Захар полуобернулся. Причиной этому послужило то, что он споткнулся и захотел выяснить, что послужило причиной демонстрации окружающим его «отличной» координации. Ника и по сей день терялась в догадках, заметил ли он ее тогда или нет. Хотелось думать, что нет. По крайней мере, он, как ни в чем не бывало, пошел дальше.

   Откуда не возьмись появилась девушка в белой одежде. В похожем балахоне вчера выступал Бахтияр. Она подошла к Захару, наклонилась к нему и что – то сказала ему на ухо. Слежки они, судя по всему не ожидали, поскольку совершенно не шифровались и делали все в открытую. Ника постаралась напрячь слух, чтобы расслышать, о чем они говорят.

   -Моя девушка против того, чтобы я с вами общался. Я слишком люблю ее, чтобы рвать с ней.

   -Разве ты не слышал, что сказал Наставник? Никаких контактов с чужими.

   -Она не чужая!

   -Не кричи! Всякий, кто отрицает слова нашего Наставника – чужой! Пора бы уже это понять и принять!

   -Что вы от меня хотите?

   -Ты должен перестать с ней встречаться. Если ты волнуешься, что останешься один, ты зря переживаешь. Я познакомлю тебя с прекрасной девушкой, ты обязательно ей заинтересуешься. А про свою Нику забудь! Она на тебя дурно влияет!

   -Что ты имеешь ввиду?

   -Посмотри, какой ты стал нервный! Ты постоянно разрываешься между ней и нами!

   -Она почти часть нашей семьи…

   -Теперь мы – твоя семья! А она тебе никто. Вы даже не расписаны. Вот увидишь, не пройдет и недели, как она забудет о твоем существовании. И ты забудь о ней. Всё, дорогой мой, пора начинать жить взрослой жизнью. Квантовый переход уже скоро, и нужно к нему достойно подготовиться.

   Дальше Ника слушать не стала. У нее из глаз потекли слезы. Ей хотелось подбежать к Захару и треснуть его по шее, а эту девушку оттаскать за ее длинные грязные волосы. Но не хотелось устраивать сцену, тем более что этот слизняк, как она про себя теперь называла Захара, этого не заслужил.

   Впереди показалась машина. Ника дала ей проехать, возблагодарила Господа, что она всё – таки ещё пока думает головой, а не тем местом, которое евреям обрезают на восьмой день (впрочем, у женщин оно по – другому называется, и его не обрезают) и быстро направилась в обратный путь, пока ее не увидел Захар, который даже издали узнает свою бывшую. Отойдя на безопасное расстояние, Ника оглянулась – не будем повторять ошибок Хамочки и её боя. «Хвоста» не было. Она включила плеер и быстро зашагала по аллее, периодически оборачиваясь.

   На подходе к корпусу, Ника задумалась: а что если начальство ищет ее? Ее ребята вечно курят у главного входа. А она идет со стороны реки. И как она это объяснит? Значит, ходила купаться в рабочее время? Или, сказать, что ходила здоровье поправлять? Так шла бы в медкорпус... Точно, медкорпус! Она воззрилась на него, как утопающий на спасительный круг. Вот он, выход из поражения… тьфу ты, из положения! Если пройти через него, то всегда можно сказать, что была у врача, проверять никто не будет. И претензий никаких!

   На крыльце убиралась Наташа. Поздоровавшись с ней, Ника взлетела по ступенькам на второй этаж, быстрым шагом миновала процедурные кабинеты, повернула налево, прошла длинным коридором и оказалась в нашем корпусе. После чего спустилась на первый этаж и  выглянула в окно. Лавочки были пусты. Значит, все ее коллеги работают в столовой. Она направилась туда…

   Олег отдыхал в номере. До возвращения Славы и Кати оставалось несколько часов. Он сидел за столом в спальне и смотрел по маленькому видеопроигрывателю комедийный сериал «Кто в доме хозяин?». Из головы не шла Ника. Он в жизни за собой не помнил, чтобы так робел перед какой – либо женщиной. А тут на тебе: даже боится с ней заговорить. Ещё этот Левичев! Ну, кто его за язык тянул! Ну, мало ли что он там видел! Может ему, старому мухомору, всё померещилось, и никто её не бил?

   Олег встал и прошелся по комнате. Он чувствовал, что упускает время, что оно проходит у него сквозь пальцы как песок. Ибо уже почти прошла одна недели их пребывания в «Зеленых березах». Оставалась вторая. Скоро отъезд, а он так ни разу и не заговорил с ней. Какой позор! Стыдно будет внукам в глаза смотреть!

   В дверь постучали. Он пошел открывать. На пороге стояли Слава и Вера.

   -Ну как ты здесь без нас? – спросил Слава, ставя чемодан на пол.

   -Тихо и размеренно, - схамил Олег, закрывая за ними дверь.

   -Мы тоже без тебя прекрасно провели выходные, - в тон ему ответила Вера.

   -Сколько там до ужина? – Слава посмотрел на часы. – Хорошо бы успеть до «Короля ринга».

   -Ты смотришь эту фигню? – презрительно взглянула на него супруга.

   -Смотрю, - ничуть не смутился тот. – Не вижу в этом ничего постыдного. Прекрасная передача.

   -Для слабоумных, - хихикнула Вера.

   -Меня не столько интересует бокс, - с достоинством ответил Слава, - сколько сам соревновательный момент. Любопытно кто из наших селебрити начистит всем морду и займёт первое место.

   -Ладно, мордочисты, - Олег потянулся за курткой, - пойдёмте есть.

   Во время ужина он не сводил глаза с Ники, с которой уже твердо решил поговорить сегодня. Ему не давала покоя мысль, что он может опять оробеть. «Смелее, Олежка! – настраивал себя он. – Что ты как трус! У тебя всё получится».

   Окончив прием пищи, они вернулись в номер. Слава немедленно поудобнее устроился в кресле с тарелкой очищенных апельсинов и замер в ожидании боксерского шоу. Олег взглянул на часы.

   -Господа, я прогуляюсь, - сказал он, направляясь в прихожую. – Мне надо проверится.

   Захлопнув за собой дверь, он спустился на первый этаж и вышел из корпуса. Стоял прекрасный июльский вечер. Еще не стемнело, и он хорошо видел компанию ребят, стоящую возле Главного корпуса. Олег остановился на почтительном расстоянии от них.

   Прошло около пяти минут, показавшихся ему вечностью. По всем прикидкам Ника должна была появиться, но она не появлялась. За это время к нему успели пристать ребята из секты, о которой в округе не говорил только ленивый. Олег довольно недружелюбно посоветовал им самим отправляться в ад, в который они сами посылали всех, кто не примет их учение.

   Ребята явно кого – то ждали. Интуиция подсказывала Олегу, что именно Нику они и ждут. Он рассеянно вертел в руках шоколадку, которую специально прикупил для нее и понимал, что, скорее всего, сегодня им опять не удастся пообщаться.

   Олег для успокоения совести еще постоял около десяти минут, а потом направился к себе. Он не считал себя особо верующим человеком, но в данном случае, гипотетически допустив существование Всевышнего, мысленно обращался к нему с вопросом: «Господи, ну почему же Ты так не хочешь, чтобы мы с ней пообщались? Ну что я делаю не так, а?».

   Господь ему не ответил, очевидно, не хотел нарушать свободу вероисповедания атеиста. Поэтому остаток вечера Олег провел, тупо пялясь в экран на то, как Никита Джигурда расквашивает лицо Андрею Чернышеву…

   Утро понедельника для отца Дмитрия началось с разговоров. Долгих, кажущихся бесконечными, разговоров. Сначала он беседовал с горничной Лункиной, которая успела изрядно ему надоесть буквально за две минуты, изложив ему все события за последние дни.

    -Как провели выходные? – учтиво спросила протоиерей, когда ему представилась возможность вставить пару слов.

   -Вы знаете, отдыха как такового нет.

   -Ну что так?

   -Ездила на дачу, меня обокрали таджики, ну строители, которые там ошиваются в нашем кооперативе. Не успели всё взять, из соседей кто – то проснулся. Электропила брошенная, компрессор, ну его не поднимешь просто так. Неприятно…. Все замки сбили, в дом зашли. А дом я не закрываю, у меня кот там живёт.

   -Кота – то оставили?

   Лункина приложила руку к груди, изображая ужас:

   -Кота…. Соседка думала всё, кот пропал! Я позвала его, позвала…. Он, где лежал, так и лежит. Он по – моему проспал всё.

   -Кот? – переспросил отец Дмитрий.

   -Кот, - подтвердила женщина. – Ну, ему тринадцать лет, он уже по меркам человечьим где – то семьдесят два года отгулял.

   -У – у!..

   -Ну и что семьдесят два, я его безумно люблю!

   Отец Дмитрий стал сворачивать разговор:

   -Ну, простите,  я на завтрак. А то все съедят. Заодно хотел бы с вашими официантами пообщаться.

   - Ну не буду вас задерживать, идите, пообщайтесь с официантами. Я так думаю, подойдите просто нагло смело к персоналу…

   -Ну как же… - начал было протоиерей.

   -Ну, подойдите!!! – повысила тон Лункина, и он ясно почувствовал запах спиртного от нее. – И скажите: я ищу официантов, где у вас официанты!

   -Класс! – вслух оценил протоиерей, жестом давая понять ей, что пора идти.

   -Терпение и труд… - понеслось ему в спину.

   -…все перетрут, - закончил за нее протоиерей.

   Переступив порог столовой, он сразу стал искать глазами Нику. Есть особо не хотелось, а вот поговорить с ней – очень. И вот она – в своем неизменном переднике, убирает со стола некоего Левичева, который тут ко многим пристает, в том числе и к нему.

   -Вероника! – окликнул ее он.

   Девушка подняла на него глаза.

   -Можно будет после завтрака с вами поговорить?

   -Да… - девушка слегка удивилась. И тут же спохватилась: - А на какой предмет?

   -О, поверьте, я не отниму у вас много времени. Тема будет более чем актуальной.

   -Ну, хорошо, - вяло кивнула Ника и исчезла на кухне.

   Доедая глазированный сырок, отец  Дмитрий внимательно следил за тем, чтобы не пропустить Нику. Потому что она могла под шумок куда – нибудь исчезнуть, а ему очень нужно было с ней поговорить. Но девушка сама подошла к нему и присела за столик.

   -Слушаю вас.

   -Ника, поймите меня правильно, - протоиерей откашлялся. – Не смотрите сейчас на мою рясу. Тем более, что я в данный момент и в ней. Одним словом: пусть мой сан вас не смущает. Я буду говорить с вами со сугубо светских позиций. Я видел вас на встрече с этим… как его…

   -Его зовут Бахтияр, - холодно сказала девушка, глядя ему  в глаза.

   -Вот они, преимущества молодости, - улыбнулся протоиерей. – Она все помнит. А мы, старые, уже становимся забывчивыми. Но не суть важно. Дело не в этом же. А в том, какие цели вы преследуете, приходя на подобные… собрания. Понимаете, не всякая духовность приносит пользу человеку. Я не говорю о том, что вам нужно идти в церковь. Но и ходить в таким как этот Бахтияр – это не выход. Возможно, у вас что – то произошло…

   -К этим людям ходит мой молодой человек, - сухо сказала Ника. – Я пришла туда, чтобы понять, как его туда занесло.

   -Я понял вас, - кивнул отец Дмитрий, про себя радующийся, что диалог наладился. – Давно он туда ходит?

   -Некоторое время уже. И возвращается с этих встреч сам не свой. В последнее время совсем перестал со мной общаться.

   -Вы пробовали с ним поговорить?

   -Пробовала, конечно. Но, похоже, ему уже хорошенько там промыли мозги, раз он так себя ведет.

   -А вы не хотели бы, чтобы я с ним побеседовал?

   -Вы? – Ника скептически взглянула на отца Дмитрия.

   -Не сомневайтесь, я имею опыт освобождения людей из лап сектантов.

   -Боюсь, на этот раз вам будет непросто. Случай уж больно нестандартный.

   -Ничего, - вздохнул отец Дмитрий. – С Божьей помощью сдюжим.

   -Я была бы вам очень признательна, - сказала Ника, вставая из – за стола.

   -А позвольте личный вопрос, - отец Дмитрий тоже встал.

   -Да, пожалуйста, - несколько удивленно произнесла Ника.

   -А вы верите?

   -Я даже не знаю, - устало произнесла она. – Иногда мне кажется, что Бога нет. А иногда, что Он есть.

   -Не сомневайтесь, - улыбнулся ей протоиерей. – Он есть.

   День быстро катился к вечеру. Олег, Слава и Вера прогуливались по территории.

   -Я, пожалуй, попробую еще раз с Никой поговорить, - сказал Олег, глядя на Главный корпус.

   -Ну, попробуй, - вздохнул Слава. Он уже совершенно не верил в успех этого мероприятия.

   Олег перекрестился, скорее машинально, и направился на аллею. По ней Ника и все остальные сотрудники санатория обычно шли до КПП, и он уже точно не мог ее прозевать. А Слава и Вера устроились на скамейках.

   Кроме них здесь ещё были дети, которые играли в футбол. За ними пристально наблюдала дородная женщина в Тёмных очках. Про себя Слава условился именовать ее Тортилой, ибо она очень напоминала этого сказочного персонажа. Рядом с ней вертелся лохматый мужчина с мольбертом, который поминутно делал какие – то наброски.

   Через пару минут появился тучный мужчина. Слава знал, что он священнослужитель, но в каком именно сане сказать затруднялся – не разбирался во всём этом. Сейчас он был в «штатском». Протоиерей устроился на соседней лавочке и уткнулся в книгу.

   Еще через пару минут к нему подошла рыжеволосая женщина в майке с глубоким вырезом.

   -Я присяду? Здесь просто больше свободных лавочек нет.

   -Пожалуйста, пожалуйста, - гостеприимно сказал протоиерей.

   -Спасибо.

   Женщина устроилась рядом и стала наблюдать за детьми. Отец Дмитрий поймал себя на том, что периодически его взгляд сползает на ее грудь.

   Чтобы отвлечься, он задал ей довольно нейтральный вопрос:

   -Скажите, пожалуйста, это ваши ребята?

   -Не все, но многие, - кивнула она.

   -То – есть вы тоже воспитатель?

   Женщина посмотрела на него и сняла очки. У нее были очень красивые глаза и чувственные губы.

   -Я привезла сюда смену из Москвы. У меня свой частный лагерь. Мы уезжаем в воскресенье.

   -А обедаете в нашей столовой?

   -Да, - кивнула она.

   -И вас зовут…

   -Яна Григорян.

   -Очень приятно. Отец Дмитрий.

   -Вы священник? – неподдельно удивилась Яна.

   -А что вас так смутило?

   -Да нет, я просто никогда не видела живых священников.

   -Ну, считайте это боевым крещением, - улыбнулся протоиерей. – А я никогда не общался с воспитателями. Видите, сколько чудес Господь сотворил с нами за пару минут.

   -Да…

   Они помолчали.

   -Сложно следить за таким количеством детей? – сочувственно спросил отец Дмитрий.

   -Я уже привыкла, - бодро ответила Яна. – Справляюсь.

   Мимо них промчался заплаканный Олег. Тут же стоял Олег из будущего. Он уже знал, что произошло. Он знал и что будет дальше. Ему требовалось поговорить с этим священником. Насколько он понял Бога, ему важно не попасться на глаза своей версии из прошлого, но не другим людям. Интересно, они вообще могут его видеть? В любом случае, поговорить с этим попом следовало.

   Он решительно подошел к отцу Дмитрию и произнес:

   -Очень извиняюсь, что прерываю вашу беседу! Батюшка, можно вас на пару слов?

   Отец Дмитрий с недоумением смерил его взглядом (ага, значит сейчас он не невидимка!) и повернулся к Яне:

   -Вы простите меня?

   -Да, да, конечно, - махнула рукой та.

   Олег и отец Дмитрий пошли по центральной аллее.

   -О чем вы хотели со мной поговорить?

   -Здесь существует опасная секта. Она завербовала молодого человека известной вам девушки. И у него и у нее большие неприятности.

   -Стоп, стоп, стоп, молодой человек! – прервал его священник. – Откуда вам это известно?

   -Не имеет значения, - отмахнулся Олег. – Вопрос в том, что нам нужно действовать.

   -А что мы можем сделать? – пожал плечами священник. – В полицию пойти? Уверяю вас, у этого голубчика всё схвачено.

   -Ну, нельзя же это так всё оставить!

   -Есть в нашем городе журналист Патрик Штейн, очень хваткий малый. Вот он бы мог нам помочь.

   -Как с ним связаться?! – оживился Олег. Неужели он сейчас увидит своего отца.

   Дальше, как помнит читатель, Олег получает в свое распоряжение адрес своей возлюбленной и едет к ней. Однако в этой реальности Олег поехал в сопровождении Олега из будущего. Тот всю дорогу напряжённо думал о том, как предостеречь свою версию из прошлого от роковой ошибки. Никаких идей ему в голову не приходило. Однако в дело вмешался случай. Который, как известно, псевдоним Бога.

   Выходя из автобуса, Олег из будущего увидел мужчину, поразительно похожего на его отца. Он не поверил своим глазам. Ведь по его планам он намеревался сам навестить его, а тут они прямо столкнулись на улице! Бывает же такое! Однако тут же взял себя в руки и напомнил себе, что тот все равно его не увидит. Но всё же не смог справиться с собой и подбежал к нему.

   -Папа!

   К его удивлению, мужчина обернулся и увидел его. Да, это действительно был Патрик Штейн. Символично, но он был единственным человеком, который мог видеть Олега.

   -Вы кто, молодой человек?

   -Пап, ты что, это же я!

   -Кто я?

   Олег в ужасе смотрел на своего отца.

   -Папа, да ты что, это же я, твой сын!

   -Мальчик, не дури мне голову! – Патрик отстранил его и направился в сторону ближайшей пятиэтажки.

   Олег минуту постоял в замешательстве. А затем бросился следом. Патрик как раз заходил в угловую квартиру на первом этаже. Олег буквально втолкнул отца в квартиру и закрыл за собой дверь.

   -Что ты себе позволяешь?!

   -Ты Патрик Штейн?

   -Он самый, - кивнул тот.

   -И ты – мой отец!

   Мужчина посмотрел на него как на умалишённого:

   -Прости?

   -Так, - принялся объяснять Олег, - ты меня не знаешь, но в какой-то другой реальности тоже есть Патрик Штейн. И он – мой отец!

   -Очень интересно, - кивнул Патрик. – Юноша, а вы давно обследовались у психиатра?

   Олег с досады сунул руку в карман и вытащил смартфон. Отыскав фотографии с отцом, он продемонстрировал их Штейну.

   -Теперь видишь? Ты – мой отец!

   Патрик побледнел:

   -Однако!

   -Что думаешь?

   -Думаю я, что это полная хрень, приятель! У меня вообще детей нет!

   -Вот как…

   -Слушай, ради Бога, объясни мне, что ты вообще имеешь ввиду – взмолился Патрик.

   -Смотри, - начал объяснять Олег. – В какой-то другой параллельной реальности ты – мой отец. У тебя была клиническая смерть, ты встретился с Богом и теперь спасаешь для Него людские души.

   Патрик внимательно выслушал сбивчивую речь Олега и расхохотался.

   -Ну, у тебя  и фантазия, парень! Тебе бы книжки писать!

   -Ну почему ты всё сводишь к шутке?!

   -Да я вообще в Бога не верю! Сказки это всё! А ты вообще бред несёшь! Параллельные реальности, спасение душ…. «Секретных материалов» пересмотрел?

   -Слушай, - рассек кулаком воздух Олег, - ты мой отец.  Есть девушка, которая может погибнуть из-за того, что оказалась в опасной секте. Помоги мне вытащить ее оттуда.

   -Парень, сходи лучше к доктору, - сухо ответил ему Патрик. – Я-то здесь причем?

   -Я думал, хоть мы и в параллельной реальности, но в тебе что-то осталось от того Патрика, - с разочарованием произнес Олег. – Ты был моим героем, я ровнялся на тебя.

   Он с грустью поднялся и направился  к двери.

   -Желаю приятного времяпрепровождения.

   Патрик закрыл за ним дверь и вдруг почувствовал сильнейшую тревогу. Как будто в его жизни исчезло что-то важное. Он беспокойно заходил туда-сюда по комнате, пытаясь понять, что именно выбило его из колеи. До этого момента всерьез о Боге он даже не задумывался. А сейчас ему показалось, что он не один в этой душной и затхлой комнате. Да и мальчик этот действительно чем-то похож на него. Что же ему делать?

   Олег в слезах уже выходил из подъезда, когда его догнал Патрик.

   -Ладно, парень, стой! Возможно, в твоих словах что-то действительно есть. Давай спасем твою девушку.

   -Ура! – возликовал Патрик. – Я верил в тебя!

   Они дождались автобуса и поехали в санаторий.

   -Пока мы в дороге, введи меня в курс дела, - попросил Патрик.

   -Это покажется тебе полным бредом… - предупредительно заявил Олег.

   -Да ладно тебе, - махнул рукой Патрик. – Тут уже всё, что происходит, мне кажется бредом. Так что терять тебе нечего.

   -В общем, сейчас в нашем измерении нахожусь я из прошлого, это я и я из настоящего…

   -Уже интересно, - хмыкнул Патрик.

   -Этот я из настоящего сейчас пытается поговорить со своей возлюбленной.

   -С твоей возлюбленной? – уточнил отец.

   -С нашей возлюбленной. В общем, он и она в смертельной опасности. Она находится в секте. Нужно вырвать ее оттуда.

   -Ну что же, - вздохнул Патрик, - вырвем.

  Когда они оказались на территории «Зелёных Берез», Олег сразу повел Патрика в сторону лагеря, где проживала Ника. Он видел, как его версия из прошлого, так и не сумев пообщаться с девушкой, в расстроенных чувствах уходила к реке. Всё как в тот раз. Отлично, значит они не пересекутся.

   Патрик открыл рот, увидев точную копию сопровождающего его мальчика.

   -Теперь убедился? – с иронией посмотрел на отца Олег.

   Когда они подошли к лагерю, из него как раз выходила Ника в компании своего молодого человека. Внезапно их обступили люди Бахтияра.

   Ника увидела Олега и вскрикнула:

   -Опять ты?!

   Олег не обратил на её возглас никакого внимания. Его интересовало, как защитить их всех.

   -Патрик, что нам делать? – нервно обратился Олег к Штейну.

   -Постараться выжить.

   Он сжал кулаки и двинулся в сторону головорезов. В этот самый момент появился Бахтияр.

   -Хотите побезумствовать? – улыбнулся Патрик. – Давайте побезумствуем.

   И он бросился на молодчиков Бахтияра. Олег с восхищением смотрел на своего отца, расшвыривающего бандитов в разные стороны. В какой-то момент его внимание привлекла Ника. Она жалась к своему жениху. И в эту минуту Олег понял, что как не меняй историю, в любом витке ее развития она будет вместе с ним. Это просто не его женщина. Не ее Всевышний предназначил для нее. Как же жаль, что он только сейчас это понял…

   Патрик расправился с последним головорезом и повернулся к сыну. Лицо его было в крови. Он попытался улыбнуться, но вместо этого начал медленно оседать.

   Олег подбежал к Патрику.

   -Прости, я не спас тебя.

   -Ты уже спас меня, - прохрипел Патрик. – Вернул к жизни...

   Олег положил его голову себе на колени.

   -Знаешь, - продолжал Патрик, - страшно не умереть. Страшно прожить жизнь, так и не поняв, зачем она тебе дана. Избеги этой ошибки. И еще… Я бы хотел такого сына как ты…

   Когда Штейн закрыл глаза, Олег почувствовал, что его душат слёзы. Он поднял голову в небо и прокричал:

   -Ладно, Ты выиграл! Я не хочу ничего менять! Верни всё как есть!

   В эту же минуту перед его глазами что-то блеснуло, и он вновь оказался на той аллее. В первые мгновения Олег не понимал, где находится и что с ним происходит. Это был сон или всё происходило наяву? Мимо него проходили отдыхающие. Парень понял, что он вернулся в своё измерение.

   -Домой не пора? – к нему подошёл Патрик.

   Олег крепко обнял его.

   -Ты чего? – удивился Штейн.

   -Как же я рад, что ты жив. И что ты мой отец!

   Патрик с недоумением посмотрел на сына, но вряд ли бы он стал отрицать, что эти слова были ему приятны…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Темы этой статьи
Еще по этой теме
Похожие статьи
Шеф №50
"Шеф"- новый циклрассказов известногохристианского писателя С.Быструшкина. Анотация: "Зачем верить, когда знаешь?". Этот вопрос уже давно не дает покоя Патрику Штейну. Известный московский журналист, пережив клиническую...
Шеф №49
"Шеф"- новый циклрассказов известногохристианского писателя С.Быструшкина. Анотация: "Зачем верить, когда знаешь?". Этот вопрос уже давно не дает покоя Патрику Штейну. Известный московский журналист, пережив клиническую...
Шеф №48
"Шеф"- новый циклрассказов известногохристианского писателя С.Быструшкина. Анотация: "Зачем верить, когда знаешь?". Этот вопрос уже давно не дает покоя Патрику Штейну. Известный московский журналист, пережив клиническую...
Шеф №47
"Шеф"- новый циклрассказов известногохристианского писателя С.Быструшкина. Анотация: "Зачем верить, когда знаешь?". Этот вопрос уже давно не дает покоя Патрику Штейну. Известный московский журналист, пережив клиническую...
Шеф №46
"Шеф"- новый циклрассказов известногохристианского писателя С.Быструшкина. Анотация: "Зачем верить, когда знаешь?". Этот вопрос уже давно не дает покоя Патрику Штейну. Известный московский журналист, пережив клиническую...
Как стать христианином – Христиане.ру