Шеф №40

Шеф №40
Автор: Сергей Быструшкин, христианский журналист, писатель.
02.09.2023

"Шеф"-  новый цикл рассказов известного христианского писателя С.Быструшкина. Анотация: 

Шеф №40

"Зачем верить, когда знаешь?". Этот вопрос уже давно не дает покоя Патрику Штейну. Известный московский журналист, пережив клиническую смерть, был возвращён на Землю, но отныне Патрик - сотрудник Всевышнего, помогающего Ему спасать души людей для Вечности. Не выдержав жизни с таким человеком как Патрик, от него уходит жена, он вынужден постоянно врать близким, как-то объясняя свои внезапные отлучки. И как же жить человеку, который даже не может спокойно согрешить, зная, что за каждый грех предстоит давать ответ, и чья работа - твои страсти?"

 "Посвящается Алине Баценковой, как идейной вдохновительнице проекта"

«Смерть зверя с дьяволом в сердце»

   Патрик Штейн спешил как можно скорее уйти на работу. Он с детства не выносил запаха краски. Отец с утра решил покрыть лаком пол в кухне и его спальне, поэтому Штейну пришлось покинуть дом на два часа раньше положенного времени. Он намеревался потратить выпавшие ему часы на то, чтобы покататься в метро. Он любил этот вид транспорта и намеревался поспать в вагоне, раз уж представился такой случай.
   Однако жизнь внесла в его планы некоторые коррективы. Во – первых, он решил для начала все – таки наведаться в институт, в котором преподавал. Штейн знал, что его открывают в десять, но надеялся, что его, как сотрудника, пустят на час раньше. Однако выяснилось, что и для преподавательского состава исключения не делаются.

   Ну и кроме того (хотя, пожалуй, с этого следовало бы начать), Патрик Штейн обнаружил в своем почтовом ящике странное письмо. В продолговатом конверте без всяких наклеек и указаний кому, собственно, адресует телеграмма обнаружился сложенный вчетверо листок, на котором лаконично было написано: «До скорой встречи, Патрик Штейн. Для тебя она будет последней».

   Это послание изрядно испортило настроение Патрику. За годы геройства, под которыми мы будем подразумевать его подвиги, вдохновленные верой в Бога, он успел нажить себе немалое количество врагов. Взять того же Виктора Склярова, которому он обломал его бизнес по шантажированию невинных (относительно) людей. Поэтому, если бы кто-то захотел с Патриком Штейном, ему пришлось бы встать в длинную очередь.

   Вздохнув по поводу того, что институт еще закрыт, он понуро направился в сторону метро. Уже спускаясь на эскалаторе, Патрик заметил своего коллегу Андрея.
   -Привет! – окликнул его он. – Чего в такую рань на ногах?
   Мужчины обменялись рукопожатием.
   -Да мне нужно в канцелярский магазин заглянуть, пополнить запасы, - улыбнулся Андрей.
   -Если не возражаешь, составлю тебе компанию, - сказал Штейн. – Представляешь, не рассчитал время, приехал очень рано, не знаю, чем себя занять.
   Мужчины вышли из метро и зашагали в сторону канцелярского магазина. Однако в ближайшем универмаге то, что им, а точнее Андрею было нужно, они не обнаружили.
   -Пойдем в другой стороне поищем, - предложил Андрей.
   Пробираясь сквозь толпу людей, спешащих на работу, они не сразу заметили шествующих им навстречу преподавательниц из их же института.
   -Здравствуйте, мальчики!
   -Что же вам не спится, девочки? – улыбнулся Штейн, обнимая их.
   -А мы вот решили с Сашей встретиться, все – таки давно не виделись, - ответила одна из них. – А вы чего здесь так рано?
   -Ищем тетрадки, - объяснил Андрей, оглядываясь по сторонам в поисках магазина.
   -Пойдем, покажу, где всего этого добра завались, - решительно сказала девушка, которая разговаривала с Штейном.
   -Спасибо, Ань.
   Все четверо развернулись и зашагали в том направлении, откуда пришли Штейн и Андрей.  Путь до магазина у них занял три минуты. Они задумчиво прогуливались вдоль прилавков, на которых были выставлены тетрадки, изображения, на обложках которых поражали воображения.
   Саша взяла тетрадку, которую украшала довольно симпатичная розовая кошечка и продемонстрировала ее Андрею:
   -Не хочешь купить?
   -Нет, я что – нибудь более традиционное возьму, - ответил улыбкой тот.
   В результате, из магазина они ушли, так ничего и не купив. Андрей отправился искать себе счастья в других универмагах, а Штейн пригласил девушек позавтракать с ним в ближайшем кафетерии. Благо до начала занятий оставался еще почти час.
   Удобно расположившись за столиком у окна, изучив меню и сделав заказ, они почувствовали, что, наконец – то могут поговорить откровенно.
   -Как поживаешь, Патрик? – полюбопытствовала Аня. – Что делал эти дни, после того как мы не виделись?
   -Уезжал из Москвы, - ответил Штейн, задумчиво глядя в окно. – Хотелось немного развеяться, отдохнуть от всего…. Свежий воздух, лес, все дела…
   -Понравилось?
   -Понравилось. А вы как лето завершили?
   -Саш, как мы лето завершили? – Аня с улыбкой посмотрела на подругу.
   -Готовились к учебному году, повторяли все, что прошли за год, - с самым серьезным видом ответила та, с трудом сдерживая смех.
   -Ну, понятно, учеба, прежде всего, - улыбнулся Штейн. – Я видел ваши картинки в «Контакте». Чего стоит только эта «С нового учебного года мы абсолютно на все пары…»… дальше не продолжаю, ибо не прилично!
   -Как с Альбиной дела? – как бы, между прочим, поинтересовалась Аня.
   -Никак, - коротко ответил Штейн. – Мы после нашей совместной с вами встречи не виделись.
   -Я вспоминаю, как она нам с Сашей нагрубила, и у меня о ней не самые лучшие воспоминания, если честно, - призналась Аня.
   -Да я тоже был о ней лучшего мнения, - кивнул Штейн. «Кто тебя за язык тянет! – мысленно выругал себя он. – Держи свое мнение при себе».
   Им принесли их заказ. Какое – то время лишь слышалось ритмичное позвякивание вилок о тарелки.
   -Как вам новые студенты? – решил переменить не слишком приятную для себя тему Штейн. – Толковые?
   -Есть интересные ребята, - кивнула Саша. – Но мы пока не успели со всеми как следует познакомиться и всех запомнить. Мы же только вчера на работу вышли.
   -А тебе твои как?
   -Надеюсь, сработаемся, - Штейн вытер губы салфеткой. – Но в любом случае, вчера было интересное занятие.
   -Ой, я тебе сейчас расскажу, что было у нас вчера! – оживилась Аня. – Слушай!
   Штейн слушал ее вполуха. На него накатили воспоминания. И даже не столько о том, как он провел вчерашнее занятие, а вообще о последних событиях его жизни. Накануне, переступив порог института после двух месяцев отпуска, он понял, что, наверное, соскучился по ребятам, по атмосфере, царящей в этих стенах. Не все студенты были рады ему, он видел это, но и он не всех жаловал, чего греха таить. Тем не менее, обедая в столовой и наблюдая за снующими туда – сюда с тарелками и стаканами ребятами, он испытывал необычайную радость и некое подобие гордости от того, что он работает именно здесь.
   Лето тоже оставило в памяти яркий след. Вначале ему пришлось поддерживать Сашу, когда у нее были сложности по работе, и ей нужно было поступать в аспирантуру. Он приехал в свой законный выходной и вместе с Аней пробыл в институте до той самой минуты, когда Саше объявили, что она принята. В благодарность Саша и Аня пришли к нему, когда он собирал всех близких ему людей в ресторане, решив устроить что – то вроде «встречи старых друзей». Среди них была и Альбина – девушка, с которой у Штейна были очень странные отношения, с поражающей воображение периодичностью переходящие из разряда романтических в дружеские и наоборот. 
   Увидевшись с ней, Штейн в очередной раз понял, что они могут быть только друзьями. Однако несколько позже, когда он был не в Москве, у него вновь поменялось мнение относительно нее, и он решил пока вообще о ней не думать. А тут на тебе, Аня вновь сама ему о ней напомнила и разбередила старые раны…
   Взглянув на часы, Штейн сказал:
   -О, девушки, нам пара. И не вздумайте вытаскивать кошельки, я угощаю.
   У института уже курили студенты. Аня и Саша присоединились к ним, а ведущий здоровый образ жизни Штейн сразу прошел внутрь. Ему нужно было подготовиться к лекции. Вскоре студенты начали заполнять зал. Штейн наблюдал за ними поверх очков – хамелеонов. На него вновь накатила ностальгия. Слишком многое связывало его с этим институтом. «Как будто ничего и не изменилось», - думал он, окидывая взглядом лекционный зал.
   Когда подавляющее большинство студентов заняли свои места, Штейн взял в руки микрофон и заговорил:
   -Опоздавших ждать не будем, что пропустят, потом спишут у присутствующих. Меня зовут Штейн Патрик Феликсович, это для тех, кто не знает. Те, кто меня знают, потом вам расскажут, что бывает, если регулярно пропускать мои лекции, а тем более шуметь, мешать мне вести занятие, или что еще хуже пытаться заниматься чем – то посторонним. Мой предмет называется «История религий». Предмет очень интересный, поскольку, по моему глубокому убеждению, именно религия является тем стержнем, который не дает человечеству оскотиниться и превратиться в животных. По этому поводу могут быть разные точки зрения, я буду рад, если вы их выскажите, это означает, что вы умеете думать, но мне бы искренне хотелось, чтобы именно по этому вопросу, у нас с вами не было расхождений. Я не буду выяснять, каков процент атеистов среди присутствующих, я просто хочу донести до вас то, что положено по программе и немного добавить от себя, и если хоть один человек после моих занятий задумается о роли религии в его жизни, я буду считать, что не зря получаю зарплату. Итак, начнем.
   Два часа лекции прошли не сказать, чтобы быстро, но довольно необременительно. Проводя вводное занятие, Штейн обозревал взглядом зал, вглядываясь в лица студентов, пытаясь по их выражениям понять, насколько им интересна та информация, которую он им преподносит. Но понять это ему было весьма сложно. Людей, откровенно смотрящих в айпады или занятых разговором с соседом,  он не замечал, и уже за это был вполне благодарен аудитории. 
   Когда до конца занятия оставалось минуты две, в зал заглянул рослый парень в очках и махнул рукой Штейну.
   -Всем спасибо за внимание, встретимся в следующую пятницу, - сказал Штейн и поднялся из – за стола. Парень ждал его в коридоре.
   -Ну как тебе студенты? – полюбопытствовал он.
   -Это самый популярный вопрос за сегодняшний день, - усмехнулся Штейн, пожимая ему руку. – Нормальные студенты, интеллигентные.
   -Пойдем в кафе, перекусим, я только что закончил свою лекцию, в животе урчит, сил нет!
   -Ну, пойдем!
   Заказав сэндвичи с ветчиной и чай, они принялись обсуждать события последних дней. Кроме них, в кафе полдничали еще две их сослуживицы. В середине разговора Штейн вновь улетел мыслями в прошлое. «Сегодня определенно у меня день ностальгии», - усмехнулся про себя он. Ему вспомнилось, как летом он прогуливался по Подмосковью с дедушкой и бабушкой, и ему захотелось немедленно их увидеть. Он принял решение поехать к ним сразу же после конца рабочего дня. Кроме того, в памяти их летние встречи. Штейн как сейчас видел перед собой Альбину, Бориса, Володю с его замечательными шутками и неподражаемым стилем. Все это он бы непременно пережил еще раз, ему казалось, что это лучшее время. Пройдет время, и этот день, он знал это, будет вспоминаться ему с нежностью, и он будет хотеть прожить его вновь и вновь. Странно, но раньше Штейн не замечал за собой излишней  сентиментальности.
   -Ты будешь работать или нет? – вывел его из задумчивости голос друга.
   Штейн ошарашенно посмотрел на него.
   -Что случилось, Жень?
   -Да вот никак не может к Интернету подключиться, - ответил Женя, рассеянно крутя в руках айпад. – Вроде денег на счету много.
   -Представляешь, - перевел разговор на другую тему Штейн, - я сегодня утром раньше из дома вышел, были обстоятельства, так вот прихожу, а в институт теперь, оказываются, не пускают раньше десяти. Пришлось коротать время в кафе.
   -Я знаю! – усмехнулся Евгений. – У меня почти так же все получилось…
   В тот день Евгений Супрун проснулся около восьми. Просыпался он всегда исключительно благодаря будильнику. Это утро предвещало много хорошего хотя бы потому, что это было утро пятницы. Он открыл глаза и увидел спящего у него в ногах кота. Отбросив одеяло, Женя, позевывая, направился в ванную. Наскоро завершив традиционные утренние процедуры, он насыпал своему домашнему любимцу в миску свежего корма и стал одеваться. Благо за окном было достаточно тепло, он ограничился лишь майкой, джинсами и курткой.
   До института ему было добираться около сорока минут. Однако выяснилась неприятная деталь – с этого года даже преподавательский состав не пускали внутрь раньше пяти минут до начала занятия.
   -Замечательное нововведение! – вслух оценил его Евгений.
   За его спиной появилось несколько коллег, с которыми он был шапочно знаком и которые вели занятия в основном у заочников.
   -Что, не пускают? – с сочувствием спросили они.
   -Да, - кивнул Евгений.
   -И что нам тут целый час делать? – один из присутствующих мужчин бросил взгляд на свои наручные часы. – Занятия начинаются ровно в десять.
   -Можно в кафе посидеть, - предложила девушка. – Тут поблизости много хороших заведений.
   Ее идея пришлась остальным по вкусу. Все пятеро направились в «Шоколадницу» и, заказав там себе кофе с тостами, скоротали время до начала пар. Затем Супрун вернулся в сопровождении своих новых старых знакомых в институт, провел пару и решил зайти за ним, Штейном, чтобы вместе пообедать.
   -Надо же, как у всех одновременно одинаково и в тоже время по – разному начался этот день, - улыбнулся Штейн.
   -Это точно, - кивнул Супрун.
   Он что – то еще говорил, но Штейн опять погрузился в воспоминания. К тому же не давала покоя мысль об утренней телеграмме. За всем этим он не сразу расслышал, что ему на телефон пришло сообщение.
   -Представляешь, просят провести вторую лекцию вместо Свиридовой, так что я сегодня задерживаюсь в институте, - проинформировал он друга.
   -А мне тоже сегодня, кстати, нужно еще одну пару провести, так что мы вместе сегодня по домам рано не пойдем, - вздохнул Женя. – Кстати, Патрик…

   Он внимательно всмотрелся в него.

   -Мне кажется, у тебя что-то произошло. Я ошибаюсь?

   -Нет, не ошибаешься.

   Патрик со вздохом вытащил из-за пазухи телеграмму и показал ее Супруну.

   -Ого! Как думаешь, от кого?

   -Да откуда мне знать? У меня много врагов.

   -Это да. Судя по твоей деятельности…. Слушай, а может быть, это кто-нибудь из твоих студентов?

   -Если так, то это они зря. Я им зачет не поставлю.

   -Зря смеешься. Дело-то похоже серьезное.

   -Это я на нервной почве смеюсь. Ладно, давай сюда телеграмму, потом покажу ее Валентову.

   -Может тебе взять отгул и отправиться к нему прямо сегодня?

   -Ты же знаешь, - Патрик показал пальцем куда-то под потолок, - мое Начальство отгулов не дает.
   Расплатившись, они вернулись в институт и разошлись по кабинетам. В лекционном зале Штейна уже дожидались студенты. Тот устроился поудобнее и сразу начал с того, что предложил им посмотреть один интересный фильм о великих православных мудрецах. Идея встретила одобрение. Штейн наблюдал за залом и с удовлетворением констатировал, что в принципе особо никто не отвлекался на посторонние дела.
   Остаток дня он провел у бабушки с дедушкой, как и планировал, а вечером вернулся домой. По дороге он вспоминал, как выйдя из института, шагал до метро в сопровождении Супруна по вечерней Москве, смотря по сторонам и радуясь, что этот бесконечный рабочий день подошел к концу. И что бывают такие дни, которые хочется проживать снова и снова. И на первый взгляд они вроде ничем не примечательные, не особенные, а есть в них какое – то очарование, и врезаются они в память так, что кажется, дай тебе сейчас камеру и хорошего оператора, запечатлел бы до секунды каждое мгновение.
   Они пожали друг другу руки на переходе, и Штейн поехал до нужной ему станции. Чуть позже в «Фейсбуке» он в беседе с коллегой похвалит его жилет,  а тот в ответ сделает ему комплимент относительно его очков, которые по его словам, что в принципе было правдой, ему очень идут. Еще позже в беседе с родственниками он, не в силах вспомнить подробности, расскажет, как прошел день, чем он ему запомнится. А пока, шагая вдоль раскидистых деревьев по залитым неярким вечерним солнцем улице, он размышлял о том, как завтра сможет целый день проваляться в постели или просидеть в Интернете или пересмотреть любимый фильм или послушать любимую музыку и что ему никуда не нужно спешить.
   Пол в квартире Штейнов, к сожалению, еще не высох и пах краской. Жена с детьми еще не вернулись из санатория, а  родители должны были нагрянуть с минуту на минуту. Включив компьютер, он зашел на свою страницу в «Фейсбуке» и увидел довольно пессимистичный пост Ани. Набрав ее номер, он спросил:
   -Не хочешь поговорить?
   У Ани этот день начался гораздо более тривиально. Проснулась, умылась, встретилась с лучшей подругой. Пожалуй, разве что завтрак в компании Штейна не входил в ее привычное расписание. А дальше встреча со своей коллегой Машей Черновой, с которой они как – то сразу при первой встрече не смогли сойтись характерами. Маша изначально противопоставила себя Ане, показывая, что она талантливее, что ее больше ценят, что было весьма спорно, но, тем не менее, вела она себя именно так.
   И в тот день, когда они с Сашей курили на заднем дворе, к ним подошла Маша и спросила:
   -Ань, как это понимать? У нас до сих пор путаница с расписанием. Половина наших студентов не понимает, будет она учиться по субботам или нет. Скажи, чем ты занимаешься? У тебя, что нет времени уделить десять минут расписанию?
   -Маша, давай повежливее! – сразу осадила ее Аня. – Расписание будет, я как раз занимаюсь его составлением. Просто есть небольшие накладки.
   -Меня не интересует, есть накладки или нет, я хочу, чтобы в понедельник расписание лежало у меня на столе в готовом виде, иначе у тебя будут большие неприятности! – пообещала Маша и, резко рванув на себя дверь, исчезла в вестибюле.
   -Ишь, раскричалась! – заметила подошедшая к девушкам Наташа. – Не переживай, Ань, ты все успеешь, а если чем нужно помочь, наши телефоны с Сашей у тебя в записной книжке.
   -Спасибо, девочки, - растрогалась Аня. – Да я постараюсь сама со всем справиться.
   Но это была не единственная неприятность в тот день для нее. Вечером она поругалась с другим своим коллегой, который обвинил ее в некомпетентности. В общем, к концу дня нервы ее были на пределе, и поддержка Штейна была очень кстати.
   -Да не переживай ты, - старался утешить ее он, при этом следя, чтобы голос его не звучал фальшиво, - все прекрасно знают, что ты отлично справляешься со своей работой. Ты это давно всем доказала. А завистники были, есть и будут, куда от них денешься.
    -Спасибо, Патрик, а то я уж совсем раскисла, - прочувственно произнесла Аня.
    -Вот этого не надо, - назидательно сказал Штейн. – И знай, что я говорю все это не ради того, чтобы просто поднять тебе настроение. Ты действительно настоящий профессионал и еще не раз предоставишь возможность всем нам в этом убедиться. Не грусти.
   -Спасибо большое, Патрик.
  Положив трубку, Штейн задумчиво посмотрел в компьютер. С экрана монитора ему улыбалась Аня. Он краем глаза видел под ее фотографией множество комментариев, которые можно было бы объединить под одним грифом «Какая ты классная». Но Штейн далеко не внешность ценил в этой девушке. И вообще в женщинах в целом. Сегодняшний день позволил ему взглянуть на многие вещи по – новому. Не зря же он, еще не прожив его до конца, уже знал, что будет вспоминать о нем и мысленно проживать его еще ни раз и ни раз…

   Утро понедельника принесло ему неприятные известия. Новость о смерти Ани прозвучала словно гром среди ясного неба. Патрик, едва прочитав об этом в преподавательском чате, некоторое время не мог прийти в себя от ужаса. Ему казалось, что он сходит с ума. Штейн не мог ни нормально одеться, ни найти ключи. Он словно заведённый слонялся туда-сюда по квартире под недоуменными взглядами родителей и не понимал, что происходит.

   На работу он ехал в самых тягостных раздумьях. А когда уже подходил к институту, заметил возле него полицейскую машину. По какому поводу она здесь была он даже не сомневался.

   Сурового вида полицейский при появлении Патрика произнес:

   -Вы-то мне и нужны!

   -Очень тронут, - признался Патрик. – А зачем я вам понадобился?

   -Вы слышали об убийстве вашей коллеги Анны Райковой?

   -Я слышал о ее смерти. Но не знал, что это было убийство.

   -Ее вытолкнули из окна.

   -Боже мой! – воскликнул Патрик.

   -Судя по распечатке звонков, последний, кому она звонила, были вы.

   -Да, мы разговаривали с ней вчера вечером. Это правда.

   -По какому поводу?

   -Она поругалась со своей коллегой и искала у меня утешения.

   -Как зовут коллегу?

   -Чернова Мария Олеговна.

   -Проверим, - пообещал следователь, делая пометки у себя в блокноте. – А вы в каких отношениях были с погибшей?

   -Слушайте, ну если она мне вчера вечером звонила за моральной поддержкой, как вы думаете, в каких отношениях мы с нею были?

   -Умный самый? – прищурился следователь. – Отвечайте прямо на мои вопросы.

   -В хороших мы с ней были отношениях. В хороших.

   -Так бы сразу. Еще в ее вещах мы обнаружили записку угрожающего содержания.

   -Записку? – побледнел Патрик.

   -Да. А что?

   -Дело в том, что я вчера тоже получил угрожающее послание.

   И он продемонстрировал присутствующим вчерашнюю телеграмму.

   -Похоже, у вас в ВУЗе завелся маньяк, - вынес вердикт  следователь. – Который по каким-то причинам мочит преподавателей. Родственники погибшей утверждают, что она получила похожее послание. На вашем месте я бы был поосторожнее.

   -Чтобы я делал без ваших мудрых советов…

   Однако его слова засели у Патрика в голове. И на лекции он действительно внимательно вглядывался в лица присутствующих. А вдруг и в самом деле кто-то из них совершил это убийство? С одной стороны, Патрику было от этой мысли не по себе. Но с другой, за время своей деятельности, о которой он предпочитал не распространяться, он убедился, что люди до того падшие существа, хоть и созданные по образу и подобию Божию, что от них можно ожидать чего угодно.

      Патрик думал о том, что, если он хочет узнать, как произошло убийство, нужно идти к дому Ани. Она жила рядом с ВУЗом, так что ехать далеко не придется. А там уже можно будет пора спрашивать соседей – самых надежных и безотказных свидетелей. Особенно, если им под восемьдесят лет, и у них словесное недержание. В то же время ему почему-то было очень страшно. Ведь агрессивные послания адресовали и ему. А кто знает, может быть, он будет следующим? «Соберись, Подшефный, - сказал сам себе Патрик. – И не из таких передряг выбирались».

   Когда наступил большой перерыв, он решил, не откладывая это до конца рабочего дня, сразу же наведаться к дому Ани и расспросить соседей. Идя по залитой сентябрьским солнцем улице, Патрик думал о том, сколько за последние годы событий случилось в его жизни. И очень пугался очередного приступа ностальгии. Может быть, он вызван тем, что скоро и его самого ждёт смерть?

   Во дворе дома Алины словно бы по заказу вязала бабушка в роговых очках. Патрик подсел к ней.

   -Здравствуйте. Я частный детектив. Вы слышали о вчерашнем убийстве жилички вашего дома?

   Бабушка оценивающе посмотрела на него:

   -Конечно, слышала. А чего частный детектив здесь забыл? Полиция не справляется?

   -А когда она справлялась? А меня наняли родственники. Хотят разобраться в случившемся.

   -Ты уж, мил человек, разберись. Загубили девку во цвете лет.

   -А вы случайно не видели, кто загубил? – затаив дыхание, поинтересовался Патрик.

   -Я видела, что она вчера спускалась во двор и встречала какую-то девицу. И потом они вместе вошли в ее подъезд. Я так понимаю, пошли к ней в гости.

   -А как выглядела эта девица?

   -Ну по росту и комплекции примерно, как и она. А как выглядела я не знаю, она была в куртке с капюшоном.

   -Понятно, - вздохнул Патрик. – А как вы определили, что это именно девица, а не парень?

   -Да ты что, милый! – оскорбилась бабка. – Чтобы я мужика от бабы не отличила?! Я еще пока в своем уме.

   -Я не хотел вас обидеть, - уверил ее Патрик. – Просто уточнил. Знаете, в наше время девушки так стали одеваться, что их с первого взгляда вполне можно принять за мальчиков.

   -Нет, это не тот случай. Это была девушка. Точно. И она когда пришла, так резко руку пожала Ане, как будто оторвать ее хотела. На мгновение у нее задрался рукав, и я увидела у нее татуировку.

   -Какую?

   -Не рассмотрела. Но надписи какие-то были точно.

   -И на том спасибо. Во сколько они встречались?

   -Это было примерно без десяти десять.

   -Вы так точно это запомнили?

   -Конечно. Я потом пошла сериал смотреть, а он ровно в десять часов начинается.

   -Понятно. Спасибо, бабушка, вы бесценный свидетель.

   -Какая я тебе, козел, бабушка! – возмутилась старушка.

   Но Патрик уже не слушал ее. Выйдя на большую дорогу, он сверился с часами и понял, что пора было возвращаться в институт. Значит, к Ане вечером приходила какая-то женщина. Получается, ее убила баба. Неожиданно. Почему-то Патрик предполагал, что убийца – мужчина. Но в таком случае…. Ему на ум пришел конфликт Ани и Марии Черновой. Конечно, Машу он допросить не сможет, да и полномочий у него таких нет. Но обратить внимание на нее определенно стоило.

   Неожиданно за его спиной раздались резкие звуки машины. Он обернулся. На него с ревом мчался «Жигуль». Патрик инстинктивно отпрыгнул в сторону. Промедли он хотя бы секунду – и был бы уже в гостях у своего Шефа. Машина, не сбавляя скорости, скрылась за поворотом. Кто был за рулём Патрику рассмотреть не удалось.

   Он поднялся с асфальта и отряхнулся. День, как говорится, переставал быть томным. Теперь вот и на него покусились. Маньяк явно никак не уймётся. Интересно, все же, кто это? Какая – нибудь сумасшедшая студентка? Или и правда Маша Чернова? Нет, в это просто невозможно поверить.

   Едва он переступил порог института, его настиг Супрун.

   -Мне нужно с тобой поговорить!

   -Нельзя ли позже? – поморщился Патрик. – У меня вообще-то лекция через десять минут.

   -Ну, пожалуйста! – взмолился Евгений. – Это очень важно!

   -Ну, если важно…. Пошли ко мне в кабинет.

   Они прошли в лекционный зал, и Евгений плотно прикрыл за собой дверь.

   -Я слушаю, - сухо сказал Патрик.

   -Читай.

   Евгений протянул ему письмо. Патрик прочел:

   -«Трепещи, жалкий извращенец. Сначала я предам огласке твои темные делишки. А потом убью тебя».

   Окончив читать, Штейн поднял глаза на Супруна:

   -У меня к тебе только один вопрос.

   -Какой?

   -Ты этот самый?

   -Это все, что тебя сейчас волнует?! – возмутился Супрун. – Опять будешь мне сейчас проповеди читать?

   -Да нет, даже не собирался, - пожал плечами Патрик. – Вопрос в другом – как этот человек узнал о твоих подвигах? Кто-нибудь еще знает о твоих… э-э-э… предпочтениях?

   -Только те, кого я все это время предпочитал, - покраснел Супрун.

   -А они могли не держать язык за зубами?

   -Да вряд ли. Это ведь и им на пользу не пойдет. Учитывая, как в нашей стране к этому явлению относятся.

   -Да уж…. Ну что же, похоже этот таинственный маньяк теперь взялся и за тебя.

   -Что мне делать, Патрик?! – нервничал Супрун. – Что делать?

   -Не знаю я, что тебе делать. Может быть, взять себя в руки? И своего друга тоже.

   -Очень смешно! – заорал Супрун. – Ты понимаешь, что со мной сделает Литовчин, когда узнает, кто я?

   -Догадываюсь, - хмыкнул Патрик. – А реакцию студентов представляешь? Вот  уж будет потеха.

   -Смешно? – разозлился Супрун. – Тебе смешно?! Друг называется! Ну и черт с тобой! Я сам разберусь!

   Он рванул на себя дверь и вылетел из кабинета, едва не сшибив студентов.

   -Патрик Феликсович, можно заходить?

   -Заходите, ребята, - махнул рукой Патрик.

   В этот момент у него в кармане зазвонил телефон. Звонила Альбина.

   -Привет! – сказал Патрик, выходя с телефоном из кабинета. – Рад тебя слышать.

   -Как начался учебный год?

   -Плодотворно, - вздохнул Патрик.

   -А что так невесело? Проблемы?

   -Ну так. Небольшие есть.

   -Расскажешь?

   -Ты хочешь увидеться?

   -Я была бы рада.

   -Ну что же, давай вечером погуляем.

   -Тебя супруга не заревнует? – игриво спросила Альбина.

   -Супруга с детьми сейчас за городом, - сухо ответил Патрик. – Да и мои грешки остались уже далеко в прошлом.

   -Да что ты говоришь?! Патрик Штейн стал святым?

   -Да если бы…. Ладно, Альбин, у меня урок начинается. Давай до вечера.

   -До вечера, Патрик.

    Он отсоединился и вошел в лекционный зал. Студенты поднялись при его появлении.

   -Ладно, ладно, садитесь, вы же не в школе, - усмехнулся Патрик. – Поздравляю вас, сегодня третье сентября. Шуфутинского цитировать не будем, давайте лучше сразу к делу. Вы у меня впервые. Я еще с вами не знаком. Моя задача познакомиться вас с традиционными религиями. Начнем, пожалуй, с Православия, как наиболее мне близкой конфессии.

   -Мы, кстати, читали вашего «Шефа», - сказал мальчик с курчавыми волосами. – Вы прикольно пишите.

   -Спасибо.

   -Вы берете истории, о которых говорится в ваших рассказах, из головы или из жизни?

   -Из жизни, друзья мои. Только из жизни. Обычно это происходит так: я вляпываюсь во что-нибудь, с помощью Бога или как я Его величаю Шефа выпутываюсь из них и потом описываю произошедшее в своей колонки. Это для меня, если хотите, такая форма миссионерства. Кстати, поднимите руку те, кто знают значение слово «миссионерство».

   Несколько человек подняли руки.

   -Девушка в голубом платье – вам слово.

   -Миссионерство – это публичная деятельность, нацеленная на проповедование своих религиозных убеждений.

   -Можно было бы не так официально выразиться, но по сути верно, - усмехнулся Патрик. – Вот этим – то я, по сути, и занимаюсь.

   -А как так вышло? С вами что-то произошло?

   -Да, - задумчиво ответил ответил Патрик. – Кое-что вышло….

   Он помолчал.

   -Я вам больше скажу, я когда-то вообще не верил в существование Бога. До определенного дня.

   -А что случилось в этот определенный день?

   -У меня случилась клиническая смерть. И я встретился с Ним.

   -А вы уверены? – скептически произнес парень с задних рядов. – Может быть, это просто игры вашего мозга?

   -Да, я предполагаю, когда рассказываю об этой истории, подобную реакцию. Собственно, именно поэтому я практически никому о ней и не рассказываю. Уверяю вас, молодой человек, это были не игры мозга. Я глубоко изучал эту тему после случившегося. Но опять же, я не могу вас в этом убедить. Это нужно пережить каждому лично. В конце концов, каждому из нас однажды предстоит встретиться с Ним…

   «Если я еще сейчас расскажу им о том, что Господь общается со мной посредством снов и дает мне задания, они окончательно решат, что я чокнулся», - с усмешкой подумал про себя Патрик.

   В этот момент у него вновь зазвонил телефон.

   -Минутку, ребят. Я слушаю.

   -Здравствуй, Патрик Штейн, - услышал он странный металлический голос. Кто-то явно говорил через программу, изменяющую голос. – Получил мое новое письмо?

   -Да пока что нет, - ответил Патрик. – Мне и вчерашнего хватило.

   -А, значит, ты еще не проверял свой почтовый ящик? Что ж, проверь обязательно, тебя ждёт сюрприз.

   -Кто ты такой? – Патрик встал и вышел в коридор. – Чего тебе нужно от меня?

   -Прямой вопрос. Я восхищаюсь тобой, Подшефный.

   -А я не могу понять, зачем тебе все это нужно? Ты обижен на весь мир? За что ты убил Аню? Зачем угрожаешь мне и Супруну? Кто ты такой? Ты из нашего вуза?

   -Давай договоримся, что вопросы буду задавать я. И правила этой игры определять тоже буду я. Ты всё узнаешь, в свое время. Одно могу сказать – мои жертвы не случайны. Вы все провинились передо мной.

   -Да? И в чем же?

   -Ну, например, твои лекции и статьи в свое время обратили в Христианство моего отца. Которого изнасиловал епископ. И он умер, не сумев пережить это. Ты представляешь, что чувствовал этот достойный человек, когда с ним такое случилось? Ты ответишь за это!

   -За что? – спросил Патрик. – За то, что твоему отцу не повезло нарваться на извращенца?

   -За то, что сломал жизнь мне и моим близким.

   — Это ты сегодня меня хотел сбить на машине?

   -Да. Об этом, собственно, говорилось в письме, которые ты еще не видел. Я хотел, чтобы ты весь день ходил, оглядываясь.

   -Можешь мне поверить, ты своего добился. Я и так это делаю.

   -Прекрасно, - обрадовались на том конце провода. – Но мне этого недостаточно.

   -Чего же ты хочешь?

   -Справедливости. И, кстати, можешь звать меня Азазель.

   -О как. А чем тебе помешала Анюта? Ее ты за что убил?

   -У нее тоже есть прегрешения передо мной.

   -Какую ты интересную лексику используешь. Для верующего человека.

   -О, нет, Патрик. Бога для меня нет. Если бы Он был, Он бы не допустил того, что случилось. В моей жизни больше нет никаких богов.

   «Однако то, что ты сейчас делаешь, очень даже на руку еще одному персонажу Библии, - подумал про себя Патрик. – Который Божьего Сына искушал в пустыне. И даже назвался в честь него».

   Однако вслух он сказал другое:

   -Что ты намерен предпринять дальше?

   -Увидишь.

   Далее Патрик услышал лишь гудки.

   Ситуация стала понемногу проясняться. Значит, таинственный убийца – действительно маньяк, озлобленный на многих, и на него, Патрика Штейна, в частности. Что ж, теперь ему предстоит быть вдвойне осторожным. К тому же, Патрика не покидало ощущение, что убийца находится среди его студентов. Когда он вернулся в лекционный зал, он внимательно вгляделся в лица ребят. «Неужели кто-то из них…. Неужели…».

   Когда лекция закончилась, у Патрика вновь зазвонил телефон.

   -Алло!

   -Ты чего такой нервный?

   -Ой, Наташенька, это ты! Извини, у меня просто тут дурдом.

   -Что-то случилось?

   -Да нет, что ты, все хорошо.

   -Патрик, ты не умеешь врать. Скажи честно, что-то произошло?

   -Произошло, - вздохнул Штейн.

   -И что же?

   -Мне угрожают. А вчера убили нашу сотрудницу.

   -Боже мой!

   -Да. Здесь явно орудует какой-то маньяк. Поэтому я тебя настоятельно прошу, не приезжайте пока. От греха подальше.

   -Но мы уже приехали, Патрик. Я поэтому тебе и позвонила.

   -Что?! – всполошился Патрик. – Почему? У вас же еще неделя отдыха оплачена.

   -Меня срочно по работе вызвали обратно в Москву. А дети – я же не могу их оставить одних за столько километров.

   -Да лучше бы ты их там оставила! Неужели ты не понимаешь, что нам грозит опасность! Нам всем!

   -Патрик, этот человек, как я поняла, угрожает лично тебе, правильно?

   -Ну вроде бы.

   -Ну вот за себя и бойся. Можешь пока пожить у родителей. А я не собираюсь прятаться. И вечно бояться. И так уже намучалась с тобой за последние годы.

   -Ты говоришь очень безрассудные вещи, - вздохнул Патрик. Но, сообразив, что дальнейшие споры не принесут результата, предпочёл закончить разговор.

   Когда он спустился на первый этаж, он обратил внимание на столпотворение студентов и преподавательского состава возле стенда с объявлениями.

   -Пропустите, пожалуйста.

   Патрик пробился к доске с объявлениями. На самом видном месте были размещены фотографии Супруна в обнаженном виде в компании мужчин. Мужчины тоже были не одеты.

   -Я так и знал! – раздавалось в толпе.

   -Я тоже! По нему видно всегда было!

   Патрик обернулся и увидел Супруна. Тот стоял и с бледным видом взирал на происходящее. Встретившись глазами со Штейном, он развел руками и бросился вон из института.

   -Женя, стой!

   Патрик побежал вслед за ним, расталкивая студентов.

   -Расступитесь, расступитесь!

   Супрун выбежал на большую дорогу и тут же оказался сбит потоком машин. Очевидно, именно этого он и добивался. С каким-то дьявольским восторгом Патрик наблюдал, как тело Супруна соприкоснулось с иномаркой, поднялось в воздух и со всей силы ударилось о тротуар. В какому-то забытье он слышало крики прохожих, свист полицейской сирены (или это была сирена машины Скорой помощи?). Ему казалось, что в ту минуту умер он сам.

   В этот момент у него вновь зазвонил телефон.

   -Алло.

   -Как тебе мой новый ход, Патрик?

   -Ты скотина! – заорал Штейн. – Сколько это еще будет продолжаться?!

   -Скоро все закончится, уверяю тебя. Остался только ты.

   -И что ты мне приготовил?!

   В трубке пошли гудки.

   Патрик растерянно смотрел, как над телом уже мертвого Супруна склоняются полицейские. Возле него остановилась Маша Чернова.

   -Какой кошмар… - прошептала она.

   Патрик вспомнил о ее ссоре с покойной.

   -Не говори…. Кстати, Маш, а из-за чего вы тогда поцапались с Аней?

   -Что? – с откровенным неудовольствием посмотрела на него Маша. – А тебе-то что до этого?

   -Она мне звонила в тот вечер, когда погибла. Жаловалась на тебя. И через пару минут она умирает. Не находишь это подозрительным?

   -Нет, не нахожу.  А вот то, что ты несешь чушь – вполне.

   -Да нет, Маш, это не чушь. Я разговаривал с соседями Ани, они говорят, что видели, как в тот вечер к ней приходила какая-то женщина. По комплекции, знаешь ли, весьма похожая на тебя.

   Про комплекцию Патрик уже сказал для усиления эффекта – разумеется, он не знал достоверно, каких параметров была ночная визитерша покойной Ани.

   -Ах вот оно как! – зашипела Маша. – А кто тебе дал право разговаривать с соседями? Ты у нас что ли частный сыщик Эркюль Пуаро? Отец Браун?

   -Нет, я Патрик Штейн.

   -Что у нас здесь? – примирительно обняла их подошедшая Саша. – Литературный диспут.

   -Кружок внеклассного чтения, - буркнула Маша и бросила Патрику. – Тебе не мешало бы подлечить свою бурную фантазию.

   -Пойдем, я тебя до метро провожу, - сказала Саша.

   -Как ты? – спросил у нее Патрик. – Уже отошла от случившегося?

   -А как от этого можно отойти? Сегодня вообще безумный день какой-то…. Две смерти подряд.

   -Аня, это маньяк. Который охотится на наших преподавателей. Мы все перед этим получали записки с угрозами. Аня, уверен, тоже. Эта сволочь обещала, что я следующий на очереди на расправу. Так что я теперь опасный спутник.

   Он нервно оглянулся.

   -Что? – грустно усмехнулась Саша. – Воображаешь, что в тебя снайпер шмальнет с крыши?

   -А в данной ситуации ничего исключать нельзя, - вздохнул Патрик.

   -Ты куда сейчас? Домой?

   -Да нет, у меня встреча с Альбиной.

   -С Алькой? – хмыкнула Саша. – А она вообще в курсе, что ты женат?

   -Мне бы сейчас настроение шутить, - отмахнулся Патрик.

   Альбина ждала его на вднх. По дороге туда Штейн думал о том, почему маньяк выбрал Аню, Супруна и его. Что их объединяет? Кроме того, что они преподают в одном вузе. Это слишком на поверхности. Должно быть, что-то еще. Но вот что именно никак не приходило ему в голову…

   -Здравствуй, Патрик! – обняла его девушка. – Рада тебя видеть!

   -Я тебя тоже, - искренне ответил Патрик.

   -Как провёл остаток лета после нашей встречи?

   -Плодотворно. Ездил с родными в подмосковные «Липки» немного отдохнуть. Мы там гуляли с бабушкой и дедушкой. Как оказалось, рядом с нами когда-то жил писатель Акунин.

   -Ну надо же! – восхитилась Альбина. – Я когда – то зачитывалась его книгами! Особенно «Азазель».

   Патрик вздрогнул, вспомнив, что так же представился человек, обещавший отправить его на тот свет.

   Они помолчали.

   -У тебя что-то случилось, да, Патрик? – она внимательно посмотрела на него.

   -Случилось, - неохотно признался он.

   -Я могу тебе чем-нибудь помочь?

   -Нет.

   -Если что, ты только скажи, я готова.

    -Ты ничем не сможешь мне помочь, Альбина. Эту проблему я должен решить сам.

   -Но ты хотя бы расскажешь мне, что произошло?

   Патрик подумал, прежде чем ответить.

   -За мной охотится маньяк.

   -Да ты что!

   -Да и не только за мной. Он уже убил Аню, моего коллегу Женю. Теперь моя очередь, судя по всему.

   -С чего ты это взял?

   -Из телефонного звонка, который сегодня поступил на мой телефон.

   -И что же в нем было?

   -Какой-то придурок сообщил мне, что для обретения душевной гармонии ему осталось прикончить меня. Сама понимаешь, меня подобные известия не обрадовали.

   -Боже мой, Патрик, это же ужасно! Ты должен немедленно обратиться в полицию!

   -Это не поможет, - возразил Патрик. – Ну, есть у меня знакомые в полиции, а что они могут? Установят номер, с которого звонили? Ну ты же взрослая девочка и должна понимать, что симку этот человек уже давно выбросил.

   -Какой же ужас! – воскликнула Альбина. – Дай я тебя обниму!

   Она протянула к нему руки, но Патрик мягко отстранил ее.

   -Не забывай, пожалуйста, что я женат, - напомнил ей он.

   -Да я не в том смысле, - оскорбленно передернула плечами девушка.

   Они снова замолчали.

   -Ты наверняка уже включился в эту историю? – нарушила установившуюся тишину Альбина.

   -С чего ты взяла?

   -Ой, Штейн, а то я тебя не знаю! – расхохоталась девушка. – Ты же в каждой бочке затычка!

   -Ну спасибо…

   -Да не за что! Ну так что?

   -Ну, безусловно, я думаю на эту тему. Пытаюсь понять, что объединяет всех нас, его жертв?

   -Ну, например, что вы все работаете в одном вузе. Вернее, работали.

   -Ну, это очевидно…

   -То, что все вы были на одном и том же празднике этим летом в августе. Помнишь?

   -Действительно, - задумался Патрик. – Стоп! А ты откуда это знаешь?

   -Да, а ты не такой умный, Патрик Штейн, как о тебе говорят, - лицо Альбины исказила злоба. – Я тебе уже пять минут как намекаю, что ты в двух шагах от разгадки. Можно сказать, она перед тобой.

   -Азазель – это ты?! – обомлел Патрик.

   -Ну и, да и нет. Это мой брат. Он как раз очень хочется с тобой пообщаться. Игорь! Подойти к нам пожалуйста.

   В сумерках навстречу Патрику Штейну двигался мужчина. По возрасту примерно похожий на него.

   -Ну, здравствуй, брат, - произнес он.

   -Брат? – обомлел Патрик.

   -Ах да, тебе же наш дорогой папочка ничего не сказал. Твой идеал отца. Я не про Небесного, не волнуйся. Не хочу оскорбить твои нежные религиозные чувства. Я о нашем земном батеньке. Он тебе никогда не рассказывал, что ты не единственный ребенок  в семье?

   -Нет, - Патрику казалось, что он сходит с ума.

   -О, это увлекательнейшая история, - заметил Азазель. – В те времена наши родители не могли прокормить двоих и поэтому отдали меня в другую семью. Это лишний раз убеждает меня, что Бога нет. Иначе почему это случилось именно со мной? Почему они не отдали в чужую семью тебя? Мне был не один годик, я прекрасно помню, как я рыдал, когда машина увозила меня из отчего дома. И я видел, как ты, урод, качаешься на заботливых руках папочки.

   -Так это ты все это устроил? – с ненавистью спросил Патрик.

   -Я, - улыбнулся Азазель. – Конечно же, я.

   -А чем тебе помешала Аня? Ее за что ты убил?

   -Видишь ли, дорогой, семья, которая меня усыновила, стала мне достаточно родной. И то, как обижали мою сестру, я не могу простить. Как эта Аня мучала ее, как этот урод Супрун подвел ее по работе. Ну а ты…

   Он помолчал.

   -Она так любила тебя. А ты просто поиграл с ней и выбросил как ненужную вещь. Так ведь, сестренка?

   Глаза у Алины заблестели.

   Патрик огляделся. Вокруг как будто нарочно никого не было.

   -Ты сумасшедший, - произнес он. – Да, возможно, у моих родителей были мотивы так поступить с тобой, но это не оправдывает тебя. Ты убил двух ни в чем не повинных людей!

   -Они были виновны в том, что обидели мою сестру! – заорал Азазель.

   -Ты что, возомнил себя Богом?

   -О нет! Я всего лишь Игорь Владимирович Сатановский, скромный обыватель. Как я тебе говорил по телефону, Бога для меня больше нет, - заверил его Азазель. – А вот для моего названного отца он был. Ты не поверишь, ирония жизни, но он очень увлекся твоими материалами. Говорил, что я должен гордиться, какой у меня талантливый брат, хотел, чтобы мы познакомились. Он  в церковь – то никогда не ходил, а тут вдруг начал. И там этот проклятый Питирим его изнасиловал. Папочка бедный не смог это пережить.

   Он вытащил из-за пазухи пистолет.

   -Собираешься убить меня? – спросил Патрик.

   -Да, - кивнул Азазель. – Ты – моя предпоследняя жертва.

   -А кто же следующая?

   -Она.

   Он резко навел пистолет на Альбину. Девушка не успела издать крик, как пуля коснулась ее глотки.

   -Грязно работаешь, - нахмурился Патрик. – Я так понимаю, вы работали вместе?

   -Конечно, - кивнул Азазель. – Аню убила она лично. Я только координировал ее и придавал ей уверенности.

   -Лучше бы ты сходил к психиатру, - вздохнул Патрик.

   -Обязательно схожу, - пообещал Сатановский. – Ну…. Хочешь помолиться перед смертью?

   -Зачем? – ответил вопросом на вопрос Патрик. – Я ЗНАЮ, что Он есть. Когда попаду к Нему, походатайствую за тебя. Чтобы в аду тебе уготовили место получше.

   -Я очень  ценю это, - кивнул Азазель и нажал на курок. – Прощай, брат.

   Пуля попала Патрик в ребра. Он рухнул на асфальт с каким-то странным предвкушением смерти. Однажды он уже испытал эти ощущения. Теперь ему предстояло ощутить их вновь…

 

 

Темы этой статьи
Еще по этой теме
Похожие статьи
Шеф №45
"Шеф"- новый циклрассказов известногохристианского писателя С.Быструшкина. Анотация: "Зачем верить, когда знаешь?". Этот вопрос уже давно не дает покоя Патрику Штейну. Известный московский журналист, пережив клиническую...
Шеф №44
"Шеф"- новый циклрассказов известногохристианского писателя С.Быструшкина. Анотация: "Зачем верить, когда знаешь?". Этот вопрос уже давно не дает покоя Патрику Штейну. Известный московский журналист, пережив клиническую...
Шеф №43
"Шеф"- новый циклрассказов известногохристианского писателя С.Быструшкина. Анотация: "Зачем верить, когда знаешь?". Этот вопрос уже давно не дает покоя Патрику Штейну. Известный московский журналист, пережив клиническую...
Шеф №42
"Шеф"- новый циклрассказов известногохристианского писателя С.Быструшкина. Анотация: "Зачем верить, когда знаешь?". Этот вопрос уже давно не дает покоя Патрику Штейну. Известный московский журналист, пережив клиническую...
Шеф №41
"Шеф"- новый циклрассказов известногохристианского писателя С.Быструшкина. Анотация: "Зачем верить, когда знаешь?". Этот вопрос уже давно не дает покоя Патрику Штейну. Известный московский журналист, пережив клиническую...
Как стать христианином – Христиане.ру