Шеф №46

Шеф №46
Автор: Сергей Быструшкин, христианский журналист, писатель.
27.02.2024

"Шеф"-  новый цикл рассказов известного христианского писателя С.Быструшкина. Анотация: 

Шеф №46

"Зачем верить, когда знаешь?". Этот вопрос уже давно не дает покоя Патрику Штейну. Известный московский журналист, пережив клиническую смерть, был возвращён на Землю, но отныне Патрик - сотрудник Всевышнего, помогающего Ему спасать души людей для Вечности.

Не выдержав жизни с таким человеком как Патрик, от него уходит жена, он вынужден постоянно врать близким, как-то объясняя свои внезапные отлучки. И как же жить человеку, который даже не может спокойно согрешить, зная, что за каждый грех предстоит давать ответ, и чья работа - твои страсти?"

 

 

«Тайна Черной пантеры»

   -Отче, скажите, это, правда, что когда человек умирает, вся его жизнь проносится у него перед глазами? Даже если он слепой?

   Священник ничего не ответил на этот спич Родиона, а продолжал молча и внимательно смотреть на него.

   -Знаешь, в чем великая сила церкви?

   Родион не ответил.

   -В ее объединяющем начале.  Для тебя это может стать сюрпризом, но мы открыты и по воскресеньям.

   -Я люблю тишину.

   -По-моему нет, сын мой, по-моему ты больше любишь уединение. И находишь его здесь, да?

   -Иногда….  А иногда нет.

  -Зачем вы пришли ко мне?

   -Просто так. Посмотреть на иконы.

   -И все же вас что-то привело ко мне. Я прав?

   -Патрик Штейн.

   -Ах, Патрик…

   -В последнее время мы много общались. Под его влиянием я стал задумываться, что, может быть, здесь смогу, наконец, найти ответы на мучающие меня вопросы.

   -И что это за вопросы?

   -Например…. За что Бог убил моих родителей.

   Впервые лицо священника выразило хоть какие-то эмоции.

   -Ваши родители погибли?

   -Да. Несчастный случай.

   -Ваших родителей убил не Бог. Поверьте мне, молодой человек.

   -Да? А кто же тогда?

   -Не все в этом мире зависит от Бога. Вопреки всеобщему заблуждению. Однако мы очень склонны вешать на Него все грехи этого мира.

   -Хотите сказать, это произошло само по себе?

   -Я не знаю причин, по которым это случилось, - развел руками батюшка.

   -Я тоже, но собираюсь это выяснить.

   -Как намерены действовать? Обратиться в детективное агентство?

   -Навряд ли, у меня нет денег, - вздохнул Родион. – Буду пробовать своими силами справиться. Опять же, Патрик мне поможет.

   -Бог в помощь…

   Они помолчали.

   -Ничего не хотите сказать мне? – нарушил тишину священник.

   -Пожалуй, больше нет, - вздохнул Родион.

   Он вышел из церкви, расправил плечи и зашагал по вечерней заснеженной Москве. Навстречу ему шли редкие прохожие. Завтра пятница. Конец недели. А чем ему заниматься дома на выходных? Одному без родителей. В последнее время он ненавидел возвращаться домой…

  

Шеф №46

Между тем заключенный Игорь Сатановский с усмешкой смотрел через стекло на своего брата.

   -Что-то ты зачастил ко мне, брат. Скучаешь?

   -Не льсти себе, - ответил Патрик, усаживаясь напротив него. – Я здесь по делу.

   -По делу? – сложил губки уточкой Игорь. – И по какому же?

   -Ты мне неплохо помог в той истории с маньяком. Буду откровенен – благодаря тебе я размотал этот случай. Возможно, вскоре мне предстоит еще одно дело, и твоя помощь здорово помогла бы мне.

   -А что я с этого буду иметь?

   -Я могу походатайствовать, чтобы тебе улучшили условия содержания.

   -С чего такая щедрость? – прищурился Игорь.

   -Христос учил воздавать добром на добро.

   -А может быть, - Игорь наклонился ближе к стеклу, - ты просто используешь любую возможность, чтобы побыть со мной? Так сказать, узнать меня получше?

   Патрик промолчал.

   -Может быть, тебя гложет чувство вины за то, что Бог, в которого ты веришь, дал тебе все, а твоего брата обделил?

   -Ты слишком хорошо обо мне думаешь, - сказал Патрик. – Чувство вины мне не знакомо от рождения.

   -Ну а как насчет чувства страха? – улыбнулся Игорь. – Будь я на свободе, я бы хорошенько покромсал твою доченьку.

   Патрик нахмурился.

   -Не пытайся вывести меня на эмоции. У меня нет сил злиться.

   Патрик встал.

   -Уверен, ты еще не раз придешь ко мне сюда, - заметил Игорь. – Я буду ждать.

   Уходя, Патрик обернулся на него.

   -Почему ты действительно так часто здесь бываешь? – спросил у него полицейский Валентов, с которым они были в приятельских отношениях.

   -Видишь ли, я не так давно узнал, что у меня есть брат, да к тому же маньяк. Мне нужно как-то примириться с этой информацией.

   -Какой ты чувственный, Патрик... Как женщина.

   -Не понял.

   -Знаешь, на днях общался с одним психологом. Он мне высказал интересную мысль. Все дело в том, что у нас в стране большинство мужчин воспитывались женщинами. Отсюда имеем что имеем – половина наша соотечественников в штанах как будто сами по себе бабы. Ведут себя как бабы, говорят как бабы. Нужно развивать в себе мужскую часть.

   -А можно не так пафосно?

   -Можно. Просто, на мой взгляд, мужчине не следует быть таким чувствительным как ты. Это нивелирует мужественность.

   -Да ну? – прошипел Патрик. -  Не знал, что у тебя есть портативный измеритель мужественности. И что? Вытащишь его сейчас из кармана и замеряешь мои параметры?

   -Да что ты? Я просто…

   -Пошёл ты…

   Патрик со злостью хлопнул дверью и вышел из участка. Он уже не в первый раз слышал о себе такое. Однако не будь у него этих качеств, может быть, Шеф не выбрал бы его заниматься тем, чему он посвящает себя уже не один год. Его душа как радар настроена на человеческие несовершенства,  он может ощущать, что чувствуют окружающие, догадываться, когда и в какой момент они совершат грех и по возможности помогать им предотвращать это. А его упрекают в том, что у него недостаточно мужественности. Подумать только!

   -Бог сказал мне думать о будущем, когда я загадывал желание на новый год, - пробормотал себе под нос Патрик, выходя из полицейского участка, - и что, вот об этом я думал?

   В это же время директор школы, в которой учился его сын, Игорь Инин тоже бормотал вслух, причем весьма странные слова:

   -О, пантера из пантер, великое произведение рук человеческих! Хоть бы с тобой ничего не случилось, пока меня не будет!

   Закончив тираду, он закрыл лицо рукой, потому что ему в глаза ударил свет от фонарика:

   -Витя, не жалей колючей проволоки. Хочу, чтобы в мое отсутствие статуи ничего не угрожало. И убери от меня этот свет, наконец!

   -Сказал бы я, куда тебе следует напихать проволоки, полоумный алкоголик, - проворчал завхоз, исполняя поручение.

   -Думаю, ты справишься, - подбодрил его Инин. А про себя подумал: «Даже этот лысый дурачок теперь против меня».

   Он медленно зашагал по коридору.

   «Мне нужно быть осмотрительным. На кону честь школы. Пора проверить, как там наш главный источник неприятностей».

    Он заглянул в кабинет, в котором его бывшая Анжела занималась с учениками во вторую смену. Женщина подняла на него взгляд. В ней уже не читалось той похоти и вожделения, которые он видел некоторое время назад.

   -Как работает метод превентивных наказаний? – полюбопытствовал Инин.

   -Работает, - вздохнула Анжела и посмотрела на Олега Штейна, который с обреченным видом стоял у доски. – Правда не знаю, кто от него больше страдает – ученики или я.

   -Хорошо, хорошо, продолжайте, - замахал руками Инин.

   «Как баба, - с неодобрением подумала Анжела. – Ничего мужского!».

   Ей показалось, что она думает вслух, и директор слышит ее мысли.

   «И ей я не по душе, - промелькнуло у него в голове. – Наверное, никак не может простить мне наш разрыв. Буду с ней поосторожнее».

   Он подошёл к окну и уставился на школьный двор, где резвились в футбол ребята.

   «Я отдал этой школе лучшие годы своей жизни. Пришло время и ей что-то дать мне. Хотя бы удостоить меня возможности называться лучшим директором года. И в это же самое время в своей собственной школе я окружен подхалимами и предателями. Даже этот лизоблюд Юрий Трутнев выглядит каким-то обнаглевшим».

   Он вздохнул.

   «Я уже давно привык к одиночеству, которое неизменно сопутствует власти. Но порой так хочется верного плеча рядом. Но кто мне его подставит? Пора перестать обманываться…».

   Он вновь вздохнул.

   «Хотя нет, один такой человек все же есть».

   Он подошел к портрету своего отца, висящего на стене у него в кабинете.

   -Папа…. Как мне тебя не хватает. Ты единственный, в присутствии которого я мог быть настоящим. Укажи мне верный путь. Я запутался в своей жизни.

   В какой-то момент он замолчал, а потом усмехнулся:

   -Да что со мной, право слово! Разговариваю с портретом!

   Инин вышел в коридор и зашагал к лестнице.

   -Я так одинок. Некому меня пожалеть…. Кроме мамы…

   Той же ночью кто-то шел по коридору школы, стараясь особенно не производить шума. А в это самое время несколько человек, которые будут иметь значение для нашей истории, испытывали страшное волнение. Продавец алкогольной продукции Ибрагим переживал по поводу того, его постоянные клиенты – Шалый, Корявенький и Данек – в этот раз не появились. Именно благодаря им он выполнял свой план по продаже алкоголя. Библиотекарша Алина Поликарповна к своему изумлению не застала Филиппа в том зале, где он обычно любил изучать книги по науке, что для подростка его возраста было нетипично. А местный пьянчужка по обыкновению набивался в гости к Анжеле, но почему-то в этот раз не мог до нее дозвониться.

   Неизвестный между тем отворил дверь в комнату, где стояла статуя пантеры. Вытащил плоскогубцы и перерезал заградительную проволоку.

   -Где же наш Витек? – беспокоились волынщики из музыкального кружка, ожидая появления члена своего коллектива, который работал завхозом в вышеупомянутой школе. Наташа не застала дома Олега, да и Родион тоже где-то шатался всю ночь.

   А на утро, когда Олег подходил к школе, он увидел толпу ребят, стоящих на пороге.

   -Что случилось? – обратился он к Филиппу. – Кто-то опять позвонил насчет заложенной бомбы? Если что, это не я!

   Филипп обернулся на него:

   -Катастрофа, Олег! Директор в отъезде, поэтому некому открыть школу. Мы не можем войти!

   -Ура! – возликовал мальчик. – Значит, уроков не будет!

   -Хватит орать, Олег, - к ним пробила Анжела. – Наш Витя уже несет ключи.

   -Блин! – выругался Олег.

   К ним направлялся завхоз.

   -Извините за опоздание! Эта проклятая тачка опять не заводилась! Полчаса приводил в чувство свою развалюху!

   -Достаточно, Витя! – нахмурилась Анжела. – Мы уже поняли, что у тебя было насыщенное утро. Просто открой дверь, чтобы мы могли приступить к занятиям.

   -Ура! Вот здорово! – настала очередь ликовать Филиппу.

   Олег с ненавистью взглянул на него.

   Виктор, чертыхаясь, отпер дверь. Все остолбенели. А у Олега даже вырвалось:

   -Твою епархию!

   Это выражение он подцепил от своего отца.

   Витек тоже выругался. И было отчего. Ибо пантеры в коридоре не было. А она стояла на самом видном месте.

   -Это ужасно! – причитала Анжела. – Инин же помешан на этой пантере. Практически как на собственной матери! О, это катастрофа! Теперь он переведет меня в колледж в столовую, посуду мыть!

   Она грозно взглянула на Витька:

   -Что ж, по крайней мере, я не собираюсь отвечать за это одна. Давай, Витя, у нас есть двадцать четыре часа на то, чтобы отыскать эту чертову пантеру.

   -Да не сможем мы ее найти, - икнул Витя.

   Внезапно до их слуха донесся странный звук, похожий на чей-то вой.

   -Этот жалобный вой… - пробормотал, прислушиваясь, Витя. – Похоже на загробные стенания души.

   -Загробные стенания души?! – переполошился Юра. – Это вы что, о привидениях?!

   -А привидение – то знакомое, - заметил Олег. – По крайней мере, лично мне. По вою.

   -Звук идет вот отсюда! – сообразила Анжела, направляясь к раздевалке.

   Витя схватил невесть откуда взявшуюся тяпку и рванулся за нею.

   -Мы его прижали! Сейчас я его…

   -Нет, Витя, стой! – перегородил ему путь Олег.

   Затем он взял у него ключи и отпер дверь. На полу с носком во рту лежал связанный очкарик, одноклассник Олега и Филиппа.

   -Юра, как ты здесь оказался?! – бросилась его развязывать Анжела.

   -Меня заперли здесь хулиганы из 11-го «а», - сообщил парень, отплевываясь.

   -Так ты проторчал здесь всю ночь! – внезапно нахмурилась учительница.

   Развязав Юру, она нависла над ним и Олегом.

   -Сдается мне, вы оба знаете, что здесь стряслось. И даю честное слово, я вытрясу из вас всю правду! Даже если на это уйдет весь день….

   На это у нее действительно ушел практически весь день. Она до конца продленки пытала Олега и Юру, выясняя, трогали ли они статую. Ребята чистосердечно все отрицали.

   В какой-то момент у Анжелы сдали нервы, и она сорвалась на крик:

   -У меня уже нет сил! Отвечайте, куда вы дели статую!

   -Мы ничего не делали! – рявкнул в ответ Олег.

   Отворилась дверь.

   -А, Витя! – обрадовалась Анжела. – Как продвигается расследование?

   -Какие-то гаденыши разбили окно в библиотеке, - устало сообщил он. – Скорее всего, через него и проникли.

   -Хочешь сказать, именно таким образом и была похищена статуя?

   В голосе Анжелы читалось плохо скрываемое разочарование.

   -Нет, - успокоил ее Витя. – Помните, праздник, посвященный сотрудничеству родителей и учителей? Там драка случилась, вот тогда-то его и разгрохали. А денег на новое стекло с тех пор никто не давал.

   -Мне так ничего не удалось из них вытащить, Витя. Ты знаешь, что делать.

   -Да, милая, - зловеще ухмыльнулся Витя, глядя ей вслед. – Я-то знаю…

   Спустя сорок минут Анжела вернулась в кабинет.

   -Ну что, как дела, Витя? Ребята уже готовы отвечать? Или мне попросить тебя сыграть церковный гимн еще раз?

   -Не-ет! – хором воскликнули Олег и Юра. – Мы вам все расскажем! Мы спрятали статую в …

   -Ничего тут нет, - спустя полчаса сообщил перепачканный Витя. – Похоже, эти поганцы нас надули!

   Он только что покинул уборную, где, по словам Олега, статуя находилась в одной из кабинок. Однако, в этой кабинке прорвало туалет, и Витя по полной на себе ощутил все последствия этого происшествия.

   -Мне регрессолог сказал -  воплотятся мои мечты, - вздохнула Анжела. – Скорее уж ночной кошмар.

   Мальчиков в итоге отпустили домой. Хотя так будет сказать не совсем корректно. Они просто сбежали.

   -Как хорошо, что нам удалось выпутаться из этих вериг до возвращения Анжелы и Вити, - говорил по дороге Олегу Юра. – Даже думать боюсь, что они сделают с нами завтра!

   -Не переживай! – утешал его тот. – Завтра никто об этом и не вспомнит.

   «Хотя на случай, если вспомнят, надо будет попрактиковаться в симуляции простуды», - добавил про себя он, направляясь в сторону дома.

   -Эй, ты! – окликнули его он.

   Олег обернулся.

   -А, Валя! Чего тебе?

   -Толстяк хочет переговорить с тобой, приятель! Ты пойдешь со мной.

   -Кто – кто хочет поговорить? – прищурился Олег.

   И в этот же момент заметил наставленный на него пистолет.

   -Мой 38, чуешь? Шевели мозгами, тупица! У меня палец на курке реально чешется.

   Олег понял, что он не шутит.

   -Боже! Верно говорят – чем круче пушка, чем меньше шестерка!

   По лицу Валентина заходили желваки. Олег решил с ним не спорить и покорно последовал туда, куда он велел. И в данный момент он не вел дискуссии на тему законности ношения оружия несовершеннолетним.

   Его привели в дом, который был ему знаком. И по мере приближения к квартире, в которой ему предстояло провести ближайшие несколько минут, он сообразил, что знает, к кому его ведут.

   -Толстяк! – воскликнул он при виде Юры. – Как же я сразу не догадался!

   -Заходи, Олег, заходи, - услышал в ответ он.

   -Мы же с тобой только что расстались. Чего ты от меня хочешь?

   -Извини, я счел за лучшее обставить наш разговор именно в такой обстановке. Надеюсь, мое приглашение тебе передали с должной учтивостью?

   Произнося эти слова, он не без иронии оглядел Олега.

   -Зачем ты приволок меня сюда? – спросил он, забираясь на кресло.

   -С места в карьер, да, Олег? А ты забавный тип…. Я «приволок» тебя сюда, чтобы поговорить о Черной пантере.

   -А тебе-то что до нее? Это всего лишь дурацкая гипсовая статуя.

   -Не совсем так, друг мой! – возразил Юра. – Мои, скажем так, исторические изыскания пролили истинный свет на природу этой пантеры.

   -Ну и?

   -Давным – давно один влиятельный туз создал инкрустированную бриллиантами статую пантеры, чтобы отправить ее за рубеж на благотворительную лотерею. Но статуя туда так и не доехала. Каким-то образом она оказалась в нашем школьном коридоре, где и пребывает поныне, скрывая свою истинную природу. Вернее будет сказать – пребывала.

   Олег слушал своего друга со все возрастающим недоумением и одновременно интересом.

   -Я мечтал завладеть пантерой, снять с нее краску и преподнести сие сокровище в дар нашему городу. Представляешь, какие преференции я бы получил! Меня бы проходили в школе, я стал бы национальным героем! Может быть, в Москве даже стали бы отмечать день, названный в мою честь!

   Олег весь обратился в слух.

   -Для этой цели я заручился поддержкой Шалого, Корявенького и Данька, - продолжал Юра. -  Они, может быть, не идеальные партнеры, но зато способны заполучить статую всеми возможными способами.

   Он помолчал.

   -И теперь, когда я готов занять место уважаемого человека в истории нашего города, пантера исчезает. Может быть, конечно, Корявый и компания меня подставили. Но я уверен, ты знаешь, где находится статуя. Предлагаю нам объединиться. У тебя есть двенадцать часов, чтобы это обдумать.

   Олег встал и направился к выходу. В спину ему прозвучало:

   -И советую тебе ответить «да».

   Олег закрыл за собой дверь и прижался к ней спиной.

   «Похоже, Юра совсем поссорился с головой, - думал он много позже по пути домой. – Что за вздор он нес?! Все это зашло слишком далеко. И чтобы разобраться с этим, мне понадобится помощь. К счастью, мне есть к кому обратиться».

   -Пап, не занят? – спросил Олег, заходя в спальню родителей.

   Патрик отложил книгу:

   -Нет, проходи.

   Он оглядел сына:

   -Тебя уже выпустили из-под ареста? Так быстро? Даже еще не стемнело.

   -Папа, у меня проблемы, - понурил голову Олег.

   -Хех! Да уж! Готов спорить, Инин на этот раз убедит судью влепить тебе как совершеннолетнему!

   -Дело не только во мне. Дай мне рассказать…

   Патрик внимательно выслушал сына.

   -В общем, вот такие дела, - завершил свой рассказ Олег. – Если я помогу Юре найти статую, то придется иметь дело с Корявым.  А если статуя не найдется до приезда Инина, сидеть мне под арестом до восьмидесяти лет!

   -Знаешь, сын, в один прекрасный день ты должен был понять, что у твоих действий бывают последствия.  Может, сегодня как раз тот день.

   -Папа, я пришел не для того, чтобы выслушивать морали! – вышел из себя Олег. – Неужели ты меня не слышишь?! Я здесь не причем!

   -Хватит, Олег, - нахмурился Патрик. – Это даже не смешно.  Ты уже использовал все мыслимые уловки, чтобы избегать ответственности за свои поступки. Почему на этот раз я должен тебе верить?

   -Папа, я твоей единственный сын, и мне нужна твоя помощь! – взмолился Олег. – Пожалуйста!

   Патрик внимательно посмотрел на сына.

   -Хватающая за душу искренность – это что-то новенькое в твоем лексиконе. И в твоем арсенале уловок. Ты даже произнес волшебное слово.

   Он встал с постели.

   -Ладно, Олег, пошли! Я берусь за это дело!

   Родион перехватил Патрика Штейна в коридоре.

   -Вы у нас сегодня не будете вести дополнительные занятия?

   Патрик устало посмотрел на него:

   -Что? А, нет, извините, Родион, мне не до занятий.

   -Что-нибудь случилось? – он тронул Патрика за рукав.

   Патрик замедлил шаг:

   -Случилось.

   -Что?

   -Моего сына обвиняют в краже статуи из школы.

   -Какой статуи?

   -Ну, местная достопримечательность. Гордость школы. Директор вот-вот вернется. А мой сын – главный подозреваемый.

   -А вы уверены, что…

   -Уверен, - отрезал Патрик.

   -Что ж, - сказал Родион, - в таком случае разрешите вам помочь.

   -А вам – то это зачем?

   -Патрик, вы мне очень помогли, поддержали, когда я не знал что делать. Мои родители погибли, и только вы оказались рядом. Мне бы хотелось вернуть долг.

   -Вы мне ничего не должны.

   -Не должен, согласен. Я просто хочу вам помочь.

   -Первым делом нужно определить круг подозреваемых и собрать информацию о том, что они делали в ночь, когда была украдена статуя, - вздохнул Патрик.

   -Без проблем, - кивнул Родион.

   Они отправились в магазин у метро.

   -Трое ребят из школы с весьма забавными погонялами  часто здесь зависают, - инструктировал Родиона Патрик. – Попробуйте что-нибудь разузнать.

   -Ага!

   Родион тоже бывал в этом магазине, поэтому знал некоторых продавцов в лицо. Вот и сегодня за прилавком стоял известный ему человек.

   -Привет, Ибрагим, дружище! – приветствовал его Родион. – Мне как обычно!

   -Один шейк с малиновым сиропом! – отреагировал Ибрагим. – Смешивать, но не взбалтывать. Любимый напиток Патрика Штейна! Пожалуйста!».

   В этот момент в магазине появились Корвенький и двое его друзей.

   «А вот и наши главные подозреваемые, - пронеслось в голове у Родиона. – Как раз вовремя. Все пройдет гладко…. Они в жизни не подумают, что за ними следят. Лишь бы с Патриком все было в порядке».

   А между тем Патрик Штейн пробрался в школу.

   «Спасибо разбитому окну, о котором мне говорил Олег.  Я был уверен, что шестеренки нашей бюрократической машины слишком медленно вертятся, чтобы его успели заделать».

   Осторожно крадучись он добрался до кабинета директора.

   «Ну что же, посмотрим, нет ли у самого Инина улик, разоблачающих похитителей пантеры».

   Отмычкой Патрик отпер дверь и прошмыгнул внутрь.

   «Хорошо, что я не взял с собой Олега. Пустой кабинет директора был бы для него слишком сильным соблазном».

   Он остановился посреди кабинета.

   «Так, куда бы на моем месте заглянул Шерлок Холмс?».

   В коридоре послышались шаги.

   «Кого еще несет так поздно! Рабочий день же закончился!».

   Патрик опустился на колени за столом.

   В кабинет вошла какая-то учительница.

   «Интересно, и что ей здесь нужно?».

   Женщина стала рыться в шкафу с классными журналами.

   «Ой, это же Лариса Грунина, любимая учительница Олега. Что ей здесь понадобилось?».

   Учительница вытащила из шкафа какую-то папку и вышла из кабинета.

  «Посягательство на школьную собственность довольно серьезный проступок, - подумал Патрик, покидая свое укрытие. – Ладно, главное она ушла и ничего не заметила. Хм, а это что?».

   Он наклонился и вытащил из мусорной корзины скомканный листок бумаги.

   Этот документ Родион и Патрик изучали у него дома. На  листе крупными буквами было написано: «Мой список врагов». Далее шел длинный перечень недоброжелателей, в который входили Анжела, Корявенький и его дружки, Витя, Олег и даже мама самого Инина.

   -Интересный список врагов у нашего директора, - хмыкнул Родион. – Очевидно, у каждого из перечисленных здесь людей был повод ему насолить.

   -Это лежало в его мусорной корзине. Очевидно, он выбросил его, пролив на него кофе.

   И действительно, на листке четко просматривались следы кофейного напитка.

   -Вот это да! – восхитился Патрик. – Да тут все…. И Корявенький и Анжела…. Уж я с этой дамой в своей время имел дело…. Но даже среди противников такого калибра мой сын проходит под номером один. Какой почет!

   Они помолчали.

   -Круг подозреваемых от этого только расширился, - вздохнул Патрик и посмотрел на Родиона. – А что вам удалось раскопать?

   -Ничего, - развел руками тот. – Корявенький и компания всю ночь затыкали старыми покрышками отверстия системы атомной электростанции. Никакого намека на пантеру. И что нам теперь делать?

   -Мы поступим, как инспектор Пуаро – ответил Патрик. – Соберем всех подозреваемых в одном месте и расколем их. Прежде всего, нам пригодится ваше умение имитации голосов, отточенное за годы телефонного хулиганства.

   На следующий день звонки поступили Корявенькому, Анжеле, Вите, поварихе из столовой, то учительнице, которая поздно вечером рылась в кабинете Инина, и еще нескольким людям. Их всех Патрик и Родион собрали в кабинете директора тем же вечером.

   Анжела пришла последней. Она ворвалась в кабинет с гневной тирадой:

   -Итак, Олег, у тебя есть последний шанс! Директор Инин будет здесь с минуту на минуту! Отвечай, что ты сделал с пантерой!

   -Я ничего не… - начал было Олег, но тут в разговор вмешался его отец:

   -Минуточку!

   Все устремили взоры на него.

   -Олег здесь не единственный подозреваемый, дорогая Анжела!

   -Отлично! – ничуть не смутилась та и уставилась на Корявенького и компанию. – Тогда который из этих хулиганов?

   -Это мог быть любой из них и никто из них. Это даже могли быть вы, Анжела.

   -Да кому же такое могло прийти в голову! – взорвалась она. – Это же возмутительно!

   -Ничего подобного, - спокойно парировал Патрик. – Нам не удалось установить, где вы все были в момент преступления…. И каждый из вас имел мотив для кражи статуи.

   -Какой мотив?! Зачем мне это надо?!

   -Вас давно возмущает, что Инин, по вашему мнению, не заслуживает своей должности, - двинулся в ее сторону Патрик.

   -Ага, я подтверждаю! – подал голос Витя.

   Анжела бросила на него исполненный злобы взгляд.

   -Раз по сто в день мне приходится выслушивать ее нытье по этому поводу! – не унимался завхоз. – Это она сделала, я точно говорю!

   -Не спеши в выводами, Витя! – парировала учительница. – Ты сам не слишком влюблен в нашего директора. Мы все слышали твои жалобы на то, что директор каждый день заставляет тебя полировать статую.

   -Это правда, - повернулся к завхозу Патрик. – Исчезновение пантеры избавило бы тебя от этой неприятной обязанности. И как следует потрепало бы нервы тому, кто заставлял тебя ее исполнять.

   Витя весь сжался. А известный школьный хулиган по имени Марк залился смехом.

   -Я бы так не веселился на твоем месте, - сказал Патрик. – Инин столько раз оставлял тебя после занятий…. Думаю, ты питаешь к нему глубочайшую антипатию.

   -А? – обомлел Марк, услышав для себя незнакомое слово. – Анти-что?

   -Это означает неприязнь, враждебность.… Даже ненависть, гоблин ты недоученный! – подал голос Юра.

   -Что касается тебя, Юра, беспредельное подхалимство перед администрацией, казалось, отводит от тебя подозрения…. Но только на первый взгляд! Как мне сообщил Олег, в данной ситуации заподозрили даже и тебя за компанию с ним. Он, кстати, рассказал мне о твоем плане….  И о твоей участии в нем, Корявенький…

   -Я ничего не знаю, - подал голос тот. – Кроме того, что этот сопляк обложался по полной.

   Патрик обратился к Ларисе Груниной:

   -А вы, Лариса Александровна…. Чтобы узнать, что было в той папке, мне пришлось свериться с компьютерной базой данных школьного района! Это было ваше личное досье…

   -Н…но…

   -…где черным по белому досье было написано, что ваша двоюродная бабушка была покалечена пантерой в вашу бытность ребенком! Может быть, вы решили воспользоваться моментом и лишить школу ее символа, который напоминал вам об этой трагедии.

   -Ох, Патрик, - подал голос Родион, - вы уже всех перебрали, но мы так до сих пор и не знаем, кто же все-таки украл пантеру.

   -Может, вы и не знаете, Родион. А  вот я, тщательно изучив все имеющиеся улики, знаю кто это сделал. Это был…

   В этот момент дверь кабинета отворилась.

   -…директор Инин.

   В помещение вошел директор со статуей на руках.

   -Принимая во внимание его болезненную заботу о сохранности своего возлюбленного символа школы и недоверие ко всем вам, я сделал вывод, что он забрал пантеру с собой, чтобы с ней ничего не случилось.

   -Что вы все делаете в моем кабинете? – обомлел Инин.

   Повисло неловкое молчание.

   Наконец Анжела нарушила тишину:

   -Кхм… Как прошла конференция, Игорь?

   -Это был фарс! – распалялся на глазах Инин. – Издевательство! Эти узколобые тупицы думают, что могут купить мое молчаливое согласие в обмен на жалкий «диплом подающего надежды третьей степени».  Но я-то знаю, что результаты голосования были подстроены!.. И я этого так не оставлю!

   Инин вручил статую Вите. Тот сразу согнулся под ее тяжестью.

   -Вот, Витя, поставь это славное животное на пьедестал. И не забудь хорошенько отполировать!

   Витя выругался.

   -А сейчас – все за работу! – приказал Инин. – Давайте отвлечемся от моих личных переживаний! У нас здесь школа или что?!

   -Папа, ты гений! – подошел к отцу Олег. – Ты меня спас! Ты все сделал как настоящий сыщик!

   -Элементарно, сын мой, - улыбнулся Патрик и обнял его.

   -Да, действительно, вы меня впечатлили, - подал голос Родион. – Я вижу, что вас очень вдохновляет и окрыляет вера в Бога. И…. Как бы это не прозвучало, мне вдруг тоже захотелось в Него поверить. Вы поможете мне в этом?

   Той же ночью Юра в сопровождении Корявенького и компании принялся соскабливать со статуи слой краски в надежде добраться до драгоценностей.

   -Наконец-то! – приговаривал он. – Мой час пробил! Осталось только добыть сокровище, что скрывает эта статуя.

   -Гипс! – воскликнул он спустя пару минут. – А я был так уверен!

   Он в растерянности повернулся к Корявенькому и компании.

   -Прошу прощения, джентльмены, но, кажется, мои изыскания завели нас в тупик.

   Остаток ночи он провел запертым в туалете.

   -Я разделяю вашу досаду, джентльмены, но не согласен с методами, которыми вы ее выражаете! – надрывался оттуда он, но его уже никто не услышал…

  

Темы этой статьи
Еще по этой теме
Похожие статьи
Шеф №51
"Шеф"- новый циклрассказов известногохристианского писателя С.Быструшкина. Анотация: "Зачем верить, когда знаешь?". Этот вопрос уже давно не дает покоя Патрику Штейну. Известный московский журналист, пережив клиническую...
Шеф №50
"Шеф"- новый циклрассказов известногохристианского писателя С.Быструшкина. Анотация: "Зачем верить, когда знаешь?". Этот вопрос уже давно не дает покоя Патрику Штейну. Известный московский журналист, пережив клиническую...
Шеф №49
"Шеф"- новый циклрассказов известногохристианского писателя С.Быструшкина. Анотация: "Зачем верить, когда знаешь?". Этот вопрос уже давно не дает покоя Патрику Штейну. Известный московский журналист, пережив клиническую...
Шеф №48
"Шеф"- новый циклрассказов известногохристианского писателя С.Быструшкина. Анотация: "Зачем верить, когда знаешь?". Этот вопрос уже давно не дает покоя Патрику Штейну. Известный московский журналист, пережив клиническую...
Шеф №47
"Шеф"- новый циклрассказов известногохристианского писателя С.Быструшкина. Анотация: "Зачем верить, когда знаешь?". Этот вопрос уже давно не дает покоя Патрику Штейну. Известный московский журналист, пережив клиническую...
Как стать христианином – Христиане.ру