Шеф №50

Шеф №50
Автор: Сергей Быструшкин, христианский журналист, писатель.
23.06.2024

"Шеф"-  новый цикл рассказов известного христианского писателя С.Быструшкина. Анотация: 

Шеф №50

"Зачем верить, когда знаешь?". Этот вопрос уже давно не дает покоя Патрику Штейну. Известный московский журналист, пережив клиническую смерть, был возвращён на Землю, но отныне Патрик - сотрудник Всевышнего, помогающего Ему спасать души людей для Вечности.

Не выдержав жизни с таким человеком как Патрик, от него уходит жена, он вынужден постоянно врать близким, как-то объясняя свои внезапные отлучки. И как же жить человеку, который даже не может спокойно согрешить, зная, что за каждый грех предстоит давать ответ, и чья работа - твои страсти?"

 

 

«Я убийца»

   Наконец в Москву пришла настоящая весна. Больше не было такого, чтобы в расцвете мая ни с того ни с сего повалил снег. Окончательно устоялась теплая безветренная погода.  За окном машины мелькал невероятно красивый деревенский пейзаж. Уже стемнело. Маковки церквей отражали лунный свет, и все происходящее вполне просилось в кадр какого-нибудь фильма о русской природе.

   Патрик и Родион сошли с поезда около пятнадцати минут назад. Едва его ноги коснулись перрона, Штейн сразу же вызвал такси.

   -Далеко нам до вашего знакомого? – спросил Родион, растирая затекшие колени.

   -Показывает, что не больше десяти минут, - ответит Патрик.

   И действительно – примерно через десять минут подъехал бежевый «Ниссан». За рулем сидел человек, представившийся впоследствии как Замурхон.

   -А я думал, после происшествия в марте… - начал было Патрик, садясь в салон.

   Водитель неодобрительно покосился на него и завел двигатель.

   Ехали молча. Родион любовался видами, открывавшимися из окна машины, а Патрик углубился в свои мысли. От станции до гостиницы действительно было ехать совсем недолго. Машина въехала во двор пятиэтажного дома и остановилась у третьего подъезда.

   -Как я понял, мы будем жить в миниотеле, - сказал Патрик, хлопнув дверцей.

   Что-то хрустнуло у него под ногами. Он наклонился взглянуть.

   -Та-ак. Шприц. Значит, здесь много наркоманов.

   -Вот радость-то! – усмехнулся Родион. – А куда нам дальше?

   -Тут вроде бы вывеска должна быть, - задумался Патрик, вглядываясь в подъезд.

   -Но ее здесь нет.

   Патрик подошел вплотную к двери и вперил взор в доску объявлений. Но и там ничего не было достойного его внимания.

   -Однако, - вслух сказал он.

   -Позвоните хозяйке и проясните ситуацию, - предложил Родион.

   -Точно.

   Патрик вытащил смартфон и набрал нужный ему номер.

   -Мария Васильевна?

   -Да. Кто это?

   -Это Патрик из Москвы. Мы у вас на двоих номер заказывали на три дня с моим приятелем. Вот, мы приехали.

   -Подождите, как приехали? Уже?!

   -Ну да. А что?

   -А почему вы меня не предупредили?

   -Как это? Мы же с вами в Москве обо всем договорились.

   -Мы договаривались, что нужно будет мне позвонить.

   -Не помню такого, - сухо сказал Патрик.

   -Ну вот, вы не помните, а мне претензии предъявляете.

   -Что будем делать?

   -Ждите, я сейчас подойду.

   -Долго ждать?

   -Минут пятнадцать. Мне нужно ключи от квартиры найти.

   -Так это квартира?! – осенило Штейна.

   -Ну да. А что вам не нравится?

   -Мне не нравится, что на сайте эта ваша квартира указана как миниотель.

   Патрик отсоединился и выматерился.

   -Что такое? – подскочил к нему Родион.

   Патрик обернулся на дом:

   -Оказывается, это обычная квартира.

   -Ну, так тем лучше! – обрадовался Родион. – Отдельная жилплощадь, и все для нас одних!

   -Я бы все же предпочёл миниотель, - проворчал Патрик.

   Прошло минут двадцать, а владелица квартиры-отеля так и не появилась.

   -Ну, где ее носит! – ворчал Патрик. – Что за день сегодня такой!

   -А что еще сегодня случилось? – поинтересовался Родион.

   -Ничего хорошего. Не попал на Литургию. Весь центр был перекрыт.

   -Ну, понятно почему, - хмыкнул Родион. – У нас же и по опросам Пасха – не главный праздник россиян.

   -Вот-вот.

   Со стороны супермаркета показалась женщина, чем-то похожая на артистку Ветлицкую. На ее лице читалось недовольство.

   -Здра-авствуйте! – протянула она, подходя ближе.

   -Здрасьте! – улыбнулся ей Родион.

   Патрик промолчал.

   -Ну что же вы не позвонили заранее? – повторила свой вопрос тетенька, расправляясь с домофоном.

   -А вы всех постояльцев так встречаете с претензиями? – нахмурился Патрик.

   -Если что-то не нравится, можете уезжать обратно в Москву или откуда вы там, - не оборачиваясь, ответила женщина и стала подниматься по лестнице.

   -Да нет, нет, все хорошо! – поспешил сгладить ситуацию Родион, выразительно посмотрев на старшего товарища. – Нам на какой этаж?

   -На пятый!

   -Как я и думал!

   Квартира, в которой им предстояло жить, оказалась довольно просторной и уютной. В светлой гостиной было две кровати, журнальный стол, книжный шкаф и телевизор с роутером. На кухне так же находилось все самое необходимое. Вторая комната была закрыта, в дверь хозяйка врезала замок и сообщила нам, что туда заходить не следует. Да они бы и не смогли этого сделать без ключей.

   Наконец, ребята остались одни.

    -А неплохо здесь! – весело сказал Родион.

   -Посмотрим, - осторожно заметил Патрик. – Пока вроде сойдет. Ну что, пройдемся?

   Родион знал этот город не так хорошо, как Патрик, но, когда он был здесь пару лет назад, ему очень приглянулся один трактир в деревенском стиле, но почему-то с европейской кухней. Туда он и пригласил заглянуть, чтобы отужинать.

   Улыбчивая официантка с третьим размером груди проводила нас во второй зал, где был всего один свободный столик.

   -У вас всегда такой наплыв? – изумился Патрик.

   -Да, - не без гордости произнесла девушка. Будто бы из воздуха она достала два комплекта меню и положила их на стол. После чего величественно уплыла.

   -Чем будем потчевать свои организмы? – полюбопытствовал Родион.

   -Сейчас посмотрим… - Патрик углубился в изучение меню. – Надо же, у них тут и русская кухня и грузинская. И даже пицца есть! Слушайте, а мне здесь нравится!

   -А я вам говорил, что место хорошее, - сказал Родион, довольный тем, что его старшему товарищу понравился ресторан.

   -Что вы будете брать?

   -Я? – Родион отложил в сторону меню. – Я эту филькину грамоту наизусть знаю.

   -О, словами Гурченко говорите, - улыбнулся Патрик – Итак?...

   -Бадриджани, цезарь и окрошку. А вы?

   -Шашлык из свинины, тоже бадриджани и роллы.

   -Вы их вроде не любите же.

   -Ну не то чтобы. Жена приобщила.  Просто их мало где хорошо готовят. Посмотрим, как приготовят здесь.

   Подошла официантка. Патрик и Родион озвучили ей свои гастрономические пожелания. Сидевшие за соседним столиком двое молодых людей, предположительно, студенты, поманили ее к себе.

   -Счет, пожалуйста!

   -А я еще посижу, - сказал тот, что был выше ростом и в очках. – Мне спешить некуда.

   -А я пойду, - ответил его спутник, патлатый молодой человек. – Устал. Да и завтра экзамены.

   -Ну да, май же заканчивается, - понимающе сказал его друг. – Ну, иди, а я еще пивка бахну.

   Молодые люди обменялись рукопожатием, и патлатый направился к выходу. Прямо перед ним так же к дверям шла одна из официанток, которая уже закончила свой рабочий день. Это была та самая девушка, что обслуживала Патрика и Родиона. По семейным обстоятельствам она отпросилась с работы пораньше. Она вышла на дорогу и подставила лицо лучам вечернего солнца.

   «Как же хорошо, - подумала она. – А дома меня ждет ужин и Кирилл».

   Девушка блаженно сощурилась и зашагала по дороге. Она была настолько погружена в свои счастливые мысли, что совершенно не обратила внимание на то, что от трактира отделилась фигура в темном балахоне. Этот человек следовал за ней неотступно до того самого момента, как они оба оказались в темном переулке. Парень подхватил с земли камень, резко сократил расстояние между ним и девушкой, а затем опустил его ей на голову. Девушка рухнула на тротуар. Парень вытащил из кармана удавку, накинул ей на шею и как следует затянул узел. А затем для верности воткнул ей в спину нож и несколько раз повернул его.

   Асфальт под телом, из которого прямо на его глазах выходила жизнь, окрасился в красное. Парень дождался того момента, когда девушка окончательно испустит дух, после чего аккуратно вытер нож о салфетку, спрятал его во внутренний карман плаща и растворился в воздухе.

   Тем временем Патрик и Родион заканчивали ужинать. Шашлык и суши оказались превосходными, батриджани тоже не подвели.

   -Во сколько завтра пойдем к вашему священнику? – спросил Родион, отхлебывая морсу.

   -Я договорился, что мы пообщаемся с ним сразу по окончанию утренней службы, - ответил Патрик. – То-есть сразу после Литургии.

   -Литургия – это?

   -На ней причащают прихожан. Вас в перспективе тоже это ждет. Если будете себя хорошо вести.

   -Я и хорошее поведение – это несовместимо! – усмехнулся Родион.

   -В любом случае, попробуйте пообщаться. А дальше решите, хотите ли вы окормляться именно у этого священника.

   -Да, конечно. Ваше здоровье, Патрик!

   Закончив ужинать, ребята расплатились и двинулись в сторону гостиницы. Уже темнело. Город обволакивал своей тишиной и спокойствием. Казалось, в таком тихом и уютном месте просто не может произойти никакое правонарушение. Однако, так было только на первый поверхностный взгляд…

   Час спустя Родион уже благополучно сопел в кровати, а Патрик стоял у окна и смотрел на ночной город. Спать не хотелось. Ему нравилось здесь. В Москве в последнее время его преследовали проблемы, и он радовался возможности использовать дни от своего отпуска. Тем более, и повод был весьма достойный…

   Утром Патрик растолкал Родиона.

   -Вставайте, соня, а то опоздаем на встречу с отцом Григорием.

   Родион с неохотой оторвал голову от подушки:

   -Куда мы так спешим? Можно подумать, он сразу после службы будет с нами разговаривать…

   Но он ошибся. Едва завершив службу, священник подошел к ним, стоявшим в притворе.

   -Ну, Патрик, чему  обязан такой честью? – улыбнулся он.

   Они обнялись.

   -Родион, - представил приятеля Патрик. – Не Раскольников, но надежды тоже подает.

   Родион иронично покосился в его сторону:

   -Шутки у вас, Патрик Феликсович!

   -Отец Григорий, - представился священник.

   Они с Родионом обменялись рукопожатием.

   -Значит, креститься хотите? – посмотрел на подростка отец Григорий.

   -Да вот… - потупил глаза тот.

   -И вас Патрик обратил к свету? – расхохотался священник.

   -Вроде как, - улыбнулся Родион.

   -Похвально. Одобряю. А почему ко мне? Зачем в такую даль перлись? Что, в Москве качественных пресвитеров не осталось?

   -С тех пор, как погиб отец Юрий, я мало кому доверяю, - признался Патрик. – Особенно с учетом текущих событий. Непонятно, кому большинство ваших твоих коллег служат – Христу или…. Ну ты понял.

    -Понял, - помрачнел священник.

    -А Родион  - душа чистая, - указал на мальчика Патрик, - тянется к Богу. Не хочется, чтобы на ростках его веры, которые проклюнулись буквально на днях, потоптались своими грязными ногами какие-нибудь волки в овечьей шкуре. А тебя я знаю, доверяю.

   -Спасибо, - кивнул отец Григорий. – Для меня это честь.

   -Думаю, отец, если ты располагаешь временем, вам нужно с Родионом побеседовать тет-а-тет. Я вас оставлю.

   -А ты куда?

   -Погуляю по территории храма.

   -Хорошо, погуляй, но только будь осторожен. У нас тут вчера прихожанку угрохали.

   Патрик замер на месте.

    -Да ты что?!

   -Да. Алла Кунцева. Такая красивая светлая девушка. У какого же изверга рука поднялась!

   Отец спохватился и перекрестился:

   -Царствие ей небесное!

   -А ей кто-нибудь угрожал? Может с кем-то из прихожан в ссоре была? Молодой человек наезжал?

   -Да не было у нее в данный момент молодого человека.

   -Недавно рассталась?

   -Именно.

   -Так может быть…

   -Не может быть, - категорично ответил священник. – Во- первых я этого молодого человека знаю, он адекватнейший парень. А во-вторых, он после этого уехал к себе на Родину, я это достоверно знаю, поэтому к этой истории он не может иметь никакого отношения.

   -Аосолютли? – насмешливо спросил Патрик.

   -Абсолютли, - подтвердил отец Григорий.

   -Понятно, – вздохнул Патрик. – Ладно, давайте к нашим баранам. Когда будем крестить нашего Родю? Мы здесь на три дня, не больше. И первый из них уже идет.

   -Давай, Патрик Феликсович, оставь нас, мы с твоим бонвиваном сами побеседуем. А ты пока подыши свежим воздухом.

   Патрик кивнул и вышел из храма. Мимо него шла симпатичная прихожанка.

   -А ты ничего так, - сказал ей Патрик. Ему вдруг захотелось подурачиться.

   Девушка замерла, обернулась на него. Затем подошла и отвесила ему звонкую пощечину.

   -Козел тряпочный! – сопроводила свое действие она.

   -Дура, я же тебя похвалил! – не остался в долгу Патрик.

   -Дебил вообще, а еще при храме! – возмущалась девушка. – Во что ты веришь?

   -Я верю, что все, что тебя не убивает, делает тебя святее!

   Девушка покачала головой, но по всему было видно, что Патрик ей симпатичен.

   -Я еще хотел вас полапать немного, - признался Патрик, - но, боюсь, вы бы мне вообще шею свернули в таком случае.

   -В таком – да, - уже совсем оттаяла девушка. – Слушайте, мне почему-то ваше лицо знакомо.

   -Я – Патрик Штейн.

   -Патрик Штейн?! – у девушки округлились глаза. – Тот самый?!

   -Не знаю, какой тот самый, но этот перед вами.

   -Вы забыли добавить «к вашим услугам», - улыбнулась собеседница.

   -Ну, это по – ситуации.

   -Не кокетничайте, Патрик! Лучше расскажите, что такой знаменитый журналист как вы забыли в нашем захолустье?

   -Приехал обратить к свету еще одного человека.

   -И где этот человек?

   -Да вон в храме, - Патрик махнул рукой в сторону дома Божия. – Как раз сейчас знакомится со священником. Возможно, своим будущим духовником.

   -А почему приехали обращать человека к свету в такую даль?

   -У меня раньше был близкий друг. Мой духовный отец. Но он погиб.

   Говоря это, Патрик помрачнел.

   -С тех пор, у меня не осталось близких по духу людей. А в церкви и тем более. Пришлось искать хотя бы приличных. Нашелся этот. А расстояние роли не играло.

   -Я вас поняла, - кивнула девушка. – Почему спросила – у нас тут такие дела творятся. Не страшно было везти будущего воина Христова в такие места?

   -А что здесь такого особенного происходит? Вы об убийстве прихожанки местной?

   -Не только. Третьего дня как пропал сын доктора из нашей поликлиники. Он был неверующий, но лояльно относился к религии, поэтому его не смущало, что его девушка ходит в церковь.

   -А его девушка – это та самая убитая прихожанка?

   -Вы удивительно проницательны, Патрик…

   — Это все благодаря Нему, - Патрик указал тыльной стороной ладони на небо. – А как он пропал? Что-нибудь об этом известно?

   -Он пошел как обычно на пары. А до дома обратно не дошел.

   -А это откуда известно? И откуда это известно вам?

   -Так мы в одном вузе и учились. Владимир – город маленький.

   -А что за ВУЗ?

   -На юриста нас там учат.

   -Понятно. Надо же, вроде городок у вас такой маленький, уютный, а уже за два дня столько преступлений.

   -Не говорите, - вздохнула девушка.

   -А скажите, они не ссорились? Этот парень и девушка. Ее я знаю, как зовут, а его?

   -Никита Громов.

   -Никита Громов… А что о нем можете сказать? Ботаник или заводила группы?

   -Вы меня прямо как следователь допрашиваете! – расхохоталась девушка.

   -Знаете, за последнее время мне не раз приходилось участвовать в чем-то таком детективном, - признался ей Патрик. – Поэтому в некотором роде я уже себя чувствую следователем.

   -Ну, тогда, хорошо, - отсмеявшись, сказала девушка. – Кого вы любите больше всего?

   -Бога.

   -А этот парень книги. За книги готов был маму родную в рабство продать. Ему и на дни рождения мы всей группой скидывали, фолианты дарили. Он ничего другого и не признавал. Кто-то билет в стриптиз-клуб попросит, кто-то новый фотоаппарат, а этому – книги. Он у нас такой – книжный червь.

   -А давно они встречаются с Аллой?

   -Да полгода где-то.

   -У них никаких конфликтов за последнее время не было?

   -Да вроде не было, - пожала плечами девушка. – Во всяком случае, нам, сторонним наблюдателям, это неизвестно.

   -Понятно, - вздохнул Патрик.

   -Беретесь за расследование? - ухмыльнулась девушка.

   -Чего здесь расследовать, информации мало, как связано убийство Аллы и исчезновение Никитаа тоже непонятно. Может быть, он ее грохнул и скрылся. Только зачем и почему пока непонятно.

   -Да, может быть, приревновал, - высказала предположение девушка. – Алла была красючкой, на нее многие мужчины клали глаз.

   -А что, Никита был агрессивным человеком?

   -Мы говорим о нем уже в прошедшем времени?

   -Да это  я так, - смутился Патрик.

   -Я его просто лично знала мало. Но по всему виду такой солнечный домашний мальчик. После лекций в основном сразу домой. Ну, если, у него не было запланировано свидание с Аллой. Вот родителей его знаю лучше, лечилась как-то. Мы сохранили контакты, я обследуюсь у них иногда.

   -А можно контакты родителей?

   -Можно.

   Девушка полезла в телефон, что-то там поискала и озвучила Патрику номер телефона Громова – старшего.

   -Ну что же, спасибо, - улыбнулся ей Патрик. – Извините, что наше знакомство произошло при таких обстоятельствах.

   -Да я бы даже была не против его продолжить, - улыбнулась в ответ девушка.

   Из храма вышел Родион в сопровождении священника.

   -Мы обо всем договорились! – радостно объявил парень.

   -Я пойду, - сказала девушка.

   -Что, Патрик, чуть за порог и уже по женщинам? – улыбнулся пресвитер.

   -Спокойно, падре, это для дела. Тут жуткие новости рассказывают. Говорят, что у вас тут сын местного фельдшера исчез.

   -Возможно, - помрачнел священник. – То Аллочку нашу на Тот свет отправили, то теперь этот парень. Что-то не так с нашим городом, что-то не так…

   -Будете расследовать? – спросил Родион.

   -Не знаю, но любопытно, не скрою.

   -А ты тогда у этого человека поинтересуйся, - посоветовал отец Григорий, указывающий на идущего в их сторону мужчину. – Эй, Заседателев! Какими судьбами среди дня?!
   -А то ты не знаешь, - хмуро ответил мужчина и воззрился на Патрика и Родиона.

   -Не переживай, - успокоил его отец Григорий. – Здесь все свои. Это Патрик Штейн. Знаешь такого?

   -Патрик Штейн? – прищурился Заседателев. – Как не знать? Звезда журналистики.

   -Ну уж прямо, - притворно усмехнулся Патрик, однако было видно, что ему польстило такое определение.

   -Кто же не знает Патрика Штейна. Мы, хоть и живем дальше МКАДа, но газеты тоже читаем.

   -Господин следователь, - сказал Патрик, - а как вы посмотрите, если мы с моим спутником вас пригласим отужинать сегодня вместе с нами?

   -С чего это? – изумился следователь.

   -У вас тут два происшествия произошли за последнее время: убили девушку, и парень пропал. Нас это очень интересует.

   -С чего вас это интересует? Ах да! Вы же журналист, во все суете свой любопытный длинный нос!

   -Не только поэтому, - мягко поправил его Патрик. – Дело в том, что эта девушка была духовной дочерью вот этого священника. А этот священник является моим хорошим знакомым.

   -Ну, давайте попробуем, - вздохнул Заседателев. – В девятнадцать. В кафе «Угли».

   Когда он отошел, Патрик повернулся к Родиону:

   -Предлагаю для начала пообщаться с родителями Никиты. Идем.

   -Идемте.

   Громов-старший поднял на меня уставшие глаза.

   -Что беспокоит?

   -Сын ваш беспокоит, - честно ответил Патрик.

   -Не понял! – вспенился врач. – Какое вы имеете к этому отношение?!

   -Вы знаете, кто я?

   Доктор вгляделся в его лицо.

   -Узнал, - помрачнел он. – Хотите написать о моем сыне статью?

   -Хочу помочь его найти.

   -С чего бы это?

   -Проклятое природное неравнодушие. Ничего не могу с этим поделать.

   -Вы кофе не хотите?

   -Нет.

   Внезапно тон доктора резко изменился:

   -Я вас умоляю, помогите найти Никиту! Я вам заплачу любые деньги! Сколько скажите!

   -Прошу вас, успокойтесь! Я для этого и здесь.

   -Я знаю, с ним что-то произошло!

    -Расскажите поподробнее.

   -Перестал ночевать дома. Стал хуже учиться. Мы с матерью места себе найти не можем.

   -Так, сколько ему лет?

   -Мальчику всего двадцать лет.

   -Ну, наверняка, вы зря волнуетесь. Возможно, у парня просто появилась девушка и всё.

   Говоря это, Патрик намеренно провоцировал доктора. И провокация дала плоды.

   -Да какая девушка! Он учится в университете, он будущий историк! Он весь в учебе, даже на дискотеки у нас не ходит. Ему не до девушек!

   -Понятно.

   -Мы обзвонили всех его друзей, знакомых.

   -И что же?

   -Никто ничего не знает о его местонахождении. И даже не имеет никаких на сей счет предположений. Хотя у него и друзей-то не осталось в последнее время.

   -Простите за неприятный вопрос, но я вынужден его задать. Как у вашего сына с наркотиками?

   -Наркотики? – задумался Громов-старший. – Нет. Нет, нет.

   -Вы уверены?

   -Да. Наркотики абсолютно исключены.

   -Ну, хорошо.

   -Никита у нас не такой. Нет.

   Патрик встал.

   -Я вас умоляю! – схватил его за руку доктор. – Найдите его! Узнайте, где он! С кем он!

   -Хорошо, хорошо, сделаю все, что в моих силах, - заверил его Патрик, пытаясь высвободиться из цепких объятий эскулапа. – Но для этого мне нужны адреса его друзей, телефоны. И, если есть, фотография.

   -Пожалуйста, пожалуйста, я все вам предоставлю.

   -Хорошо. Не волнуйтесь, как только что-то выяснится, я вам сразу позвоню.

   Встреча состоялась ровно там, где они договаривались, и ровно в это время. Одного взгляда на следователя хватило Патрику для того, чтобы понять, что тот любитель хорошенько заложить за воротник. После первой рюмки он отпросился в туалет.

   -Хорошо, что я не пью, а то бы тоже так отекал, - сказал Патрик и повернулся к Родиону. – Все забываю спросить – как прошла беседа с отцом Григорием?

   -Продуктивно. Он мне основные положения веры объяснил, ответил на все мои вопросы.

   -Не душнил?

   -Не, не душнил.

   -Отлично. Я вам крест чуть позже подарю.

   -О, спасибо большое!

   За стол вернулся Заседателев.

   -Еще по одной? – предложил он.

   -Лучше информацию, - ответил Патрик. – Вы только что сказали, что это уже не первое убийство молодых девушек за последнее время?

   -Так точно.

   Заседателев залпом влил в себя еще одну рюмку беленькой.

   -Их что-то объединяет?

   -Да нет, пожалуй. Разве что все молодые и красивые.

   -Может, маньяк? – высказал предположение Родион.

   -Вы бы пили поменьше, - с неодобрением произнес в его сторону Патрик. – Вам уже, по-моему, хватит. А что касается девочек, то, вполне возможно, что действительно маньяк.

   -У следствия есть версия, - заявил изрядно подхмелевший следователь, - что этот пропавший Никита Громов и есть этот самый маньяк. Условно говоря.

   -Однако. С чего такие выводы?

   -Потому что его видели всегда рядом с этой девушкой.

   -Кто видел?

  -Свидетели описывают, что он пытался за ней ухаживать. Змеей за ней увивался.

  -Ужом, - поправил его Патрик.

  -Вам бы, филологам, только уязвить, - с неодобрением произнес Заседателев и налил себе еще водки.

   «Хмелей, хмелей, - мысленно подначивал его Патрик. – Так ты еще более разговорчивым станешь».

   К ним подошла официантка. Красивая темноволосая девушка с фигурой манекенщицы. Глаза у следователя заблестели.

   -Вот эта куколка! – с восхищением произнес он. – Как тебя зовут?

   Девушка смутилась, но ответила:

   -Таня.

   -А что, Танечка, а не пойти ли нам в номера? – игриво обратился к ней Заседателев.

   -Нет, извините, я не по этой части…

   -Да ладно тебе, не по этой, все вы по этой, только, главное, подход найти!

   И он начал ощупывать официантку. Та вырвалась из его рук и рявкнула:

   -Антон!

   Из кухни выпрыгнул парень, внешне похожий на артиста Антона Эльдарова.

   -Что случилось?!

   Девушка указала обеими руками на Заседателева:

   -Пристает!

   Парень отстранил ее:

   -Разберемся.

   Он схватил следователя за грудки и поднял его.

   -Пристаем, значит, да?!

   Он отвел кулак и от души засветил в лицо Заседателеву. Тот рухнул на диван, задев Родиона.

   Девушки за соседним столиком взвизгнули.

   -О, это он зря, - тихо сказал Патрик.

   И действительно: придя в себя, Заседателев застегнул на запястьях обидчика наручники.

   -Ну а сейчас я с тобой поговорю.

   Он повел его к выходу, бросив нам:

   -Извините, господа, догуляем потом!

   -Не завидую вашему коллеге, - сказал девушке Патрик. – Этот чувак – следователь. Он от этого парня мокрого места не оставит, когда в отделение доставит. Надо же, стихи…. А, может быть, даже и до отделения не доедет.

   -Да что же это за вечер такой сегодня, - вздохнула она. – Одни неприятности.

   -Как вас зовут? – спросил Патрик.

   -Ульяна.

   -Красивое имя. Русское. Ульяна, я журналист из Москвы. У вас тут странные вещи происходят. Вчера убили вашу коллегу.

   -Да, - вздохнула Ульяна. – А вам-то какое до этого дела?

   -Вы мне просто ответьте, пожалуйста, на пару вопросов и все. Меня интересует не было ли у нее конфликтов с Никитой? Так ведь зовут ее ухажера.

   -Да не был он ее ухажером, - ответила Ульяна. – Так, бегал за ней.  В институте пытался клеиться. Но Алле он был совершенно не интересен. Типичный ботан.

   -Полиция, и, в частности, человек, которому ваш приятель съездил по морде, считает, что он ее и убил.

   -Этот может, - кивнула Ульяна.

   -То-есть вы такую возможность теоретически допустить можете?   

   -Могу. В тихом омуте, как говорится…

   Они помолчали.

   -Алла могла ему отказать, у него от этого поехала крыша, и он ее замочил.

   -Что-нибудь про этого Никиту можете рассказать?

   -Я только знаю, что у него есть приятель Леха, они близко общаются.

   -Как найти этого Леху, не знаете?

   -Знаю, что он работает продавцом в магазине сувениров на углу.

   -Я понял, о каком вы магазине. Мы туда наведаемся. Наведаемся, Родион?

   -Конечно, - кивнул слегка обалдевший парень.

   -Ну вот и славно. Извините, мне работать нужно.

   -Конечно, конечно.

   Девушка ушла.

   -Что-то переживаю я за этого парня, - сказал Родион. – Боюсь, следак его там отмудохает как следует.

   -Ничего, оклемается, - флегматично ответил Патрик. – Давайте сейчас в номера, отдохнем. А завтра проведаем этого Леху. Боже мой, я уже говорю, как этот следователь – «в номера!». Какой же ужас!

   -Что-то я не пойму, - усмехнулся Родион. – Мы сюда приехали духовными вопросами заниматься или дело расследовать?

   Патрик немного подумал, прежде чем ответить:

   -А что нам мешает совместить одно с другим?

   -Мы завтра вроде в Суздаль хотели съездить, - напомнил Родион. – А то приехали сюда, а достопримечательности толком не посмотрели.

   -И съездим, - пообещал Патрик. – Вы утром пока спать будете, я сбегаю в этот магазин сувениров, он как раз в девять утра открывается. Побеседую с Лехой и вернусь.

   -С чего вы взяли, что он будет с вами разговаривать? Вы же не мент.

   -Со мной будет, - заверил Патрик.

   Ночью он спал плохо. В голову лезли тревожные мысли. Он долго не мог уснуть, а под утро его стали беспокоить сны неприятного содержания. Поэтому, когда Штейн проснулся, он решил сразу включиться в дела. Осторожно, чтобы не разбудить Родиона, Патрик прошествовал в прихожую, оделся и поспешил в магазин.

   За прилавком стоял патлатый парень и «колбасился» под музыку из колонки на прилавке. Он не обратил внимания на вошедшего, но Патрик заставил его это сделать.

   Леха скинул наушники:

   -Слушаю вас!

   -Нет, это я тебя слушаю, Леха, - нарочито развязным тоном заговорил Патрик. Он решил придерживаться именно такой тактики – нахально-наступательной. Сам вид Лехи говорил о том, что именно так с ним и нужно работать.

   -Вам чего? – обалдел тот.

   -Ты чего, Лех, по сторонам вообще не смотришь? Не знаешь, чего в городе творится?

   -А что… что творится?

   -Люди пропадают, вот что! Давеча друг твой Никитка в воздухе растворился. А тебе, я гляжу, и дела нет. Дергаешься тут, деньги зарабатываешь. Может, это ты его того…

   -Да вы что вообще?! – взвизгнул парень.

   Патрик продолжал наседать на него.

   -Вы из полиции что ли? – сообразил Леха.

   -Молодец, в правильном направлении думаешь. Итак, я не услышал ответа.

   -Да не знаю я, где Никита, я сам о нем переживаю!  А если вы о той девушке, то о ней я вообще ничего не знаю.

   Патрик понял, что им действительно более нечего обсуждать – парень ничего не знал, никакой ценной информацией не обладал.

   -Ладно, Лех, расслабься, торгуй себе дальше.

   И он направился к выходу, оставив совершенно обалдевшего парня в магазине.

   Когда Патрик входил в их номер-квартиру, Родион уже одевался.

   -Как улов?

   -Да никак, - Патрик сел на диван. – Напугал только парня почем зря. Он ничего не знает.

   -Я почему-то так и думал.

   -Ладно, - Штейн хлопнул себя по коленям, - давайте действительно съездим в Суздаль и отвлечемся от всяких там детективов.

   Наскоро позавтракав, они вызвали такси. Водитель с прозаическим именем Тыкченбек уже ждал их у подъезда. Патрик едва на наступил на тот самый использованный шприц, валяющийся прямо у колеса. Скорчив брезгливую физиономию, он прыгнул в салон и захлопнул за собой дверцу. Машина тронулась.

   Все то время, что они ехали, ребята могли наблюдать превосходный вид из окна автомобиля. Это были настоящие русские пейзажи.  Большие и маленькие церкви перемежались нестройными рядами деревенских домиков, местами похожих друг на друга, местами очень сильно друг от друга отличающимися. По мере продвижения в сторону Суздаля вид за окном становился все более исконно-посконным. Не хватало только танцующих медведей в лаптях. Хотя, как пошутил Родион, так и казалось, что подобные товарищи вот-вот выпрыгнут из-за ближайшего дерева.

   Когда такси доехало до места назначения, Патрик сказал:

   -Предлагаю сразу пойти посмотреть товары. Это здесь самое красивое.

   -А разве не церкви? – с улыбкой спросил Родион.

   -Не надо считать меня фанатиком, которого кроме церквей ничего не интересует.

   Город и вправду как будто ничуть не изменился со времени своего основания. Здесь идеально было снимать фильмы о 19 -ом веке. Вдоль главной площади тянулись торговые ряды. Патрик и Родион с интересом изучали все, что было представлено на продажу, но ничего не купили. Родиона заинтересовал музей радио, и он направился туда на экскурсию. А Патрик, который совершенно не любил электронику, решил осмотреть местный монастырь. Он находился на возвышенности, и Штейну пришлось приложить немало сил на то, чтобы добраться до него.

   Однако вход на территорию оказался платным, и Патрик решил не тратиться. Вместо этого он немного погулял вокруг, полюбовался архитектурой, а потом спустился вниз. Там его уже дожидался Родион. Экскурсия оказалась менее интересной, чем он ожидал. Ребята приняли решение возвращаться обратно во Владимир, вызвали такси и поехали.

   -Я хочу еще раз навестить Леху, - говорил по пути Патрик.

   -Зачем?

   -Я задал ему еще не все вопросы, какие хотел.

   -Ну что же, задайте, раз хотите.

   Примерно через два часа они въезжали во Владимир.

   -Вы пойдете со мной? – спросил Патрик, вылезая из машины.

   -Нет, честно говоря, я выбился из сил, - признался Родион. – Идите один.

   -Хорошо. Ожидайте меня в номере.

   Они пожали друг другу руки, и Патрик направился к дому Лехи. Однако в этот раз сколько он ни звонил в звонок, ему никто не открыл. Тогда он несколько раз энергично постучал в дверь.

   На шум из соседней квартиры выглянула бабулька.

   -Тебе чего, милок?

   Патрик повернулся к ней:

   -Здравствуйте. Мне бы Леху.

   -Нет его.

   -А где он? Не знаете?

   -Не знаю. Утром видела его, когда во дворе сидела. Выскочил из подъезда и побежал куда-то.

   -С вещами?

   -Да, сумка у него была.

   «Понятно, сбежал», - подумал про себя Патрик.

   -Вот что, - вслух сказал он, - я из полиции. У нас к этому Лехе много вопросов есть. Полагаю, сбежал он неспроста. Что вы могли бы о нем сказать?

   Слова про полицию произвели на пожилую женщину гипнотическое впечатление. Она задрожала и как-то вся сразу сделалась меньше ростом.

   -Ой, да что же я могу о нем сказать?! Ну сейчас…

   Бабулька задумалась.

   -Ему лет двадцать, а по сути, как был дураком малолетним, так и остался.

   -Это вы что имеет ввиду?

   -Да вечно он в какие-то дурацкие истории вляпывается. И дружка своего Никиту впутывает.

   -Пример дурацких историй можете привести?

   -Ну он пластинками торгует. Тут нарвался на левого дилера, так его загребли. А он Никитку на это дело подбил, так их вдвоем задержали. Папашке его приходилось к нашим ментам приезжать, выкупать сыночка. Ну и дружка его заодно, раз уж такой расклад.

   -Однако, - сказал Патрик. – Какая у них жизнь интересная.

   -Подростки, что же вы хотите. Отец его даже на учет у психиатра поставил обоих, чтобы уму-разуму понабрались. Ну, вернее, их родители сговорились и записали их к доктору.

   -Стоп! – резко сказал Патрик.

   Бабушка осеклась.

   -С этого места поподробнее, пожалуйста. К какому доктору?

   -Молодцова Галина Николаевна. Ее в нашем городе все знают.

   -Молодцова… Где она принимает?

   -Да вон ее клиника буквально через дорогу.

   -Понятно. Что ж, спасибо, вы очень помогли следствию.

   Произнеся последнюю фразу, Патрик едва сдержался, чтобы не расхохотаться. Однако, когда он спустился на этаж ниже, Штейн все же не выдержал и огласил площадку оглушительным хохотом. Задрав голову, он увидел, что бабушка смотрит на него, перегнувшись через перилла. Он послал ей воздушный поцелуй и сбежал вниз по ступенькам.

   В кабинет Молодцовой он вошел без очереди, благо ее и не было. Упитанная женщина лет сорока пяти в очках подняла на него усталый взгляд.

   -На что жалуетесь, молодой человек?

   -О, если вам начать перечислять все, на что я хочу пожаловаться, дня не хватит, - весело сказал Патрик, плюхаясь в кресло напротив нее. – И налоги меня раздражают и состояние дорог ужасное. А уж что наше телевидение показывает – это даже сказать страшно.

   Женщина посмотрела на него поверх очков.

   -С вами все в порядке?

   -Нет, конечно! А что, разве к вам приходят те, у кого все в порядке? Нет, помилуйте, такие к вам не приходят!... Видите, я уже сам отвечаю себе на свой же собственный вопрос! Как же со мной может быть все в порядке?! Но, хотя, лоботомию делать мне пока рано.

   -Перестаньте поясничать, - женщина отшвырнула от себя ручки, которой что-то писала в большой толстой тетради. – Отвечайте, зачем вы пришли? Что вам нужно?

   -Я хороший знакомый Никиты Громова и его друга Алексея. Меня очень беспокоит их состояние. Я знаю, что они наблюдаются у вас.

   -Ах вот вы о чем…. А кто вы, собственно, такой?

   Патрик показал ей удостоверение.

   -Патрик Штейн, журналист, - прочитала она. – Что-то слышала… И почему я, собственно, должна отвечать на ваши вопросы?

   -Ну, лучше на мои, чем милиционеров, правда? Ой, извините, они же сейчас полицейскими стали.

   -Что вас интересует?

   -Правильный вопрос. Наконец-то мы с вами стали понимать друг друга.

   Убедившись, что ему удалось сломить моральное сопротивление контрагента, Патрик перешел к сути вопроса:

   -Никита пропал. Близкие беспокоятся о нем. И это естественно. Неестественно то, что его никто не может найти. А сегодня вдобавок пропал Алексей. Сразу после того, как я с ним поговорил. Странно все это, вы не находите?

   -Нахожу, - кивнула Молодцова. – Я обратила внимание, что и тот и другой крайне неуверенные в себе молодые люди.

   -У них наблюдались проблемы с противоположным полом?

   -Наблюдались, вы угадали.

   -В чем это выражалось? Они были девственниками?

   -В точку.

   -Вы пытались помочь им преодолеть эту проблему?

   -Пыталась.

   -И каковы успехи?

   -Успехи невелики. Они так и не нашли себе девушек. По крайней мере, на сегодняшний момент.

   -Как вы думаете, почему они пропали?

   -Допускаю, что они могли уйти из дома.

   -Зачем?

   -Подростковый возраст, сами понимает.

   -Да…

   Они помолчали.

   -Поймите меня правильно, Галина Николаевна. Я имею представление о том, что такое врачебная тайна. Но в данном случае ваш пациент, я имею ввиду Никиту Громова, подозревается в совершении серии серийных убийств. Поэтому в ваших интересах быть со мной откровенной.

   -Боже мой! – всплеснула руками психиатр. – Громов – серийный убийца?!

   Отдышавшись и придя в себя, она сделала заявление:

   -На мой взгляд, это совершенно невозможно.

   -Почему? – вцепился в эту ее фразу Патрик.

   -Понимаете, некоторая доля скрытой агрессии, сверхценность своего эго – да, имеет место быть. Родители убедили мальчика в его исключительности, вот он и старается изо всех сил. Но то, как он для себя это подтверждает, я имею ввиду, то, что он исключительный, это все вполне мирно и безобидно, уверяю вас. Свою значимость самому себе он доказывает успехами в учебе, и успехи эти весьма значительны. А во всем остальном…

   Она помолчала.

   -Сам по себе он малоинтересный человек. И, боюсь, если он это поймет, это открытие может привести его к суициду. Но ждать от него, что он будет носиться по улицам с ножом и убивать невинных девушек – нет. Я ответила на ваш вопрос?

   -Почти.

   -Больше я ничего не могу сказать.

   -Ну тогда последний вопрос. Когда он последний раз был у вас?

   -Он должен был прийти ко мне вчера, но, к сожалению, не пришел.

   -Что ж, большое вам спасибо. Вы нам очень помогли.

   Уже в номере Патрик сказал Родиону:

   -Мне кажется, эта докторша что-то не договаривает.

   -Представляете, что будет, если окажется, что ее пациент – серийный убийца, - округлил глаза Родион. – Получается, она не доглядела. За такое по головке не погладят.

   -Слушайте, а я знаю, что нужно делать, - сказал Патрик. – Нужно натравить на нее Заседателева. Уж ему-то она скажет все.

   -Во, точно! Им она точно не откажет.

   -Попробуем, может это их заинтересует. Какие у вас планы на вечер? Погуляем?

   Родион покраснел.

   -Что с вами? С кем-то познакомились?

   -От вас, Патрик, ничего не скроешь!

   -Что ж, я погуляю один. А вы бегите на свидание!

   Довольный Родион поспешил переодеваться.  С этой девушкой. Он познакомился, пока Патрик ходил к психиатру. Просто вышел в магазин за водой и встретил ее. Правда был один нюанс, о котором он ни за что не сказал бы ни Штейну, ни кому-либо другому. То, что эта красавица продавала свою любовь за деньги. Не то, чтобы очень большие, но ощутимые. У Родиона они были. И он решил в этот вечер позволить себе забыть обо всем и просто предаться удовольствию.

   Они договорились, что он приедет к ней на квартиру около десяти часов вечера. Родион красиво оделся, надушился и вызвал такси. Водитель обратил внимание на то, как он нервничал.

   -На свидание спешите? – лукаво и с акцентом полюбопытствовал он.

   -На дорогу смотрите, - резко ответил Родион.

   Больше за все время пути шофер к нему не приставал.

   Регина, как представилась «ночная бабочка» жила в такой же пятиэтажке. Хотя, как предположил Родион, здесь она скорее снимала квартиру. Поскольку не будет же она у себя дома принимать клиентов. А мало ли что случится.

   Когда он звонил в дверь, Родион поймал себя на том, что у него трясутся руки.

   Дверь ему отворила Регина. Она была в прозрачном халатике, из-под которого проглядывало стройное упругое тело.

   -Заходи, красавчик, давно тебя ожидаю. 

   Родион вошел внутрь.

   -Ты чего дрожишь? Первый раз что ли?

   Он пожал плечами. Девушка кивнула, мол, все поняла, и повесила его куртку на вешалку.

   -Проходи, - велела она.

   Мальчик прошел в комнату. На столе уже стояли бутылка шампанского и два фужера.

   -Выпьем или сразу к делу? – полюбопытствовала Регина.

   -Да я…

   -Значит, сразу…

   И Регина принялась расстегивать пуговицы на его рубашке. Внезапно Родиону стало противно. Он инстинктивно оттолкнул ее.

   Регина упала на диван.

   -Ты чего? – удивилась она.

   -Прости, я не могу, - признался Родион, быстро застегивая сорочку.

   -Что-то не так, красавчик?

   Казалось, Регина искренне не понимала, что происходит.

   -Прости, я как представлю, сколько чужой спермы в тебя было влито!

   Лицо мальчика исказила гримаса.

   Спотыкаясь, он поспешил в прихожую обуваться.

   -Ну ты хоть это, деньги свои забери, - вышла в коридор Регина.

   -Оставь себе!

   Когда Родион ворвался в их номер-квартиру, Патрик сразу спросил:

   -И презервативы не помогли преодолеть брезгливость?

   -Откуда вы знаете?! – поразился парень.

   -Жизненный опыт. Сам же ходил к таким дамам.

   -Не помогли, - вздохнул Родион. – Патрик, что мне делать?

   -Влюбитесь.

   -Не поможет.

   -Уверены?

   -Уверен!

   -Ну тогда ждите, когда екнет на кого-нибудь!

   -Вы имеет ввиду, когда…

   -Вот именно! Я под любовью понимаю именно то, о чем вы подумали!

   -А вы пошляк, Патрик Штейн!

   -Я реалист!

   -Сказал человек, который верит в Бога!

   -И вам бы не помешало поверить. Он, между прочим, в вас верит.

   Родион промолчал.

   -Так что там с нашим расследованием? – решил переменить тему он.

   -Я связался с Заседателевым, - сказал Патрик. – Завтра с утра он будет у Молодцовой. Попробуем выбить из нее показания.

   -Он будет ее бить?

   Патрик подумал, прежде чем ответить:

   -Если понадобится, то будет!

   -А мы будем там присутствовать?

   -Не думаю, что Заседателеву это понравится.

   -Ну, Патрик, пожалуйста! – воскликнул Родион. – Вы же себе не простите, если расследование завершится без нас.

   -Очень даже легко прощу.

   Патрик отошел к окну.

   -Не врите себе, - нахмурился Родион. – Прошу вас! Пойдемте завтра к ней вместе.

   Патрик обернулся на него:

   -Хотите побезумствовать? Давайте побезумствуем!

   В это время молодая красивая девушка направлялась к своему дому, погруженная в свои мысли. И потому не заметила, как за нею неотступно следует мужчина в кожаной куртке. Вскоре он поравнялся с нею. Они вместе вошли в подъезд. Незнакомец чуть обогнал ее и вызвал лифт.

   -Добрый вечер! – с изысканно-вежливой интонацией обратился он к ней.

   -Здравствуйте, - ответила девушка.

   -Вам какой этаж?

   -Восьмой, пожалуйста.

   -Восьмой… - задумчиво произнес парень. - Мне раньше.

   Когда они вошли в кабину, и двери закрылись, он набросил ей на шею удавку и крепко стянул ее. Вскоре девушка уже лежала бездыханная на полу. Мужчина вышел на восьмом этаже и на грузовом лифте спустился вниз.

   Так было в его влажных садистических фантазиях. Однако он не учел, что его первая жертва (а это было его первым выходом «на дело») оказалась профессиональной атлетшей. Поэтому она легко отбила нападение и обездвижила агрессора.

   -Скотина! – с удовлетворением произнесла девушка, приводя в норму дыхание.

   Парень корчился на полу.

   Девушка выхватила из кармана телефон и набрала хорошо известный всем номер.

   -Алло, полиция! На меня маньяк напал!

   Парень скорчил гримасу боли.

   Девушка нанесла ему удар ногой в пах:

   -Лежать, сволочь!

   На следующий день Патрик и Родион встали рано утром, наскоро позавтракали и отправились в сторону медклиники.

   С Заседателевым они столкнулись в коридоре.

   -А вы что здесь делаете? – разозлился следователь.

   -То же, что и вы, - ответил Патрик. – Хотим побеседовать с госпожой Молодцовой. В вашем присутствии. Со мной она была не очень словоохотлива.

   -Вы что себе позволяете?! – возмутился Заседателев. – У вас нет полномочий для таких действий! Пойдите прочь!

   -Фи, как грубо! – улыбнулся Патрик. – Зато у меня есть знакомые в московской полиции. Хотите, я им позвоню, и они вам объяснят, что меня лучше не прогонять?

   Заседателев оценил издержки, которые для него может нести эта ситуация, и сухо сказал:

   -Ладно, пойдемте вместе.

   Утро у него началось не важнецки. К нему на допрос привели человека, который накануне вечером пытался задушить в лифте девушку. К счастью, девушка оказалась спортсменкой. Поэтому у нападавшего ничего не вышло.

   И вот теперь он сидел перед Заседателевым, закрывая голову руками. Следователь непроизвольно повторял его движения со словами:

   -Я тебя в последний раз спрашиваю: имя, фамилия?

   Ответом ему была тишина.

   -Ты меня слышишь?

   -Слышу.

   -Так отвечай!

   -Тихо, Ген, успокойся! – сказал его коллега. И обратился к задержанному:

   -Если вы нас слышите, отвечайте.

   -Не хочу, - буркнул тот.

   -Че ты сказал! – Заседателев накинулся на него и схватил бедного перепуганного парня за грудки. – Че ты сказал?!

   -Тихо, тихо, Ген, успокойся! Успокойся! – Коллега встал между ними. – Успокойся, я тебе говорю! Пусть молчит. Ему же хуже. Свидетель у нас есть. Девушка, спортсменка. Молодец девушка, сумела за себя постоять! Но по остальным эпизодам ты ответишь нам сполна! Это я тебе обещаю.

   Парень криво ухмыльнулся.

   -Че ты лыбишься, козел?! – опять налетел на него Заседателев. – Че ты лыбишься?!

   -Тихо, Гена! Успокойся! Успокойся! Возьми себя в руки!

   -Че он из себя психа строит! Я ему устрою экспертизу!

   -Все, успокоились!

   Парень поднял на них взгляд и вновь улыбнулся.

   -Че, смешно что ли? – тут уже не выдержали нервы у напарника. – Тебе смешно, я спрашиваю?!

   Он схватил его за грудки.

   -Че ты лыбишься, урод?! Че ты лыбишься?!

   Наверное, дело бы окончилось рукоприкладством, но в кабинет заглянуло начальство. А в данный момент Заседателев в сопровождении Патрика Штейна и Родиона заглянули в кабинет Молодцовой. Практически в этот момент ему сообщили об еще одном преступлении.

   -Ничего не понимаю! – тер выступившие капли пота на лбу следователь. – Как могло случиться еще одно преступление, если этот урод уже час загорает у нас?!

   -Значит, их двое, - сказал Родион.

   -Хорошо, давайте с самого начала, - вздохнула Молодцова. – Сколько всего эпизодов?

   -Всего шесть эпизодов. Два из них – это неудачные покушения. Только сегодня было три в разных районах города. Причем одного мы взяли.

   -То-есть, вы хотите сказать, что действует целая группа?

   -У нас башка просто пухнет! – признался на эмоциях Заседателев.

   -А что такое? – повернулся к нему Патрик.

   – Взяли сегодня одного душителя, привезли его сюда. Почерк, как и везде одинаковый. Подошли сзади, набросили удавку.

   -Мда…. – вздохнул Патрик. И обратился к Молодцовой:

   -Поэтому я и прошу вас еще раз в присутствии следователя быть максимально откровенной. Смотрите, что происходит!

   -Да я готова, - развела руками та. – Просто мне особо и сказать-то нечего. Но вы спрашивайте.

   -Знаете, по-моему, мы имеем дело с сектой, - сказал Патрик.

   -Точно, секта! – воскликнул Заседателев.

   -Интересная версия, - оценила Молодцова. – Значит, вы предполагаете, что по городу разгуливают сектанты с удавками в карманах и душат ни в чем не повинных девушек?

   -А что, разве такое невозможно? – пристально посмотрел на нее Патрик.

   -Да нет, в том-то и дело, что возможно, - она в ответ взглянула на него. – Я вас поздравляю, вы умеете мыслить нестандартно. А я-то чем могу вам помочь?

   -Скажите, можно ли по внешнему виду определить такого сектанта? – влез в разговор Заседателев. – По чертам лица, например? Ну, может, он выглядит как-то… как я не знаю… как какой-нибудь шибанутый.

   -Внешние черты должны быть у каждого, - произнесла прописную истину Молодцова, чем сильно уронила себя в глазах Патрика.

   Потом она помолчала и продолжила:

   -Ну, например, астеническое телосложение…

   -Какое? – перебил ее Заседателев.

   Она с брезгливостью взглянула на него:

   -Астеническое. Худосочное, стало быть.

   -А-а-а, - произнес довольный следователь, до которого, наконец, дошло.

   -Как щепочка, - съехидничал Патрик.

   -Именно, - с благодарностью посмотрела на него Молодцова. – И потом, вот, черты лица у невротиков имеют несколько утонченные формы.

   -А Никита Громов мог оказаться среди сектантов? – спросил Патрик.

   -Вполне, - ответила Молодцова. – Учитывая его комплексы и внушаемость.

   Она еще помолчала, а потом добавила:

   -Но я бы знала это именно от него.

   -Значит, вот такие «иисусики», - подытожил Заседателев, теребя свой затылок.

   -Ну, да, - кивнула психиатр.

   -Ну а мотив?

   -Мотив – это очень просто. Молодость, гиперсексуальность, наверняка, имели неудачный первый сексуальный опыт. Опять же, униженное самолюбие. Отсюда, ненависть ко всем женщинам. Такое бывает.

   -Этакая секта женоненавистников…

   -Ну, наверняка, название другое! – рассмеялась психиатр. – И оправдывают они свои действия по-другому.

   Она помолчала.

   -Но, понимает, вот в чем еще дело. Тоталитарная секта, понятие, которое ввел в наш русский обиход профессор Александр Леонидович Дворкин…. Так вот, тоталитарная секта, она имеет свою атрибутику, чтобы подчеркнуть свою избранность, свои фишки, наколки…. Что еще…. Ну, знаки отличия. И самое главное, должен быть лидер.

   -Так, скажите, пожалуйста, - перехватил инициативу в разговоре на себя Заседателев, - а как его найти?

   -Ну, этого я не знаю, - развела руками Молодцова. – Но он же, наверняка, должен где-нибудь засветиться. Смысл его деятельности – в особом учении. Значит, он должен проповедовать. Чтобы завлечь сторонников. Ведь он же не может оказаться в вакууме. Вы поищите где-нибудь в Интернете.

   -Спасибо, - вздохнул Заседателев и поднялся.

   -Рада была помочь, - радушно улыбнулась психиатр. – Если что-то еще нужно будет, не стесняйтесь, обращайтесь!

   -Спасибо! Обратимся!

   -Ну че, какие планы? – спросил Патрик, когда они  вышли во двор.

   -Я сейчас компьютерщиков озадачу, - сказал следователь. – Пускай полазают по всемирной паутине. Поищут этого лидера. А после компьютерщика нужно срочно колоть блондина.

   -Если что узнаете, позвоните, ладно?

   -Идите давайте, журналист- расследователь.

   Заседателев чувствовал себя очень уставшим. Ему хотелось зарулить в свой любимый бордель, чтобы на нем покрутилась его любимая девочка. Он жаждал разврата всей своей полицейской душой, а приходилось заниматься работой. До конца трудового дня еще было ой как далеко. Он дал себе слово, что сегодня вечером обязательно уйдет в отрыв. А если танцовщица откажется исполнять его извращенные фантазии, он подкинет ей кокаин. Так уже было не раз, и в результате все всегда складывалось так, как ему хотелось.

   Внезапно его взгляд зацепился за рыжеволосую девушку, которая шла по противоположной стороне. Да это же Регина! Он был у нее на прошлой неделе. Хороша, чертовка! Вот уж девочка так девочка! Он  бы с большим удовольствием вытащил ее из этого развратного мира и женился на ней, но что-то его останавливало. Может быть, не хотелось брать на себя слишком много ответственности. Может быть, боялся повторения отрицательного опыта, ведь он уже был женат, и не слишком удачно. Жена пила антидепрессанты, разошлась с ним в политических воззрениях и уехала, увезя с собою детей. Он пытался использовать все свои связи, но у него не получилось поставить наглую женщину на место. Поэтому Заседателев зарекся иметь серьезные отношения с женщинами. По его теории, их следовало использовать как вещи – употребил и выбросил. Так он с ними и поступал.

   Ах, как бы ему хотелось сейчас разврата. А не этих скучных ментовских будней. У него бывали такие дни, когда он прямо в кабинете мечтал стащить юбку с коллеги, с подозреваемой, да с кого угодно. Он ненавидел себя в такие моменты. И больше всего боялся, что кому-нибудь станет известно о его тайной страсти. У него было несколько фальшивых аккаунтов на сайтах знакомств, с которых он вел откровенно грязные и сальные переписки с представительницами прекрасного пола и очень древней профессии. Пару раз под их личинами оказывались фейки, а иногда, и мужчины. Чаще всего, банальные извращенцы. Но Заседателев, как представитель органов власти, был застрахован от таких случаев тем, что у него это была ненастоящая страница.

   Внезапно он заметил, что за Региной неотступно следует молодой человек. Он шел к нему спиной, поэтому лица его он разглядеть не мог. Ему это не понравилось. Заседателев и по сей день не мог самому себе честно ответить на вопрос, почему его так разозлила эта ситуация – оттого, что он испугался за жизнь девушки в связи с наличием в городе секты. Или же в нем взыграла банальная ревность. Вообще, Заседателев был по своей натуре жутким собственником.

   Он бросился к переходу, но тут же был остановлен гудком проезжающей машины.

   Водитель высунулся из кабины и проорал:

   -Мудак! Не видишь, что ли, красный свет!

   Заседателев в ответ продемонстрировал ему средний палец. Дожидаться, когда дадут зеленый сигнал, он решительно не собирался. Как только дорога стала относительно свободной, он помчался в сторону Регины и ее преследователя.

   Оказавшись у него за спиной, следователь схватил его за шкирку и прижал к стене.

   -Слышь, козел, ты че здесь делаешь?!

   Родион в ужасе уставился на него:

   -Товарищ следователь, вы что?! Вы меня не узнаете?!

   -Я спрашиваю, что ты здесь делаешь?!

   -Товарищ следователь, это недоразумение какое-то!

   Он сунул руку в его карман и вытащил на свет удавку.

   — Это вот что такое, а?! Это недоразумение, да?!

   Он нанес ему ощутимый удар под лопатку.

   Родион взвыл.

   -Слышь ты, урод, я тебя спрашиваю, это че такое?!

   Он ударил его еще раз. Ногой.

   -Слышь, урод, ну-ка пошли!

   Звонок телефона оторвал Патрик от написания новой заметки. Он как раз описывал свои и Родиона суздальские приключения. И заодно размышлял. «Как я понял, зацепка у нас только одна, - думал про себя он, - нам нужен Леха. Придётся всё-таки устроить хорошую основательную засаду возле его квартиры. Он же ведь там иногда появляется. Хотя сколько ждать придётся…. Ладно, ничего, не впервой! Посидим, подождем. Встретим, поговорим…. Нет, с допросом торопиться не будем. Сначала нужно будет установить за ним наблюдение, посмотреть, куда он нас приведет. А потом уж и допрашивать».

   И тут ему позвонили.

   -Слушаю.

   -Господин Штейн?

   -Он самый.

   -Подъезжайте в отделение, мы тут вашего компаньона задержали.

   -С какой это стати? – переполошился Патрик.

   -По подозрению в убийстве девушек.

   -Ты чего, следак, охренел?! Говори адрес, я еду!

   «Вечно этот Родик во что-то вляпается!», - с раздражением думал Патрик, когда вызванный им таксист Шерзордбек мчал его в отделение.

   В относительно небольшой кабинете сидели Заседателев и Родион. Со следами побоев на лице. И, наверняка, не только на нем.

   -Упражняетесь с гордием узлом? – нахмурился Заседателев.

   -Да нет…. Как бы вам объяснить…

   -Как есть, так и объясни.

   -Дело в том, что почти всех жертв душили бельевой веревкой.  Я думаю, что…. Я решил провести следственный эксперимент.

   -И на ком же вы собирались проэкспериментировать, молодой человек?

   -Да нет, я так, гипотетически.

   -А, гипотетически.

   -Я выяснил,  что весь моток  с собой носить очень громоздко и пользоваться им неудобно. У убийцы был всего лишь обрезок необходимой длины.

   -Молодой человек, я вам вот что объясню, - вздохнул Патрик. – Дело в том, что оружие, которое вы собирались изобрести, называется удавка, и оно уже очень давно в обиходе у профессиональных киллеров и других всякого рода уголовных элементов.

   -И вообще, мне кажется, вы слишком увлеклись моей работой, - сказал Заседателев. – Пойдемте, я вас до дома подвезу. Пойдем, пойдем.

   -Вы зря надо мной смеетесь, - насупился Родион. – Потому что я считаю, дело очень серьезное!

   Заседателев пожал ему руку:

   -Счастливо,  коллега, очень рад был познакомиться, дай Бог, не последний!

   -Всего доброго!

   Они с Родионом вышли на улицу.

   -Спасибо вам! Удружили! – с раздражением сказал Патрик.

   -Ну я же хотел как лучше!

   -Оно и видно! Я так понимаю, эта девушка и есть та шлюха, ваша новая знакомая.

   -Мне просто тоже интересно, как идет расследование.

   -Знаете что! Интересуйтесь один! Без меня!

   -Патрик, я больше не буду!

   Родион кинулся наперерез Штейну.

   -Я всю жизнь работал один! – сухо сказал тот. – И планирую так и продолжать. У меня нет друзей, и мне они не нужны!

   -Может быть, вы просто не встретили подходящих?

   Патрик хмуро взглянул на него:

   -У меня по плану наблюдение за квартирой Лехи. Если хотите, присоединяйтесь. Только молча. Не раздражайте меня. Свои супер способности детектива демонстрируйте кому-нибудь другому.

   -А какая у вас суперсила?

   -Вера.

   Они добрались до дома Лехи и устроились во дворе.

   -Извините меня еще раз, Патрик, - тихо сказал Родион. – Я не хотел все вам испортить.

    -Тем не менее, у вас это прекрасным образом получилось…

   -Мне просто еще опыта не хватает.

   -Нарабатывайте опыт. Вам не пять лет.

   -Но и не тридцать еще. Я пока что многого не знаю. И не понимаю. Я и в вашего Шефа-то верить начал совсем недавно.

   -Самое главное, что Он в вас верит. И ждет от вас решительных действий.

   -Это каких же?

   -Ну, например, что вы сейчас пойдете и принесете мне какао.

   Родион внимательно посмотрел на Патрика, а тот заразительно расхохотался. Родион понял, что инцидент исчерпан и тоже залился хохотом. Отсмеявшись, ребята обменялись рукопожатием.

   В этот момент к подъезду подошел парень.

   -Похоже, наш клиент!

   -Да, по всем приметам подходит!

   Родион даже вскочил.

   Патрик с презрением посмотрел на него:

   -Опять начинаете?

   Родион с раздражением обернулся на него:

   -Я сейчас!

   -Куда вы намылились?!

   -В подъезд! За ним!

   -Ничего умнее придумать не могли?

   Родион остановился и покорно вернулся.

   -А что вам не нравится? Мы же должны за ним проследить!

   -Все правильно. Только за кем вы следить собрались? За входной дверью его квартиры?

   -Не понял.

   -Вижу, что не поняли, - вздохнул Патрик. – Попробую вам объяснить. Он пришел сюда. К себе домой. Правильно?

   -Правильно.

   -Вот. А следовательно, если он сейчас находится у себя дома, то какого рожна нам за ним следить? Вот когда он из него куда-нибудь пойдет, вот тогда и мы пойдем следить.

   -Понял, - буркнул Родион.

   -Наконец-то.

   Родиону внутри стало очень обидно. От заносчивости своего старшего товарища. Который его, похоже, и за товарища-то особо не считал. Он в который раз внимательно взглянул на Патрика. Тот явно был весь сосредоточен на происходящем, и до чувств Родиона ему не было никакого дела. И тот это прекрасно понимал.

   Наконец Леха вышел из подъезда и скрылся во дворе.

   — Вот теперь идем.

   Ребята покинули свое укрытие и поспешили вслед за парнем. Леха шел, заложив руки в карманы. За все время слежки он ни разу не обернулся. Было очевидно, что молодой человек глубоко погружен в собственные размышления, и ему ни до чего нет дела.

   Вскоре  он остановился перед подъездом высотного дома и стал набирать код.

   -Вызывайте Заседателева, - велел Родиону Патрик. – Скорее всего, он сейчас идет на сбор секты. Тут мы их всех и накроем.

   -Не хочу я Заседателеву звонить, - проворчал парень, потирая ушибленный живот.

   -Родя, у нас нет времени на капризы, речь идет о секте! – рявкнул на него Патрик. – Звоните давайте! А я пошел!

   Он бросился к подъезду и успел вскочить в него вслед за Лехой. Он посмотрел на табло лифта, на какой этаж поднялся парень и взлетел на третий. Когда Патрик оказался на лестничной площадке, захлопнулась дверь угловой квартиры.

   Штейн позвонил в дверной звонок. Ему открыл молодой человек. Вид у него был совершенно обдолбанный.

   -Вам кого?

   -Никита Громов здесь?

   -А вы ему кто?

   Патрик усмехнулся:

   -Хороший вопрос. Давай ты меня впустишь, а мы с тобой уже вместе подумаем, кто я ему. Но, во всяком случае, я уже вижу, что ты его знаешь.

   -Не знаю, - сухо сказал парень.

   И уже собирался захлопнуть дверь, но Патрик просунул ногу в дверной проем, а затем толкнул дверь вперед (дверей было две). И вот внутренняя, образно говоря, срикошетила и ударила обдолбыша в голову.

   -Минуточку! Я все-таки войду!

   -Зачем? – прохрипел травмированный.

   -Поговорить хочу с Никитой. А заодно и музыку послушать.

   По приказу Патрика парень повел его по длинному коридору.

   -Давай, давай, шевели ногами! – подгонял его Штейн.

   -Шевелю…

   -Гостиная где?

   Парень не ответил.

   -Че молчишь? Хорошее гостеприимство! Я просто хотел узнать, что у вас на обед – косяк или экстази?

   Парень привел в комнату, в которой несколько ребят сидели в позе лотоса перед чем-то дымящимся. Среди присутствующих Патрик рассмотрел Никиту.

   -Всем привет! – сказал он. И встал у стены так, чтобы ему не могли нанести сзади удар по голове.

   Ребята не ответили и продолжили мычать на кусочком дымящегося предмета.

   -Алле, гараж! – повысил голос Патрик. – Вы чего тут все обдолбались нахрен?!

   И вновь тишина.

   -Громов!

   Парень посмотрел на него абсолютно пустыми глазами:

   -Чего надо?

   -Выйдем?

   -Зачем?

   -Поговорить бы.

   -Неа. Мне не надо.

   Один из парней поднял на него взгляд (более осмысленный) и сказал:

   -Уйдите, вы мешаете медитировать!

   -Дома медитировать надо! – резко ответил ему Патрик. – Никит, я тебе весточку от родителей принес.

   -Мужик, неси ее назад, - сказал рыжий слева.

   -Так, я не с тобой разговариваю! Никита, я еще раз повторяю, я пришел за тобой.

   Никита стал медленно подниматься:

   -Мужик, тебе же русским языком сказали – мешаешь.

   Остальные тоже вскочили.

   -Все, все, - примирительно поднял руки Патрик, - ухожу.

   И вдруг увидел идущую к нему женщину.

   -Здравствуйте, Галина Николаевна, - поприветствовал ее он.

   -Догадались, значит? – с ненавистью произнесла она. – Надо было избавиться от вас раньше. Я предполагала, что вы будете очень настырны. Сдайте телефон. Он вам больше не понадобится.

   Патрик счел за лучшее исполнить ее просьбу. Молодцова взяла у него из рук телефон и передала парню, по своей внешности очень подходящий под описание Никиты Громова.

   -А я как раз собирался позвонить…

   -Я надеялась, что вы появитесь здесь гораздо позже, - призналась Молодцова.

   -И поэтому, вы скормили нам эту чушь о сектах? А секта-то – она вот здесь.

   -Это не секта, - поправила его Молодцова. – Это мое войско.

   -И за что же вы планируете сражаться? С кем? С молодыми красивыми девушками? По той причине, что они привлекательнее вас?

   -У вас не получится вывести меня из себя. Совершенно не в этом причина.

   -А в чем же?

   -Все более, чем очевидно. Вы, кажется, пишите о Боге? Хотелось бы задать пару вопросов вашему Богу. Например, почему мой муж бросил меня и ушел к молодой и красивой? Я столько слез пролила, столько страдала. Молодые, красивые отняли у меня семью. Эта армия половозрелых содержанок. Я пять лет собирала необходимых мальчиков, вот теперь у меня своя армия.

   В дверь позвонили.

   -Не открывать! – приказала Молодцова. – Это что, облава? Ты привел своих.

   -Да. И рекомендую вам сдаться. Сопротивление бесполезно. Никита, развяжи меня. Развяжи, прошу!

   -Не слушайте его! – рявкнула Молодцова. – Это наш враг. Я сделала из вас настоящих мужчин. Вы все можете и ничего не боитесь. Настало время выполнить вашу великую миссию. Уходите через черный ход.

   Мальчишки двинулись к двери.

   Молодцова дернула Никиту за рукав:

   -Останься.

   -Галина Николаевна, что нужно сделать? – каким-то роботизированным голосом произнес парень.

   -Ты хотел потренироваться. Не бойся. Убей его.

   Никита выудил  из заднего кармана джинсов веревку и двинулся к Штейну. Тот сжался. «Господи, неужели вот такую смерть ты мне уготовил?». На его шею опустилась петля, а потом она затянулась. Патрик стал задыхаться.

   -Ты просто завидуешь, - шипел над ним душитель, - что я гениальный урод, а ты шагу не можешь ступить без своего Бога!

   -Вот в этом ты прав!

   И он нанес ему сильный удар двумя пальцами в глаза. Парень взвизгнул.

   Очевидно, у Господа и вправду были другие планы на него, потому что через пару секунд омоновцы вышибли дверь и ворвались в квартиру. Никита получил удар ногой в лицо и откатился к стене.

   К кашляющему Патрику подбежал Заседателев.

   -Живой?

   -Отчасти, - прохрипел тот.

   Следователь повернулся к Молодцовой,  на которую был наставлен автомат одного из спецназовцев:

   -Госпожа Молодцова, вы задержаны за организацию серийных убийств.

   -Ничего подобного. Я организовала террористический акт возмездия! Я настаиваю! Так и запишите: тэрракт!

   Молодцова выкрикнула это слово, заменив букву «е» на «э», оттого оно прозвучало еще более внушительно.

   -Хороша, чертовка, - оценил Заседателев.

   Тем же вечером Патрик и Родион сидели на набережной.

   -Круто мы съездили отдохнуть, конечно, - сказал парень. – Скучать абсолютно некогда было. А покреститься -то мы так и не успели.

   -Мы тут еще на пару дней задержимся, я продлил отель. Отец Григорий обещал все устроить. Не волнуйтесь, нехристем отсюда не уедете.

   -А что будет с Молодцовой?

   -Ее будут судить.

   -А с этим парнем, Никитой?

   -Вот тут сложнее. Он, конечно, девушку замочил, но делал – то это под воздействием сильнодействующих препаратов, которые ему и остальным выписывала Молодцова. Фактически, она уродовала их тем, от чего должна была лечить.

   -Чудовищная женщина, - оценил Родион.

   -Главное, чтобы Господь его простил. И ее тоже. А с земным судом они как-нибудь разберутся.

   Патрик встал.

   -Знаете, я за это время ни разу не захотел на покой. Ни разу не жаловался на то, что приходится тратить свободное время на геройства. Но все чаще задумываюсь о том, что я же не вечно буду молодым. И однажды, как говорится, нужно будет передать свои дела другому.

   -Подыскиваете приемника? – усмехнулся Родион.

   -Возможно… - задумчиво ответил Штейн…

   Между тем двое мужчин, с которыми мы уже знакомы, пересекали поле. Час назад им удалось совершить побег из мест заключения. Теперь Скляров и Сатановский брели по тропе, время от времени оглядываясь.

   -Виктор Скляров, - тянул слова Сатановский, - что, надоело притворяться хорошим парнем? Как самочувствие?

   -О чем вы? – удивился тот.

   -Ну, были прилежным зеком, а тут решились на побег.

   -А на свободе оно, знаете ли, как-то лучше дышится.

   -Кто бы спорил, - кивнул Сатановский. – Ладно, у нас есть дело. Думаю, нам стоит быть на связи…

 

 

 

 

 

 

 

Темы этой статьи
Еще по этой теме
Похожие статьи
Шеф №51
"Шеф"- новый циклрассказов известногохристианского писателя С.Быструшкина. Анотация: "Зачем верить, когда знаешь?". Этот вопрос уже давно не дает покоя Патрику Штейну. Известный московский журналист, пережив клиническую...
Шеф №49
"Шеф"- новый циклрассказов известногохристианского писателя С.Быструшкина. Анотация: "Зачем верить, когда знаешь?". Этот вопрос уже давно не дает покоя Патрику Штейну. Известный московский журналист, пережив клиническую...
Шеф №48
"Шеф"- новый циклрассказов известногохристианского писателя С.Быструшкина. Анотация: "Зачем верить, когда знаешь?". Этот вопрос уже давно не дает покоя Патрику Штейну. Известный московский журналист, пережив клиническую...
Шеф №47
"Шеф"- новый циклрассказов известногохристианского писателя С.Быструшкина. Анотация: "Зачем верить, когда знаешь?". Этот вопрос уже давно не дает покоя Патрику Штейну. Известный московский журналист, пережив клиническую...
Шеф №46
"Шеф"- новый циклрассказов известногохристианского писателя С.Быструшкина. Анотация: "Зачем верить, когда знаешь?". Этот вопрос уже давно не дает покоя Патрику Штейну. Известный московский журналист, пережив клиническую...
Как стать христианином – Христиане.ру