Главная>Новости>Аналитика>"Человек без камилавки" №13

"Человек без камилавки" №13

"Человек без камилавки" №13
Автор: Сергей Быструшкин, христианский журналист, писатель.
08.04.2020

"Человек без камилавки" - цикл рассказов известного христианского журналиста и писателя Сергея Быструшкина, о приключениях миссионера Феликса Лефортова.

Как сам автор пишет о своем герое: "Феликс Лефортов - журналист по профессии и миссионер по призванию. Его работа - рассказывать людям о Боге. Он – не священник, не пастырь, он просто неравнодушный человек, получивший яркий опыт веры и стремящийся поделиться им с другими. Но чаще всего это получается у него посредством столкновений с жизненными трагедиями, непосредственным участником которых становится он лично. Его жизнь — это постоянный источник материалов для новых статей и возможностей для открытия бытия Бога. Прежде всего для себя самого."

«Собственность Гутермана»

   «Наш самолет совершит посадку через сорок минут – объявил командир экипажа по специальному переговорному устройству.  – Просьба пристегнуть ремни и на время приземления не пользоваться электронными приборами».

   Ира прикрыла глаза и уже вознамерилась погрузиться в сон. Однако прежде ей стало любопытно, чем занят благоверный. Благоверный был полностью поглощён просмотром второй части «Миссии невыполнима» по миниатюрному телевизору. Новшество было расположено на спинках кресел и, очевидно, было введено в силу того, что полёт занимал около семи часов. Ире фильмы были не очень интересны, она коротала время за чтением любимой книги, периодически прерывая это увлекательное занятие кратковременным сном.

   В салоне было тихо, если дети и находились в самолёте, то они ничем не выдавали своего присутствия. Супруги Гутерманы сидели в центре в предельной близости от туалетной комнаты, что Ирина мысленно записала в ещё один плюс данной поездки. Не было никакой нужды пробираться через всех по нужде, когда достаточно пройти всего пару шагов.

   На экране исчезло лицо Тома Круза и появилось изображение моря. Муж толкнул Иру в бок, мол, посмотри, но та только отмахнулась: «Толик, потом». Толик же зачарованно наблюдал за тем, как плещутся волны, и какие они маленькие с такой – то высоты. Весь его облик выдавал в нём человека рабочего, чей вечер всегда скрашивается кружечкой пива под просмотр футбольного матча, если таковой есть в сетке вещания. Ирина же в отличие от него была девушкой сугубо светской, при этом про неё смело можно было сказать: «Остановит на скоку коня».

   Как известно, противоположности притягиваются. Вот Ира и притянула Толика в свою жизнь. Вместе они уже около восьми лет, но за границу выбираются только второй раз. Причём, если в первый они скромно ограничились Болгарией, то в этом году Анатолий предложил поехать в Испанию.

   -Есть на что? – удивилась Ира.

   -Подхалтурил! – с торжеством доложил муж. – Можем хоть на Канары, хотя не тянем. Может в следующем году. А пока давай Испанией обойдёмся.

   Самолёт продолжал снижаться, Ирина погружаться в сон, а Толик восхищаться красотой Божьего мира, воспроизводимой на дисплее телевизора. Наконец, план вновь сменился, и он уставился на безупречно зелёную взлётную полосу.

   -Снижаемся, - счёл своим долгом проинформировать он супругу.

   Реакции не последовало никакой. Между тем полоса всё приближалась. Становилось очевидным, что посадка будет мягкой, поскольку пилот успел продемонстрировать своё мастерство в те моменты, когда самолёт проходил зоны турбулентности.

   И вот колёса боинга «Александр Твардовский» коснулись земли, причём никто этого не почувствовал. Под нестройный хор аплодисментов и ничего не значащие фразы он покатился в сторону аэропорта.

   Толик выключил телевизор и растолкал Иру.

   -Просыпайся, нам выходить скоро.

   Ира зевнула и потянулась к своей сумке, лежащей у неё в ногах. Ноги изрядно затекли после семичасового сидения в кресле, прерываемого редкими визитами в туалет.

   Пассажиры потянулись к выходу. Возле трапа образовался затор. Ира со вздохом облокотилась на спинку одного из кресел и попыталась вспомнить,  с чем она убежала из Москвы.

   В последнее время у неё было не так много клиентов. Да и откуда им взяться? Разве в России велик спрос на декупаж? Нет, и не стоит себе врать. Нужно быть благодарным Богу за тех клиентов, что у неё уже есть. Они ведь рекомендуют её своим знакомым, значит какой – никакой стабильный доход у неё есть. Да и муж у неё хорошо зарабатывает. Вон, на какую поездку наскребли! Но есть одно «но»…

   …Зачем она в тот день пошла в этот парк? Неужели она тогда не могла выбрать другое место для прогулки? Могла. Встретила его, а ведь не виделись с института. У неё к нему никаких чувств – прочная крепкая любовь к мужу. А вот он, похоже, не забыл их встречи в студенческие времена, да и всё прочее…

   Поэтому, как только она услышала, что муж предлагает на лето куда – то уехать, она стала его торопить, уговаривать не затягивать с отпуском.… А бывший – навязчивый…. Возле дома стал ждать, хорошо муж не видит…. Специально, гад, караулит, чтобы напомнить о себе, всё уговаривает начать сначала. Намекает, что если откажет, сделает так, что муж решит – жена – то, оказывается, всё это время…. И как она потом докажет обратное?

   Очередь постепенно сошла на «нет». Выйдя из салона, Ира подставила лицо порывам тёплого испанского ветра. За ней вышел муж, кряхтя от того, что давала о себе знать не долеченная спина.

   Прилетевших из России встречал крупногабаритный автобус, который доставил их в аэропорт. Отстояв небольшую очередь, они прошли паспортный контроль и двинулись получать свой багаж.

   -Ты отойди в сторонку, чтобы без происшествий, а я уж сам справлюсь, - велел жене Толик.

   Ира послушно встала около стены. Лениво обозревая снующих в поисках своих чемоданов и баулов вещей, она думала о том, какое это счастье – быть за несколько километров от Москвы и знать, что она не встретит здесь никакого Максима. Максим…. Зачем только она тогда пошла в этот парк?..

   Неожиданно ей показалось, что в толпе промелькнуло лицо Максима. Она вздрогнула. Не может быть! Он не может быть здесь! Ей кажется! Ей просто кажется! Он не может преследовать её здесь в Испании! НЕ МОЖЕТ!

   Максим прошёл в сторону туалета. Ира словно зачарованная пошла в том же направлении.

   -Ира! – окликнули её.

   Она обернулась. Ей навстречу шёл муж. Он катил чемодан.

   -Ты чего? – Толик с удивлением взирал на неё.

   -В туалет собиралась пойти, - выкрутилась супруга.

   -А, ну ладно.

   Ира машинально глянула на чемодан и издала возглас:

   -Ты что привёз?!

   На них стали оглядываться.

   -В чём дело? – недовольно посмотрел на неё Толик. – Что не так?

   -Ты чей чемодан прихватил? – надрывалась Ира. Сказывались нервы и тот факт, что она видела Максима. Или скажем осторожнее – человека, похожего на Максима.

   Толик наклонился и осмотрел приобретение.

   -И вправду не наш, - вздохнул он. – Жди здесь, сейчас всё исправим.

   Он подхватил чемодан и растворился в толпе. Ирина раздосадовано хлопнула по своей наплечной сумочке и облокотилась на стену. Не задался день, что и говорить! Сначала Максим (?), теперь ещё чемодан. Иногда Толик умел быть настолько невыносимым, что это просто переходило всякие границы.

   Последний пассажир из Москвы получил свой багаж и двинулся к выходу из аэропорта. Остался один Толик Гутерман. Ирина видела, как он одиноко стоит посреди зала и явно не знает, что ему делать. Она подошла к нему.

   -Ну что?

   -Нет чемодана, - Толик обернулся и развёл руками. – Чемодана нет.

   -И что же нам теперь делать?

   -Я не знаю, - вздохнул Толик и сопроводил свои слова разведением рук.

   -Молодец! – «похвалила» мужа Ира. – Профукал наши вещи! И что мы будем делать?!

   -Давай хотя бы узнаем, чьи вещи взяли мы, - предложил Толик. – Раз других чемоданов мы не наблюдаем, значит, возможно, наши вещи взял владелец этого баула.

   Он протянул руку, чтобы расстегнуть молнию.  Ира остановила его.

   -Не здесь же! Затопчут!

   Они откатили чемодан в угол. Толик расстегнул молнию. На пол сразу же выпали аккуратно сложенные мужские рубашки в целлофановом пакете.

   -Посмотри, может там документы какие – нибудь есть, - посоветовала Ира.

   Толик оттащил чемодан на свет и принялся рыться в нём. Ира нервно озиралась по сторонам.

   -Что – то есть, - доложил муж, поворачиваясь к ней. – Похоже на ваучеры.

   -Посмотри фамилию.

   Толик вгляделся в мелкие буквы.

   -Черных Николай Михайлович. Он остановится в отеле «Фараон».

   -Едем, - приняла решение Ира.

   -Куда? – оторопел Толик.

   -К этому «Фараону», будем искать там Черных Николая Михайловича, - пояснила Ира. – Нужно же возвращать свои вещи.

   -Да…. Ты права, - кивнул муж. – Поехали.

   Они выкатили чемодан на дорогу и подняли руку. Возле них немедленно затормозила  машина с шашечками на крыше. Из салона вылез негр.

   -Куда поедем? – с чудовищным акцентом спросил он.

   -Отель «Фараон», - велел Толик, плюхаясь на переднее сиденье. Предварительно он вместе с водителем загрузил поклажу в багажник. Ире ничего не оставалось, кроме как устроиться на заднем сидении.

   Таксист оказался разговорчивым. Его взял на себя Толик. На их беду водитель знал русский.

   -Первый раз в Испании?

   -Дай Бог не последний, - будничным тоном ответствовал Толик. В зеркало заднего вида он дал понять взглядом супруге, что поездка им предстоит не из лёгких. Водитель был явно настроен на долгую и продолжительную беседу.

   -Обязательно посетите наши рестораны. У нас так готовят на Побережье! Как это у вас говорят…. М – мм…. Пальчики оближешь!

   Мужчина расхохотался, довольный своей шуткой. Ожидалось, что пассажиры должны были тоже засмеяться, однако поскольку смеха не последовало, он решил переменить тему:

   -В каком отеле остановитесь?

   Супруги переглянулись. Вопрос был алогичным. Они же называли ему место дислокации, куда он должен их доставить. Другое дело, что на самом деле они там проживать не собираются, но назойливому таксисту совсем не обязательно об этом знать.

   -В «Фараоне», - как ни в чём не бывало, ответил Толик.

   -Прекрасный выбор! – оживился шофёр, сворачивая на узкую дорогу вдоль маленьких ресторанчиков. – Прямо рядом с морем, великолепный сервис, отличный персонал, не хамит…

   «Когда ты же замолчишь! – вела с ним мысленный диалог Ира, глядя в окно. – Надоел уже». На самом же деле почти все её мысли были заняты чемоданом. Она даже сумела на время отвлечься от Максима. Если это и вправду был он, значит, он нарочно приехал сюда, чтобы изводить её. Что ж, у него это прекрасно получится, Ира в этом не сомневалась.

   -Дорогая! – вывел её из задумчивости голос мужа. – Приехали!

   Ира вынырнула из своих мыслей и покинула салон. Они стояли перед четырёхэтажным отелем. Над входом мерцала вывеска «Фараон». Толик отсчитал несколько купюр и протянул их назойливому таксисту. Тот обнажил неровные зубы, пытаясь показать улыбку, у него это не получилось, после чего уселся за руль и стал разворачиваться.

      -Что делаем дальше? – посмотрела Ира на мужа. В данной ситуации она передала главенство в их семье ему, и он, по всей видимости, охотно принял роль лидера.

   -Стой здесь, я пойду, выясню, в каком номере остановился этот человек.

   Толик подошёл к дверям, двери разъехались, он вошёл в холл. Подойдя к стойке ресепшн, Толик растерялся. Он совершенно не помнил испанского, хотя в институте учил, помимо английского и язык испанских королей. На его счастье, администратор понимал по – английски.

   -Добрый день, чем могу помочь?

   -Здравствуйте. Такая нелепая ситуация. Мы по ошибке взяли чужой чемодан, а тот человек, чей чемодан взяли мы, по всей видимости, взял наш. Хотелось бы поскорее разрешить недоразумение. Этот человек остановился у вас, - он протянул ей ваучер, тщательно пряча под ним купюру. – Нам бы поговорить с ним.

   Администратор незаметным движением смахнула купюру куда – то себе под стол и вгляделась в то, что было написано на ваучере.

   -Этот человек остановился в номере ***.

   -Спасибо вам большое!

   Ира видела, с каким лицом её муж выходил из отеля и поняла, что ситуация осложнилась.

   -Что такое? Он остановился в другой гостинице?

   Толик облокотился на чемодан:

   -Он остановился в этой, но дело в том, что его нет в номере. Я постучал в дверь, она оказалась запертой.

   -И что же нам делать? – запаниковала Ира.

   -Я не знаю, он может быть где угодно, - развёл руками Толик. – Он может быть на пляже, может быть на прогулке. Он может сейчас жрать в каком – нибудь симпатичненьком уютном ресторане на побережье. Не заглядывать же нам в каждый и не спрашивать: «А не у вас ли гражданин Черных из Москвы?». Будем ждать его здесь перед отелем.

   У Ирины зазвонил сотовый телефон. Она с трудом нашарила его в объёмных карманах брюк.

   -Алло.

   -Ирочка, как долетели? Не отвлекаю?

   -Феликс! Если честно, нам не совсем удобно разговаривать, мы ещё не заселились. Долетели нормально, всё хорошо, спасибо! Мы тебе из номера перезвоним!

   -Давай ты побудь здесь, а я пробегусь по Побережью, - предложил Толик, когда она закончила разговор. – Вдруг увижу его.

   -Да как ты его увидишь, если у нас нет фотографии? – изумилась Ира.

   -Мне его примерно описали на ресепшн, узнаю, - бросил уже на ходу супруг, выходя за ворота.

   Ира со вздохом опустилась на скамейку. Хорошо начался отдых, нечего сказать! Великолепно! Кому рассказать, или не поверят или на смех поднимут! Надо будет Толе сказать, чтобы даже не смел никому и пары слов об этой истории обмолвиться. И так про них на работе байки складывают, то они не на тот самолёт сядут, то им машину поддержанную продадут. А уж то, что с ним произошло сейчас, весь их «дружный» рабочий коллектив будет обсуждать немного немало месяц, это уж точно.

   Над ней нависла тень. Ира подняла голову и остолбенела. Перед ней стоял Максим. Она замерла, не зная, что говорить и вообще как себя вести. Однако тот, не обратив на неё абсолютно никакого внимания, спокойно открыл калитку и вышел к Побережью. Ира вскочила и проводила его взглядом. Максим шёл, не оборачиваясь, на ходу вставляя в уши наушники.

   Потрясённая Ирина опустилась на скамейку. Как же всё это понимать? Мистика какая – то! Хотя в мистику она не верила, во многом благодаря другу семьи Феликсу, известному миссионеру, чье имя пользуются популярностью даже за рубежом. Они познакомились благодаря его крестному, который снимал репортаж о людях с необычными профессиями. Феликс ассистировал ему, вот так и познакомились. Он пригласил их с Толиком к себе на лекцию о богословии.

   Ира никогда не слышала ничего более интересного. С тех пор она часто бывала у него в Троице – Сергиевой Лавре и вообще часто обращалась за духовными консультациями. Он – то собственно и отучил её стучать по дереву, плевать через левое плечо при виде кошки, чья шерсть чернее самой тёмной ночи, ибо вера в Бога и вера в приметы несовместны. К сожалению, вот уже несколько месяцев Феликс беспробудно пил из-за расставания с любимой женщиной. Ира тщетно пыталась ему помочь, но он снова срывался. На прошлой неделе это стало причиной увольнения Феликса из газеты, в которой он работал уже несколько лет…

   Она вздохнула и подумала о том, где же сейчас Толик. Толик же спустился на пляж и обозрел купающихся и тех, кто уже вышел из воды. На первый поверхностный взгляд никого, похожего на Черных, он не увидел. Однако это не означало, что нужного ему человека здесь нет.

   Он неторопливо прошёлся по горячему песку, тщательно следя за тем, чтобы не наступить на кого – нибудь. Море шелестело чуть в стороне, создавая ощущение, что ты находишься где – то в начале Сотворения мира.

   Возле берега были разбросаны камни, волны выбрасывались на берег и уходили обратно, слизывая песок. Солнце отражалось в самой сердцевине моря; ветер, лёгкий, летний, еле – еле тревожил верхушки пальм, как бы ласково взлохмачивая их после того, как их несколько часов причёсывала ночь.

   Толик прошёлся до конца берега, убедился, что Черных здесь нет, и решил совершить второй круг. Он шёл и думал о том, что, пожалуй, впервые, отпуск начинается у него с того, что приходится разыскивать собственный чемодан. Нельзя сказать, что его это сильно расстроило, поскольку по своему складу характера Анатолий был достаточно авантюрен, однако, зная насколько мнительна его супруга, он предпочёл бы, чтобы эти приключения миновали его и его семью.

   Выйдя на асфальтированную дорогу, Толик в задумчивости остановился и растерянно огляделся по сторонам. Может быть, Черных Николай Михайлович уже вернулся? Сердце подсказывало Анатолию, что нет. Время позволяло ему совершить круг вокруг набережной. Ира подождёт его, она же понимает, что дело того стоит. Ира…

   Он был счастлив, что удалось вырваться из Москвы. Слишком многое там в последнее время мешало ему спокойно засыпать. Проблемы по работе, конкуренты, которые использовали в давлении на него далеко не самые чистые приёмы…. Он жил тем, что скоро уедет. Пусть не навсегда, пусть на несколько дней, но уедет. У него начнётся двухнедельная новая жизнь, на морском побережье, отстранённая от московских проблем, отгороженная от них несколькими сотнями тысяч километров, а может даже и больше.

   Он любил вот так неожиданно на неопределённый срок исчезать из города. Слишком много в Москве за ним числится, чтобы он вёл открытый доступный всем образ жизни. На работе он представлял себя коллегам общительным жизнерадостным, а на самом деле был достаточно тихим, и ему совершенно не нужно было их внимание. Он чувствовал себя комфортно, когда в конце рабочего дня закрывал дверь своего кабинета и шёл к метро, с наслаждением думая о том, что до завтрашнего дня «не увидит эти рожи!».

   …К нему подбегали уличные продавцы, предлагая флайеры или зазывая в ближайшие побережные рестораны, но он вежливо отказывался, жестами давая понять, что торопится. Ира ждала его на том же месте, вид у неё был бледный.

   -Вижу, успехи невелики? – вздохнула она при его приближении.

   Он развёл руками:

   -Но это не значит, что день у нас пропал. – Он взглянул на свои наручные часы. – Не знаю как ты, а лично я уже проголодался. Всё – таки столько часов полёта сделали своё дело.

   -Согласна, - кивнула Ира. – Что ж, пойдем, поедим. А – а, - она рассеянно посмотрела на чемодан, - что будем с ним делать?

   -А возьмём с собой, - принял решение Толик. – Не оставлять же его здесь, сопрут ещё.

   -Ну, хорошо.

   Они подхватились и зашагали по Набережной. Ира постоянно оглядывалась, и это не укрылось от внимания Толика. «Чего она всё время озирается? Чего – то боится? Чего?». Он продолжал боковым зрением наблюдать за женой. «Как будто не хочет с кем – то встретиться. Это очень странно. Здесь нет ни одного нашего знакомого. Да и откуда им здесь взяться – мы за хренову сотню тысяч километров от Москвы, может быть, даже за миллионы или миллиарды. Всё это очень непонятно».

   В это же самое время Черных Николай Михайлович пребывал в самом пасмурном расположении духа. День не задался с самого утра. Едва выйдя из дома, он сообразил, что забыл положить с собой в чемодан запасной комплект белья, но возвращаться было уже поздно, ибо он и так уже вышел впритык.

   До метро ему пришлось добираться на частнике. Тот содрал с него энную сумму денег, пробившую брешь в его бюджете, отложенном на дорогу. В метро ему наступили на ногу и не уступили место, хотя очень хотелось сесть.

   В довершении всех неприятностей он едва не опоздал на поезд, и пришлось бежать по платформе, волоча тяжеленные баулы и чемоданы, которые весили как два миниатюрных Черных Николая Михайловича. Наконец, плюхнувшись на свободное сиденье, он откинулся на спинку и прикрыл глаза. Он наивно надеялся, что на этом его неприятности на сегодняшний день закончатся. Ах, как же он ошибался!

   Вот где теперь искать этот чемодан? Кто его взял? Он видел, что какой – то плюгавенький мужичонка в бездарной куртке. Но только где теперь его искать? Явно, тип из отдыхающих, значит, теоритически его можно встретить где – то на Побережье. Может быть, имеет смысл походить по отелям и поспрашивать, не остановился ли у них Гутерман Анатолий Анатольевич? Благо у него есть документы человека, взявшего его чемодан…

   Ничего не подозревающий о его мыслях Анатолий Гутерман вместе с супругой, наконец, определились с выбором заведения и теперь размышляли над тем, что же им заказать себе на обед.

   -Две пиццы и колу, пожалуйста, - определилась со своим выбором Ира, возвращая меню.

   -А мне, пожалуйста, наггетсы с картошкой, - в свою очередь сделал заказ Толик.

   -Ты будешь и пиццу и наггетсы? – изумилась Ира, отрывая взгляд от скудного меню.

   -Имею право, проголодался.

   Смешливый парень записал в блокнот пожелания клиентов и убежал на кухню. Ира проводила его равнодушным взглядом и перевела фокус на пальму, росшую в нескольких шагах от заведения.

   -Что ты такая грустная? – недоумённо взглянул на жену Толик. – Да найдём мы этот чемодан, не переживай!

   -Да не переживаю я, - махнула рукой Ира. «Если бы всё дело было только в этом чемодане», - подумала она.

   -Ну и местечко, - Толик критически обозрел помещение, в котором они находились. – Надо же было нам сюда прийти!

   За соседним столом раздался хохот. Его слова утонули в воплях толстого кудрявого мужика, похожего на артиста Грачевского. Рядом с ним сидел парнишка, который всё время вертел в руках пистолетик, стреляющий водой. Напротив устроилась болтливая женщина, которая, как казалось Ире, не закрывала свой рот ни на минуту, и ещё одна молчаливая девушка, полностью погружённая в изучение своего смартфона.

   -Да уж, не пять звёзд, - вздохнула Ира.

   -И даже не четыре, - вторил ей Анатолий.

   Им принесли воды. Смешливый парень в белой майке (про себя Ира условилась именовать его Позитивный) бухнул на стол бутылку минералки и вновь скрылся на кухне.

   Ира недоумённо воззрилась на неё.

   -А стаканы, я так понимаю, нам не принесут?

   -Нет, - с улыбкой  сказал Толик. – Будем пить из горлышка.

   От нечего делать он стал вспоминать одну из последних лекций Феликса, на которой ему довелось присутствовать. Журналист рассказывал, в частности о том, что не так сложно как кажется совместить учение о Боге – Любви с тем, каким Бог представлен в Ветхом Завете. И там и там Бог один и тот же. Просто проявлял он себя по – разному. С ветхозаветным человечеством по – другому было и нельзя. Оно понимало только такой язык, каким Господь говорил с ним. А когда пришло время, на Землю пришёл Сын Божий и представил Бога как Абсолютную Любовь. И стало понятно, что сына Авраама Господь никогда бы не принял в жертву не только потому, что он всего лишь хотел испытать его веру, а потому что Он – Любовь. Не нужно Ему это. Не крови сына этого добропорядочного еврея, ни крови Сына Своего Единородного. Ибо Он Любовь.

   Толик обратил внимание на симпатичную испанку, сидящую за компьютером через столик от него. Она была в белой майке с силиконовыми бретельками, на плечи спадали густые тёмно – каштановые волосы, и сама она производила очень волнующее впечатление. По мнению же его супруги, девушка лицом смахивала на породистую лошадь.

   Через какое – то время женщина – лошадь встала из – за стола, приняла из рук Позитивного две тарелки, на которых Толик разглядел только что испечённые пиццы и понесла их в сторону столика, за которым сидели супруги Журавлёвы.

   Они вежливо поблагодарили её. Ира видела, какими глазами муж смотрел на неё, как он провожал её взглядом, когда она шла на кухню. «Козёл, - зло подумала она. – Может, зря я? Надо было отпустить ситуацию и закрутить с Максимом. Интересно, не будь меня здесь, он бы затащил эту цаплю в кровать?».

   Вскоре появился Позитивный, неся столовые приборы. В этом заведении, очевидно, всё делалось наоборот.

   -Принесите, пожалуйста, стаканы, - попросил Толик.

   -Ок, - кивнул парень и через минуту принёс просимое.

   Ира взяла свой стакан и повертела его в руках, внимательно вглядываясь в него.

   -Прекрасно! Они по – моему их не моют.

   -Ну – ка дай, - Толик взял из её рук стакан. Донышко его было испачкано чем – то чёрным, правда, с наружной стороны.

   -Сервис, твою налево, - проворчал он, с грохотом опуская стакан на стол.

   -Да не говори…

   -Попросить принести другой?

   -Да ладно уж, пусть будет этот, просто пить из него не буду, - хмуро произнесла Ира. – Мне уже вообще хочется поскорее уйти отсюда.

   -Да уж, - хмыкнул Анатолий и взялся за столовые приборы.

   -Ну как пицца? – полюбопытствовала Ира.

   -Справедливости ради, довольно неплохая, - признал Толик. – А твои наггетсы как?

   -Ну – у…. По – моему, их уже ели…

   -А закажу – ка я ещё пасту, - неожиданно сказал Толик, подзывая официантку – испанку. – Пусть пока готовится.

   Ему принесли пасту.

   -Острая, - хмыкнул Толик.

   -Ну – ка, - Ира намотала на вилку несколько макаронин, обмакнула их в блюдечко с кетчупом и сняла пробу.

   -Слушай, ну ты дракон Кузя.  До чего же острые!

   -А мне в самый раз! – Толик тоже зачерпнул наггетсом кетчуп и отправил его в рот. На лице его отразилось удовольствие.

   -Как ты это ешь? – Ира передёрнулась.

   -Спокойно, - доложил Толик. – Очень вкусно, должен сказать!

   Между столами прохаживался Позитивный, наблюдая за тем, как идёт процесс поглощения блюд клиентами. Хотя «блюдами» это было назвать сложно в виду их качества, если только переставить ударение в слове «блюда» на букву «а».

   -Слушай, мне так нравится, ходит как в пионерском лагере и смотрит, - прокомментировала Ира. - Все скромненько, а мы мясо заказали и трескаем.

   -Не обращай внимания, - улыбнулся Толик. - Ой, острое – то какое!..

   Когда с едой было покончено, он сделал знак Позитивному, чтобы тот принёс счёт.

   -С учетом того, что грязный стакан, вам бесплатное пиво или кола или минеральная вода на выбор, - сообщил он.

   -Что будем? – Толик повернулся к жене.

   -Воду, - ответствовала та.

   Воду им принесли быстро, а вот счёт пришлось ждать очень долго. И Позитивный и его симпатичная напарница были заняты вновь прибывшими клиентами. Толик не сводил глаз с напарницы. Иру это очень сильно внутренне раздражало.

   Наконец она не выдержала.

   -Что, дорогой, приглянулась? – язвительным тоном осведомилась она.

   Толик словно стряхнул с себя оцепенение и рассеянно воззрился на супругу.

   -Ты о чём, дорогая? – он попытался неумело изобразить недоумение.

   -Да – а, а я и не знала, что вышла замуж за козла, - всплеснула руками Ира. – Слушай, а может мне уйти?

   -В каком смысле? – вздрогнул Толик.

   -В прямом! – повысила голос Ира. – Чтоб не мешать тебе кобелировать! Смотрю, девушка по сердцу пришлась!

   -Да будет тебе, - попытался обратить всё в шутку Анатолий.

   Но Иру было уже не остановить:

   -Не надо меня обманывать, у тебя на лбу написано, что тебе эта шлюха испанская понравилась! Думаешь, я не вижу, как ты на неё пялишься! Ещё немного, и уже залезешь на неё!

   -Ира, здесь же люди! – предпринял безуспешную попытку урезонить супругу Толик.

   -Что мне люди, когда у меня муж – кобелина последний!

   Ира вскочила (сказывалось накопленное за день волнение) и нарочито громко, чтобы было слышно даже тем, кто сидит за дальними столиками (при этом не имело значения, понимают ли свидетели её выступления русский язык) закричала:

   -Слушайте сюда! Мой муж – сволочь и бабник! Ему понравилась вон та лошадь длинноногая, и он уже мечтает затащить её в кровать! Представляете, граждане, как мне повезло – я вышла замуж за потаскуна и охотника за женскими лодыжками! Ура, ура, ура!

   Ира резко развернулась и бросилась к ступенькам. Споткнувшись обо что – то (в спешке она не успела разглядеть обо что именно), женщина пролетела весь лестничный пролёт, но по милости Божьей шлёпнулась не на асфальтированную дорогу, а на траву.

   Поднявшись, Ира отряхнулась и, не оборачиваясь, поспешила к «Фараону», немного прихрамывая на левую ногу. Её всё раздражало. И то, что муж пусть даже понарошку заигрывает с этой испанской бесстыжей девкой, и то, что потерялся чемодан, и Максим…. У неё не было к нему абсолютно никаких чувств, но что будет, когда они с мужем столкнутся с ним где – нибудь здесь на Побережье? Толик – человек импульсивный, набьёт Максиму рожу, да ещё и всё неправильно поймёт. Нет, им никак нельзя встречаться!

   Ситуация осложняется тем, что им отдыхать здесь две недели, и Максим, судя по всему только что приехал сюда. Значит, они могут пересечься ещё не раз и не два. Ведь по всему выходит, что он живёт где – то в ближайших отелях. Очень даже может быть, что в этом дурацком «Фараоне», о котором Ира уже не то, что слышать – думать не может.

   Добежав до отеля, она с размаху приземлилась на лавочку и закрыла глаза. Всё, пусть сам ищет этого Черных, пусть сам разруливает ситуацию с чемоданами, она даже пальцем не пошевельнёт!

   Толик же думал в несколько ином направлении. Он понимал, что поступил неправильно, и что не следовало злить супругу. За годы супружеской жизни он достаточно хорошо изучил её и знал, в какие минуты и когда её лучше не трогать. А вот сейчас как будто забылся…

   Расплатившись с Позитивным, он поднялся из – за стола, подхватил чемодан и уже было двинулся в сторону «Фараона», как вдруг его окликнули.

   Толик обернулся. Позади него стоял мужчина примерно одного с ним возраста, одетый по – городскому. По всему было видно, что он только что приехал сюда и ещё не успел переодеться в пляжное.

   -Простите за беспокойство, это мой чемодан, - сказал он по –  испански, но акцент чувствовался, и Толик сразу понял, что с ним разговаривает земляк.

   -Давай на нашем, на родном, - с улыбкой сказал он и протянул незнакомцу руку. – Анатолий.

   -Николай.

   -Случайно не Черных? – прищурился Гутерман.

   -Откуда вы знаете? – оторопел мужчина.

   -У вас в ваучере написано, - глупо заулыбался Толик. – Наконец – то мы вас нашли!

   -А я вас! – обрадовался Черных. – А то без своего чемодана я даже в гостиницу по – человечески заселиться не могу.

   Оба расхохотались, довольные тому, что эта дурацкая с точки зрения обоих ситуация наконец разрешилась.

   -Пойдёмте скорее в «Фараон», я отдам вам чемодан, - сказал Черных, и они поспешили к отелю.

   -Я вас видел с одной женщиной, - заметил он. – Это ваша супруга?

   -Верно, - кивнул Толик. – А почему вы спрашиваете?

   -Она так странно на меня смотрит, - пожал плечами Черных. – Такое ощущение, что она боится меня.

   -Боится? – напрягся Анатолий. В глубине души он и сам замечал, что жена сегодня весь день ведёт себя как – то странно и вообще очень нервная.

   -Ну не то чтобы боится… - поправился Николай. – Просто, как только она меня видит, а виделись мы за сегодняшний день несколько раз, она словно впадает в ступор.

   -А вы что, много раз за сегодняшний день пересекались? – нахмурился Толик.

   -Да было дело! – рассмеялся Черных. – Когда я из отеля выходил, например, видел жену вашу. Вы там меня, по всей видимости, караулили.

   -Караулили, - с улыбкой признался Толик. – А вы заметили, да?

   -А это было несложно, поверьте!

   -Просто нам же нужно было найти владельца чемодана, понимаете…

   -Я понимаю.

   -А всё – таки, - вернул разговор в интересующее его русло Толик, - что там с моей женой? С чего это у вас сложилось такое впечатление, что при виде вас ей становится, мягко скажем, нехорошо?

   -Ой, ну сложилось и сложилось, не обращайте внимания, - махнул рукой Николай. – По – моему, мы пришли.

   -По – моему, тоже, - Толик заметил Иру, сидящую на лавочке рядом с чемоданом Черных. По всей видимости, супруга Гутермана дремала.

   -Ира, мы пришли!

   Ира подняла голову и похолодела. Толик был не один. Рядом с ним стоял Максим. Времени на обдумывание ситуации не было.

   -Толик, все, что он бы тебе не сказал, это полная чушь, поверь мне!

   Она чувствовала, как у неё под ногами пол становится бесплотным. Перед глазами всё стало бледнеть, ей показалось, что она сейчас потеряет сознание.

   Анатолий недоумённо воззрился на неё.

   -Родная, о чём ты? Что с тобой?

   «А Николай – то, похоже, оказался прав».

   Она поняла, что муж ни о чём не знает.

   -Он говорил с тобой? – она указала рукой на Максима.

   Толик перевёл взгляд с неё на него и обратно:

   -О чём? Ира, это Черных Николай Михайлович – тот, кого мы так долго искали!

   Ира окончательно почувствовала, что сейчас упадёт в обморок. До чего же они похожи! Бывает же такое! Хотя вот сейчас при ближайшем рассмотрении можно найти различия. У этого форма носа другая и глаза зелёные, а не голубые, и уши чуть оттопыренные…. Да и вообще не так уж и похож…

   -Ой! – Ира попыталась спасти положение. – Извините меня, пожалуйста! Я вас приняла не за того человека!

   -Да ничего, ничего, - сухо сказал Черных. – Давайте обменяемся чемоданами и забудем и об этой истории и друг о друге.

   Толик с видимым удовольствием протянул ему его чемодан, тот в свою очередь отдал ему собственность Гутерманов, после чего молча, даже не сказав слов, которые говорят при уходе, развернулся и поспешил к выходу.

   -Человек с хорошими манерами, это сразу видно, - прокомментировал Ира.

   -Его можно понять, перенервничал, - вздохнул Толик, присаживаясь. – А скажи, дорогая, что это за слова были, которые ты сказала КАК БЫ ему? Кому они предназначались и что ты имела ввиду?

   -Ох, Толик, я плохо себя чувствовала и несла всякую чушь, - поспешила заверить его Ира. Однако она и сама чувствовала, насколько фальшиво звучит её голос.

   -Да нет, Ирочка, ты не просто себя плохо чувствовала. Давай, рассказывай, в чём дело. Теперь у нас время не ограничено, и я внимательно тебя слушаю. Начинай.

   Ира секунд двадцать посмотрела, как волны выбрасывают купающихся на берег и вздохнула:

   -Хорошо, хочешь знать правду, ты её услышишь. Но не думаю, что она тебе понравится.

   -Это уж как получится, - махнул рукой Толик.

   -Этот человек, ну Черных, очень похож на Максима. Максим – человек, с которым я встречалась до тебя.

   При этих словах Толик дёрнулся, но не решился прервать супругу.

   -Этот Максим пропал, мы с ним не общались, да и смысла нам общаться, как ты сам понимаешь, не было. А тут вдруг он объявился и начал меня преследовать. Караулил возле дома, приставал.

   -То – то, я смотрю, ты домой какая – то расстроенная возвращаешься, - оживился Толик. – Что же ты мне сразу не сказала? Я бы ему его шаловливые ручки сломал!

   -Вот поэтому и не сказала, - вздохнула Ира. – Что ты как всегда полез бы в бутылку и натворил дел. Здесь нужно всё по закону.

   -По закону его посадить бы надо, - процедил сквозь зубы супруг, - за домогательства к замужней женщине. Может, в полицию обратимся, когда вернёмся в Москву?

   -Что это даст? – пожала плечами Ира. – У нас на него ничего нет. Он же не бил меня, не насиловал…

   -Ещё не хватало! – вскричал Толик.

   -Да тихо ты! – тронула его за руку Ира.

   -А что же нам делать? Так это всё оставить?

   -Нет, так это всё оставлять, конечно же, нельзя.

   -Ну, хорошо, давай обратимся к этому твоему Феликсу. Он же, ты сама рассказывала,  тут недавно со следователем познакомился, когда попал в какую – то историю с девочкой. Вот пусть этот следователь нам и поможет.

   -Слушай, а точно! – оживилась Ира. – Давай пойдем, зарегистрируемся, получим ключи от номера, бросим вещи и позвоним Фелику. Пусть он к этому следователю сходит, может, поможет чем.

   Они подхватили свои вещи и поспешили в отель. Процедура заселения заняла около десяти минут. Не распаковывая чемодан, а оставив его в прихожей, Гутерманы достали компьютер и разместили его на журнальном столике.

   -Звони! – скомандовал Толик.

   Ира второй раз за утро набрала номер журналиста.

   -Феликс, это Света! СветаГутерман! Вы нас слышите?!

   Из динамиков раздался уставший, приглушённый расстоянием голос журналиста:

   -Светочка, снова вы! Прекрасно вас слышу, Светочка! Так как вы долетели?

   -Не без приключений!

   -А что такое?

   -Ох, отец, долго рассказывать, это уж до Москвы…. Но, поверьте, мы вас удивим!

   -Учтите, меня сложно чем – либо удивить!

   -А вы – то сами как там поживаете?

   -Ой, Светочка, как может поживать человек в моем положении? Читаю лекции, в свободное время пишу духовные книги. Мне приятно, что мои труды помогают людям…. Ну и пью…. Светочка, судя по вашему тону, у вас ко мне какое – то дело. Я слушаю. Что – нибудь случилось?

   -Случилось, Феликс, - вздохнула Светлана. – И только вы можете нам помочь…

   Следователь Валентов был не в восторге от визита Феликса, а тем более он был недоволен просьбой, которая прозвучала из его уст.

   -Лефортов, ты меня без ножа режешь, честное слово! На каком основании я этого Соломатина закрою?

   -А разве речь шла о том, чтобы его закрыть? Денис Серафимович, мы с тобой по – моему на разных языках разговариваем. Я тебя прошу всего лишь проработать этого типа и посмотреть, нет ли у вас на него ничего. Ну, может, он  проходил у вас по какому – нибудь делу…. Судя по его выходкам, он вполне мог привлекаться.

   -Это я могу, - устало кивнул Валентов. – Но, не рассчитывай, Лефортов, что я посажу его по сфабрикованному обвинению только за то, что он досаждает своей бывшей. У нас за это не сажают.

   -Вот за что я тебя люблю, Денис Серафимович, так это за твою принципиальность и твой фирменный формализм. Ты подумай сам, женщину замучили. Не сегодня – завтра разрушат семью. Ну, обойди ты закон, зато спасёшь семью. Он ведь её только на словах простил, я имею в виду мужа. А когда он начнёт звонить им по двадцать раз на дню, караулить возле дома, что собственно он уже и делал все эти дни до того, как они уехали, я посмотрю, как они будут «спокойно» жить вместе.

   Валентов угрюмо взглянул на него поверх очков, потом перевёл взгляд в окно, немного подумал и сказал:

   -Я, конечно, могу кое – что предпринять. В принципе, мы можем привлечь его по одной статье…. Но это будет не очень законно…

   -Да плевать на закон! – чуть более эмоционально, чем следовало, воскликнул Феликс. – Нет правды там, где нет любви. И нет правды там, где нет сострадания к ближнему. Смотри, как Промыслом Божьим всё устроилось: Ира бежала от проблемы, но всё равно столкнулась с ней. За много тысяч километров от дома, на Испанском побережье. Да, пусть не с Максимом, а с человеком, очень на него похожим, но она поняла, что проблему нужно решать. И как ХОРОШО, что муж поддержал её. Смотри, какое испытание им выпало с этим чемоданом, но как оно сплотило их! Ничего случайного в жизни не бывает, всё от Бога или по попущению Его для нашего же блага!

   Валентов снял очки и взялся за телефон:

   -Умеешь ты убеждать, Лефортов. Макаров, это я! Запроси мне всё, что у нас есть на гражданина Соломатина Максима Генриховича…

 

Темы этой статьи
Похожие статьи
Чужие здесь не лечат
Кто-то во время карантина открывает в себе дар кулинара, кто-то заново ищет в чем и где себя применить, а такие странные люди как я вдруг понимают, что благотворительная сфера, в которую они пришли волею судьбы (автору...
"Шеф" №3
"Шеф"- новый циклрассказов известногохристианского писателя С.Быструшкина. Анотация:"Зачем верить, когда знаешь?". Этот вопрос уже давно не дает покоя Патрику Штейну. Известный московский журналист, пережив клиническую смерть,...
"Шеф" №2
"Шеф"- новый циклрассказов известногохристианского писателя С.Быструшкина. Анотация:"Зачем верить, когда знаешь?". Этот вопрос уже давно не дает покоя Патрику Штейну. Известный московский журналист, пережив клиническую смерть,...
"Шеф" №1
"Шеф"- новый циклрассказов известногохристианского писателя С.Быструшкина. Анотация:"Зачем верить, когда знаешь?". Этот вопрос уже давно не дает покоя Патрику Штейну. Известный московский журналист, пережив клиническую смерть,...
"Человек без камилавки" №12
"Человек без камилавки"- цикл рассказов известного христианского журналиста и писателя Сергея Быструшкина, о приключениях миссионера Феликса Лефортова. Как сам автор пишет о своем герое: "Феликс Лефортов - журналист по...
Как стать христианином – Христиане.ру